Текст выверен автором - Риссенберг Юрий
(Текст предоставил: Юрий Берг)
Берг Юрий

Местечковая история. Одноактная опера (либретто)...

                  

Одноактная опера
(либретто)
 
Действующие лица и исполнители:
Биндюжник: молодой человек, приятный во всех
отношениях. - Бас-баритон
Дама, приятная во всех отношениях: просто дама,
пишущая стихи. - Контральто
Кобыла Маня: тягловая сила женского пола.
Меццо-сопрано
 
Звучит увертюра.
В музыкальной канве переплетаются темы
Биндюжника, Дамы и Кобылы Мани.
 
Картина первая
 
Лейтмотив Дамы
 
Будуар Дамы, приятной во всех отношениях: альков под
балдахином сиреневого цвета.
Рюшечки, подушечки,
оборочки, скатёрочки, слоники, кошечки и фотографии
бывших мужей в траурных лентах.
Состояние алькова свидетельствует о только что
отшумевших бурных страстях: подушечки, оборочки,
скатёрочки, слоники, кошечки разбросаны по всей
комнате. Бывшие мужья скорбно взирают со стен.
Молодой человек курит папироску и пытается
попасть ногами в брючины своих штанов.
Дама в пеньюаре пудрит носик перед зеркалом трюмо.
Наконец молодой человек заканчивает свой туалет и поворачивается
к Даме. Звучит
 
Первая песня Биндюжника
 
На вас, мадам, гляжу я с интересом,
Волнение моё вам не понять.
Вот вы, мадам, с шикарным политесом,
А я – простой биндюжник, вашу мать!
Мой папа был далёк от академий
И писем маме не писал из зон,
А дедушка по имени "Еремий"
Был в Гомеле первейший фармазон.
Я слышал: вы талантливый писатель,
За вами бродят толпы мужиков,
И гнусно домогается читатель
Новинок вашей прозы и стихов.
Ещё слыхал, что любите военных:
Мундиры, эполеты, ордена...
Я не из них, скажу вам откровенно,
И к строевой не годен ни хрена!
Вы – "ресторан", мадам. А я – "харчевня".
У вас – поэзия, а я - зеваю всласть.
Мы разные, как город и деревня,
И карты у меня всегда не в масть.
К тому же, по ночам храплю безбожно,
А утром доктор мой – стакан вина!
Так что влюбились вы, мадам, неосторожно,
Не в принца, а в простого мужлана.
Какая, к чёрту, mon amie, измена?
И не кричите, словно здесь пожар,
Пойду-ка я, задам лошадке сена,
Покедова, мадам! Au revoir!
 
Дама слушает с большим интересом, затем поворачивается к молодому человеку.
Звучит

Первая песня Дамы

 
Ах Жоржик, вы такой плебей!
Сбежать от дамы?!
Вы искуситель и злодей,
Виновник драмы.
Я так поверила всему,
Я, поэтесса!
Любовь сгубили вы мою
Вплоть до эксцесса.
Была милей вам во сто крат
Кобыла в стойле,
И вы – совсем не демократ,
Хоть пьёте пойло!
Ещё от вас, pardon mon chere,
Разит навозом.
Как с вами спать, мой кавалер,
Лишь под наркозом?
А я ведь дама – самый сок:
Корнеты сохнут!
Какой от вас, извозчик, толк?
Лишь мухи дохнут!
Ко мне идут, лишь захотеть,
Мужчины – пачкой!
А вам, мой друг – швею иметь,
А лучше – прачку!
И кем бы ни был ваш отец,
Идите в баню!
Или сведите под венец
Свою кобылу Маню!
 
Занавес.
 
Картина вторая
 
Звучит вступление.
Лейтмотив биндюжника.
Прихожая Дамы, приятной во всех отношениях: столик
с телефоном, вешалка с одинокой шубой, оленьи рога на стене,
женские сапоги и множество мужских комнатных туфель самого
разного размера.
Звенит звонок входной двери: Дама, приятная во всех
отношениях бежит открыть двери и с разочарованием
отступает в глубь прихожей.
Входит молодой человек, приятный во всех отношениях.
На нём фрачная пара и бабочка, на ногах – грязные
кирзовые сапоги.
Он делает шаг в направлении Дамы, но та вдруг бьёт
его по щеке и, зарыдав, закрывает лицо руками.

Звучит 

Вторая песня биндюжника

 
Мадам, мадам, зачем же так,
Вожжой по морде?!
Я ж не какай-нибудь босяк,
Одет по моде!
Сегодня вылил на себя
Лосьон от пота,
И съел котлет на три рубля,
И два компота.
Пришёл, готовый ко всему,
А вы – ругаться!
Чегой-то я вас не пойму,
Зачем же драться?
Без вас – я лошадь без подков,
Без вас - не спится.
Мы ж с вами пара голубков!
Хочу на вас жениться!
 
Мадам растерянно озирается, потом недоуменно глядит на 
опустившегося перед ней на колени Жоржа.
Постепенно до неё доходит смысл сказанного им и она ему 
отвечает так:
 
Вторая песня Дамы
 
Ну что вы, Жорж, встаёте на колени?
Помять вы можете торжественный прикид.
Повесьте брюки на рога оленьи,
Коль общество моё вам не претит.
Ах, что я слышу? Это предложенье?
Меня застали, право, вы врасплох.
И в голове моей сейчас столпотворенье
И в сердце у меня переполох!
А впрочем, нет, давайте по порядку
Чтоб не было у нас запретных тем.
Да не садитесь на мою тетрадку,
Сегодня вы рассеянный совсем!
 
Она прибирает разбросанные тетради со своими стихами и
предлагает гостю сесть.
Жорж, во фрачном пиджаке и в семейных трусах до колен,
плюхается с открытым ртом в кресло и застывает в нём.
 
Так вот, дружок, знакомая картина
Рисуется в мечтательном уме:
Конечно, вы характерный мужчина
И были б счастливы, пристроившись ко мне.
Однако, я неважная хозяйка,
Не создана для кухонь и борщей,
А вам, скажу по правде, "наливайка"
Милей семейной жизни и детей.
Вы – пролетарий, Жорж, а я – богема,
Встаёте в пять, а я люблю поспать,
Биндюжник вы до пятого колена,
А я почти художник, так сказать!
Люблю я вечерами у камина
Глядеть как извивается огонь,
А вы, хоть и с потенцией мужчина,
Но всё же просто работящий конь!
Меня волнует первозданность прозы,
Меня манит загадочность стиха,
А вас волнует только секс да позы,
Да сплетен наносная шелуха.
Вот посмотрите – книгу я читаю!
Она открыта на странице "шесть",
А вы и вывеску, давно подозреваю,
Не каждую осилите прочесть!
Так что не быть, наверное, нам в паре,
Нам Гименей не выкует оков,
Прощайте, Жорж, до встречи на Бульваре,
Да не забудьте брюки снять с рогов!
 
Совсем убитый этими словами Жорж вскакивает с кресла и
с проклятиями выбегает вон, зажав в руке фрачные брюки.
 
Занавес.
 
Картина третья
 
Звучит вступление, лейтмотив Кобылы, построенный на
вариациях русской народной песни "Ямщик, не гони лошадей"
 
Конюшня: стойла, пойла, кони, кобылы, сено
 
В отдельном трёхкомнатном стойле проживает гражданка
лошадь по имени Мяня.
Она – культурная, начитанная девушка с тонкой душой и
неотразимым взглядом огромных, ласковых глаз.
Меланхолично жуя клок сена, она напевает:
 
Песня кобылы Мани

 
Тук-тук, перестук, стройные копыта,
Подхвачу губами я сено из корыта.
Знаю, милый щас придёт, принесёт моркови,
Хлеба с сахаром найдёт для своей Любови.
 
Я, по правде, – не Любовь, я, по правде, – Маня,
Всё равно любовь меня на природу тянет.
Сердцем чувствую тебя, моего красавца,
Молодого короля, моего упрямца!
 
Ты меня из рук кормил, чистил и лелеял,
От меня не отходил первую неделю.
А потом с тобою мы ездили на дачу...
Нет, я больше не могу, точно – щас заплачу!
 
По мохнатой морде Мани катятся слёзы.
В это время скрипит отворяемая дверь и в конюшню
вваливается в стельку пьяный Жорж, держа в руках
фрачные брюки.
Спина Жоржа перепачкана мелом, на сапогах – куски
уличной грязи.
Обведя мутными глазами конюшню, Жорж нетвёрдой
походкой направляется к стойлу Мани и по пути начинает
петь
 
Третья песня биндюжника

 
Я так и знал...
Она мне не простила...
У ног её валялся я в пыли...
Она сказала мне: "я вас уже забыла,
стоит меж нами пегая кобыла,
ну а теперь, биндюжник, отвали"!
Я клялся ей своим кнутом и мамой,
Из жизни я примеры приводил,
Потом ушёл, и водкой окаянной
Свой утренний портвейн усугубил.
Но только "белая" была уже несвежей,
В грязи я извозился, как свинья,
Теперь я возвращаюсь к жизни прежней,
И две поллитры – норма для меня!
Тут в сене где-то спрятана бутылка.
Ну, не гляди так на меня, кобылка,
Сегодня мной мадам пренебрегла!
 
Жорж ползает под брюхом у кобылы, разыскивая в сене
спрятанную заначку.
Найдя бутылку, он пытается её открыть, а, когда это у него
не получается, укладывается на бочок и засыпает.
 
Финал
 
Звучат темы из увертюры
Кобыла Маня смотрит на спящего Биндюжника печальными глазами и поёт
 
Колыбельная для Жоржа
 
Спи, мой маленький дружок, спи спокойно...
Завтра сходим на лужок, там – привольно!
Будут ласточки летать над землёю,
Снова будет хорошо нам с тобою...
Не грусти, она тебя не достойна,
Спи мой милый, мой родной,
Спи спокойно!
 
Занавес.

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта