Текст выверен автором - Николаем Алексеевым Алексеев Николай

Чернобыльское ретро

                  Николай Алексеев

                       Тяжело знать больше,
                       чем знают все.

Не сбиться б со счета Чернобылей.
Сколько их, задушенных воплей,
с грифом первого отдела? Где дело - что тело?
Человек- книга.
Что выделишь из мига,
пока не перевернута страница?
Интереса чуть, тайны жуть,
и важные мелькают лица.
С одной из крыс Чернобыльских,
я лично был знаком.
Любил тот крыса почести,
имел богатый дом...
Он и сейчас по части
советской власти.
Черна та боль!
          (Ты прочитай - Сибирь)
"Козел" в ячейке, это страшно, верь!
Любой литейщик объяснит такое.
А что до первых лиц? Н. Ф. Луконин,
он стал министром Дядя Коля...
А я? Двадцатилетний, будь готов!
(потом я проклял всех начальников,
Козлов вонючих...) Не канючу.
И лишь чернеет боль секрета.
Я не собьюсь с чернобыльского ретро.
Полынь апокалипсиса.
На аппарате Доллежаля,
в его аду сигнализация, слух жаля,
рентгены чуя, завизжала.
Деленные на чистых и нечистых,
по очереди шли, сложив "карандаши",
Службисты, "дозики", боялись точных цифр.
(Существовал секрета гриф).
Уран-графитовый котел,
Карбид-урановый "козел".
Напоминало бойню.
В "загон" благословлял Луконин,
Там правил воздухом озон и гамма-фон.
Там пахло свежестью дождя...
 Звезда полынь Чернобыля.
 Домой пришел я без волос,
 побрив тупою "нивой", что сумел достать.
 Был череп лыс и стертый пемзой пах. Спать....
 И мертвая вода, и мертвый колос,
 за много лет до припятской весны.
 В Сибири жгли тайгу, жгли сосны,
 Желтизну хвой научно изъясняли.
 А мы глотали спирт и спали, спали, спали...
 Прости, геолог, ненавижу бур!
 А керн, что падал из фрезы, страшнее хиросим.
 "Нейтронное свеченье ада" - говаривал Сиур,
 Он счет аварий вел на Хиросимы, -
 "Седьмая Хиросима избавила от пива,

         Поскольку в рыбе стронция
         приличная пропорция,
         Но местные породы рыб,
         чуть безопаснее, чем гриб,
         иль ягода лесная.
         А кто об этом знает?
         Есть государственный секрет.
         Нет Хиросимам! Нет."

 Он умер в клинике, как пуповину
 в шестнадцать Хиросим, отрезав Украину.
 Черна та боль. Задушена секретом.
 Я не собьюсь с чернобыльского ретро.
 Дом с номером один по "Леси Украинки",
 Я был там прошлою зимой.
 В давно оставленной квартире,
 жил друг до Хиросимы,
 мой глаз фиксировал: там - Янов, там - Саркофаг,
 здесь школа номер три...
 И мертвый город При...- пять звездных Хиросим,
 и черной болью - тот, задушенный секретом...

         Что ж мне-то не целеть,
         Взошедшему на смерть?
         Что в памяти цеплять
         края сибирских ад?
         Чего горжусь я, гад?

1990

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта