Текст выверен автором - Олегом Ващаевым
(Текст предоставил: Олег Ващаев)
Ващаев Олег

Eugenie

                  Олег Ващаев

Мы встретились спустя полгода,
На том же месте, в тот же час.
И я узнал твои глаза и голос,
И волосы, и лёгкую походку.
"Ну, здравствуй, здравствуй,
милый мой ребёнок... ".
Мы шли по жёлтому Тверскому
И ты уверенно взяла меня под руку.
"Я не должна сегодня возвращаться рано".
Свернули на Калининский, к Арбату.
Купив коктейль клубничный около метро
Добрались до Серебряного Бора.
Перебираю в памяти находки за этот день:
Подъезд номер четыре, мост "для двоих"
Над Яузой...
А это было в доме, куда проникли,
Через мансардный, тайный ход.
Шумели голуби за крохотным окном;
Негреющие трубы отопления,
Непредсказуемость и полумрак.
Романтика!
А в глубине пасхальной ночи,
На дне её, я вздрогнул и очнулся.
Ты уложила мне свой мягкий плащ
Под голову.
И всё же отогрелись и шутили
О нашем добровольном бесприютстве.
И ты сказала:
- Можешь всё со мною делать,
но всё теперь зависит от тебя,
поскольку я ждала тебя так долго.
Настала Пасха. И опять бродили,
И возвращались к улочкам закрытым,
Да-да, дворам, закрытым на замки!
Мы обходили стороной конторы
И никого не повстречали, только
Мурлыка кот за нами увязался.
- Надеется, что кто-нибудь покормит, -
шепнула ты и позвала его.
Опять, опять, во тьме и тишине,
Дорогу показал маяк небесный.
Мы двигались на звон колоколов.
В конце концов, едва успели к храму
Приблизиться, - умолкли звоны.
Из церкви, не спеша –
встречать рассвет. Прекрасная усталость
Нас опьянила, сон совсем прошёл.
На Ленинградском, в зале ожиданья
Настроили великолепных планов,
Которые когда-то станут явью.
Ты вспоминала о своём романе,
О синем камне.
Женечка, родная!
Хрустальный гроб, как, всё же, это грустно.
Ведь где бы ни была ты, я приеду,
И разыщу, и нежно поцелую.
И ты проснёшься, всё опять случится,
Но только в новом, самом тёплом свете.
И вот, последний день.
На Патриарших
Японских уточек коричневый окрас
На солнце золотится. Все гуляют.
А через улочку – кафе "У Маргариты".
Когда вошли, внимательный хозяин
Стал предлагать остаться ненадолго.
- У нас банкет сегодня, извините.
Но до семи – пожалуйста!
А в зале на стене – "Марго в полёте"
От поклонника романа,
Фаянсовые светлые фигурки,
И книги пыльные, и голова.
Не Берлиоза, нет, - Ульянов-Ленин.
Заказывали красное вино,
Испытывая двойственное чувство,
Поскольку будем скоро расставаться.
Ни ты, ни я и думать не могли
Об этом, гнали мысли.
- Ну, до свидания, хозяин "Маргариты".-
- Ах, приходите завтра, непременно! –
- Но мы живём во Франции, и завтра
уезжаем. А сами из  Милана. –
ты отвечала, и потом смеялась
над этакой забавной оговоркой.
...Увидел я, где ты училась пению.
Прошли у памятника на Тверском – Есенин.
И я услышал, как творили формы,
С кого лепили, как всё это было.
И вышли на Арбат, где начинался
Наш первый день.
И только перед самым расставаньем
Я подарил тебе стихотворенье.

Время не кончилось – остановилось.
Это внезапный порыв одиночеств.
Высшая мера и высшая милость,
Райские кущи, белые ночи.
Жгучие очи, и сумерки, сумерки.
Память как будто осталась за кадром.
Помощи?
Все до единого - умерли,
Прямо во сне, между раем и адом.
Что тебе снилось? Конечно, я знаю.
Страшно поверить и страшно запомнить
О приближении к самому краю
И о шагах в неминуемый омут.
Сердце болит, но не может расстаться
С чувством, рассудочно прячась за веру.
"Лучше бы нам никогда не встречаться".
Только теперь я себе не поверю.
Маленький мальчик с чужими глазами,
Бьётся в истерике, хочет согреться.
И повторяет: Бог с нами, Бог с нами!..
Как заклинание света и сердца.
Где она – вера? И что она всуе,
Если кругом кабала и опала?
Наши дыхания в поцелуе –
Недокасания, недоначала.
Мне всё равно, где ты выберешь место
Нашего дома, я буду с тобою.
Только тебе это точно известно,
Только с тобой я чего-нибудь стою.
"Времени нет. Только столбики, вёрсты... ".

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта