В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     

Персоналии: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ ь Э Ю Я

Лосев Владимир Иванович
 -  Текстовый архив »
 -  Фотоархив: Владимир Лосев на фото »
 -  Фотоархив: Владимир Лосев. Коллекция »
 -  Гостевая книга »

[Автор (полный), Автор музыки (композитор), Жанр: классическая АП, Исполнитель]
Лосев Владимир Иванович. [Россия, Санкт-Петербург,] (род. 03.05.1935, ум. 01.07.1995)

Родился в г. Великие Луки, жил и умер в Санкт-Петербурге.

В 1952 г. поступил на механико-машиностроительный факультет Ленинградского политехнического института им. М. И. Калинина, окончил его в 1958 г. по специальности инженер-механик. Работал на Ижорском заводе.

В 1959 г. стал одним из основателей туристской секции. Был старшим инструктором по туризму, кандидатом в мастера спорта по водному, лыжному, горному, пешему туризму. Имел 2-й разряд по альпинизму. Водил туристов по Карельскому перешейку, покорял вершины Кавказа и Памира.

Петь любил с детства, семья была музыкальная. Пел в школьном хоре, в хоре Ижорского завода. Один из основателей ленинградского клуба песни "Восток". Написал около 20 песен, за малым исключением — на чужие стихи. Больше известен как исполнитель. Много выступал в дуэте с Валерием Сачковским.




ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЛОДЕ ЛОСЕВЕ

 

Написать о Володе Лосеве побудила меня память, память о нем как о человеке-самородке, исполнителе песен многих самодеятельных авторов 60-х годов.

Судьба распорядилась так, что наше знакомство, связанное с совместной работой на Ижорском заводе, куда он поступил после окончания Политеха, продолжалась более 30 лет.

Я был постарше его на три года, родился в Колпине, рос, как все пацаны нашего поколения, опоздавшего на войну, но получившего раньше паспорта трудовую книжку, а вместе с ней и рабочую карточку. В том голодном 46-м она многого стоила, особенно для нашей семьи, в которой кроме меня было шестеро малолеток.

Рассказываю это только потому, что такой была наша действительность. Мы, подростки, жили тем же, чем жили и взрослые, нетерпеливо ожидали перемен к лучшему, ведя привычный полуголодный, полураздетый образ жизни.

Отец у Володи с войны не вернулся. Мать – учительница начальных классов – воспитывала двух сыновей одна.

Как это ей удавалось, каких усилий требовалось, чтобы одеть, прокормить и дать обоим высшее образование, наверно только одному Богу известно.

Странное чувство нереальности овладевает, когда вспоминаешь о тех временах. Разумеется, многим пришлось труднее. Но если ты ребенком пережил войну в голодной деревне, оккупированной врагом, или в блокадном городе, то этого достаточно, чтобы война жила в тебе до конца дней.

Вот почему, когда мы с Володей стали ходить в походы, у нашего костра всегда имелось место песням о войне. О, сколько этих песен перепето и сколько кануло в Лету из-за нашей беспечной забывчивости о тех, кто воевал, кто пришел с войны, кто погиб или пропал без вести.

Тогда, в 60-х мы пели, на мой взгляд, хорошие песни о войне: "Ты просишь писать мне и много, и часто...", "Затянуться надо крепким самосадом..." или такую, как эта песня, которую поет усталый солдат, вспоминая свою маленькую дочурку, "Вьется вьюга всю ночь, не смолкая...".

Как давно было это время, какой пеленой начинает заволакиваться, но, когда начинаешь рассказывать о тех временах, в памяти оживают молодые лица и задорные голоса.

Володя Лосев! В общении просто "Рыжий" — кликуха всех золотоволосых – обладал прекрасной памятью, имел музыкальный слух и от природы звонкий обаятельный голос. Его исполнение песен очень сильно, эмоционально воздействовало на слушателей, независимо от того, где он пел: то ли у костров в туристских походах и на слетах, то ли за дружеским столом, то ли со сцены клуба "Восток", в котором на протяжении многих лет без его участия не проходило ни одного творческого вечера авторов и исполнителей.

В чем же заключалась уникальность исполнения Володи Лосева? Да в том, что он пел эти песни не только голосом, но и душою, перевоплощаясь в образы лирических героев исполняемых им песен всех знаменитых впоследствии бардов от Анчарова до Якушевой. Он был их распространителем среди многочисленных слушателей – поклонников песен самодеятельных авторов. Как задорно пел он залихватские песни Кима и с какой издевкой звучала у него песня Галича "Баллада о прибавочной стоимости"! Многие песни Вали Вихорева я впервые услышал в задушевном, проникновенном исполнении Володи. Прекрасные лирические стихи и мелодии Вихорева сливались воедино, бередя душу только что озвученной картиной, как бы застывшей в воздухе.

А как звучала песня Вахнюка "У меня в словаре появилось незнакомое слово "жена"..."! На одном из вечеров в просторной квартире у Казанского собора, где у камина после концертов в "Востоке" собирались их участники, Володя показал нам эту песню. Потом я слышал ее в интерпретации других исполнителей, но лучше, чем пел ее Вовка, я могу сказать точно, не пел никто. Он весь взрывался, входил в раж сам и заводил всех присутствующих бесшабашным весельем.

Содержание этой и многих других песен перекликались с его личной судьбой, с его неустроенным бытом, и поэтому создавалось впечатление, что он сам являлся их автором.

И действительно, Лосев был не только прекрасным исполнителем, но и автором некоторых песен на стихи Саши Макарова, Николая Курицына и других поэтов.

Быт Володи оставлял желать много лучшего. Своего личного угла у него не было, он вместе с мамой и братом жил в 16-ти метровой комнате на углу Лиговского проспекта и Свечного переулка (дом 88 по Лиговскому). Первый свой временный угол появился у него, когда дом пошел на капитальный ремонт, а жильцов коммуналок переселили в так называемый маневренный фонд.

Что из себя представлял этот маневренный фонд, жутко представить даже мне, видевшему это "чудо".

Бедолаги, получившие здесь на время (около 2-х лет) комнатушки, как правило, прожив неделю-другую, не выдерживали холода и сырости и сбегали. Володя оставался единственным жильцом во всей многокомнатной квартире.

Он включал все газовые плиты в коммунальной кухне и тогда через длиннющий обшарпанный коридор горячие струи воздуха устремлялись через открытые двери в его комнату, согревая своим влажным теплом обитателей комнатухи, которых, несмотря на отсутствие комфорта всегда было предостаточно. Народ приносил с собой питье, угощались, пели песни, оставались у Лосева на ночлег кто на день, кто на неделю, а Володя Туриянский умудрился прожить у него весь вьюжный февраль. Таким образом, стесненные условия жилья отнюдь не являлись препятствием для дружеского общения. Володина мама была радушной, гостеприимной хозяйкой, эти черты передались и Володе. И 3 мая, в день его рождения, квартира наполнялась друзьями и песнями.

Володя был неплохим спортсменом, увлекался туризмом, альпинизмом, участвовал в соревнованиях по ориентированию. Команда, в состав которой входили и мы с Володей, под руководством Дмитрия Григорьевича Максимчука заняла на соревнованиях в Таллине третье место.

Песенная популярность и безотказный характер сделали Володю желанным гостем во многих ленинградских квартирах, и наше русское гостеприимство в конечном счете сыграло отрицательную роль. У Лосева появилась тяга к спиртному, возникли осложнения в семейной жизни, в работе, невостребованность в песенных кругах. В обществе своих друзей и близких знакомых он чувствовал себя ущербно, становился замкнутым и одиноким...

Время неумолимо летит вперед, захватывая в свой стремительный полет многих из тех, кто стоял у истоков бардовской песни. Ушел и Володя Лосев, один из основных распространителей этого песенного жанра. Ушел – забытый всеми, кто когда-то был рядом с ним, с кем пел и пил, нуждающийся в деньгах и дружеской поддержке, молчаливо неся тяжкий крест одиночества.

Я хочу закончить свои воспоминания об этой яркой личности, взлетевшей в зенит песенной славы и сгоревшей в лучах популярности задолго до своей кончины, словами песни, которую он мне написал в 1963 году, ведь женились мы с ним в один день 23 декабря 1961 года, в нашей семье он был своим.

 

Разная у нас с тобой прописка,

И совсем заглохла переписка,

Холостой, как прежде, я мужчина,

У тебя – семья и дочь Ирина

 

 

Разные у нас с тобой тревоги

Но такие пройдены дороги,

Нас такие обдували ветры,

Разлучить не смогут километры.

 

Сколько нами едено, но больше пито,

Сколько нами вместе пережито,

Были нам слова нужны? Едва ли,

Мы без слов друг друга понимали.

 

15 мая — декабрь 2001

Владимир Кононов


Справа фото Юлии Богдановой

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2017