В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     

Персоналии: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Трухачев Александр Юрьевич
 -  Гостевая книга »

[Автор (полный), Автор стихов (поэт), Журналист, Режиссер концертов и др. мероприятий, Руководитель клуба, творческого объединения]
Трухачев Александр Юрьевич. [Россия, Камчатская область, Петропавловск-Камчатский] (род. 08.02.1953, ум. 04.09.2012)

Человек на Камчатке достаточно известный. Генеральный директор НПО "Ламина", Кандидат философских наук, почетный профессор КамГУ имени Витуса Беринга, член СЖ РФ, один из создателей нескольких документальных фильмов, автор книги "Ода Карьере", учредитель, организатор и первый президент фонда авторской песни "Камчатская осень", турист – велосипедист и т.д. Он сделал столько для возрождении фестивального движения на Камчатке, что было решено назвать традиционный осенний камчатский фестиваль "Камчатская осень" — имени А.Ю.Трухачёва.

Монолог Александра Юрьевича Трухачева. Письмо в какую то газету. В какую именно, теперь уже выяснить, наверное проблематично.

"Родился я в 1953 году в г.Ставрополе, за месяц до смерти Иосифа Сталина. Так что вся жизнь моя прошла под знаком перемен — от так называемой "оттепели" периода правления Хрущева, до современной неопределенности.

Мой отец, Трухачев Юрий Денисович, в семнадцать лет пошел на фронт и закончил войну в Берлине. Из ребят его школьного выпуска, ушедших на фронт, осталось в конце войны трое. Воевал отец во фронтовой разведке. Не любил про войну рассказывать, впрочем, как и его друзья-фронтовики. Когда они собирались, то вспоминали не подвиги свои и не победы, а друзей не вернувшихся, боль и кровь. Папа говорил мне: "Война – это не парад на Красной площади, а тяжелая и грязная работа".

Сразу после фронта он поступил в Ставропольский пединститут, который закончил за 3 года с отличием и был оставлен в нем на должности доцента кафедры педагогики. Здесь, в институте, он и познакомился с моей матерью, с которой и прожил всю свою жизнь вплоть до смерти в 1997 г.

Так что я из рода педагогов. Бабушки, все мои пять теть, мама и папа, старшая сестра – педагоги.

Собственно говоря, я, как это часто бывает в семье педагогов, рос в школе, на уроках у мамы или в институте, на лекциях у папы. Дома была роскошная библиотека, как художественной, так и научной литературы.

Так, с детских лет и стал увлекаться педагогикой, психологией и философией.

Обе бабушки мои — женщины интересной судьбы. Одна была дворянкой, другая из духовного сословия, но обе вышли замуж за офицеров Красной Армии и обе делили с ними все тяготы походной жизни. Один мой дед погиб на границе в 1939 году, а другой — в самом начале Великой Отечественной.

Бабушка моя по материнской линии, Таисия Николаевна Копытова (до замужества Пьянкова) состояла в родстве с духовным кланом Собриевских. От репрессий ее спасло то, что она была замужем за офицером-пограничником, лично знала Крупскую, Суслова. Была активной комсомолкой, работала в Перми в редакции газеты "Пермский комсомолец" вместе с А.Голиковым, ставшим затем знаменитым детским писателем Гайдаром. Позже, занималась по заданию ЦК ВКП (б) ликвидацией безграмотности в Ставропольской губернии, затем возглавляла там же наркомпрос. В войну руководила эвакуацией жителей Ставрополя.

В первый же день войны передала в фонд обороны все свои сбережения, двухэтажный дом и уникальную, доставшуюся ей по наследству, библиотеку.

Последние годы жила в Ставрополе, где и умерла в маленькой однокомнатной пристройке, до последних дней своих, сохранив веру в Советскую власть и в честность чиновников. А вот я на всю жизнь запомнил один эпизод. Моя мама летом 1967 году (мои родители, которые в это время жили уже на Дальнем Востоке, проводили там отпуск вместе со мной), ходила в Ставропольский горком партии и сказала им: "Как же Вы можете – старейшая коммунистка Ставрополья, человек, занимавший такие посты – и живет, практически, как нищая". Ей ответили – "Когда занимала, тогда и имела".

Именно тогда, как мне кажется, карьеристы стали постепенно вытеснять из руководства страны патриотов и государственников. С тех пор я стал смотреть на таких "новых чинуш" с некоторой брезгливостью и всю жизнь боялся им уподобиться. Даже когда сам работал чиновником, причем на достаточно высоких постах.

В 1956 г. мои родители переезжают на Дальний Восток, в Хабаровск. В 1967 году – на Камчатку, где я закончил школу, пединститут.

Политика руководства страны тогда (и вплоть до 80-х годов прошлого столетия) была направлена на освоение Дальневосточных земель. Кто-то ехал за туманом и за запахом тайги, кто-то за деньгами, кто-то бежал от репрессий, кто-то — за свободой. Но ехали же! Сначала, рабочие — строить заводы, фабрики, города. Затем – интеллигенция. Продолжая традиции царизма, ссылали сюда и заключенных. Всякое в те времена было.

Но ощущение свободы, независимости суждений и поступков по сию пору присуще дальневосточникам.

В Хабаровске получили жилье – комнату в коммуналке.

В 50-х годах только десять процентов населения, элита страны, имело отдельное жилье. В коммуналке нам, детям, было весело. Жили большой семьей. Дружили и ссорились, помогали друг другу, хотя, бывало, по ночам керосин из примусов сливали...

Позже получили "хрущевку". Трехкомнатная квартира на пятерых! В 1961 году это воспринималось как сказка. Сейчас стало модно употреблять слово "хрущобы". А куда было поселять растущее население Дальнего Востока? Или население страны после разрушительной войны? Ведь всего за первые 7 лет строительства "хрущевок" почти две трети страны получило отдельные – пусть маленькие, пусть неудобные – но бесплатные квартиры. И строительная индустрия нарастала – "от Москвы до самых до окраин".

Да и кто сейчас откажется от бесплатной "хрущевки"?

Теперь "все переменилось вдруг".

В 1991 году население Москвы и Дальневосточного федерального округа было примерно равно (≈ 8 миллионов), а в 2005 году составило: 10,4 млн. – Москва и 6,6 млн. – ДФО. К концу 2010 года – 14 и 6 миллионов, соответственно. Если эта тенденция не измениться, то, по прогнозам специалистов, к 2025 году население Москвы и Московской области превысит 25 миллионов человек, а на Дальнем Востоке останется менее 3-х миллионов. А "свято место – пусто не бывает"...

Старожилы полуострова помнят, с какой гордостью мы выезжали "на материк" и как там считали, что мы здесь "лопатой деньги гребем". А сейчас средняя заработная плата в Москве почти в три раза выше Камчатской, а стоимость минимальной корзины при этом "у них" в два раза меньше. Так что призывы президента России сделать развитие ДВ приоритетным имеют под собой серьезные основания. А вот удастся ли переломить негативную (и весьма опасную для единства России) тенденцию – время покажет. Пока мне просто больно за Камчатку. Да и меры по развитию Дальнего Востока скорее декларативны, чем конкретны. Нельзя любить Родину и молиться на зарубежные страны без разбору...

Современная молодежь края, вслед за своими "старшими товарищами", сориентированы "на Запад". Хотя бы на российский. Более сорока процентов выпускников мечтают стать чиновниками. Ведь так романтично – быть бюрократом!

Девочки мечтают стать моделями, мальчики равняются на "звезд" с сомнительной сексуальной ориентацией.

Вот вам и проблема воспитания. Мало научить человека читать, писать и считать. Ему необходимо привить элементарную культуру, духовность, подготовить школьника, учащегося, студента к жизни в том обществе, которое на тот момент существует.

Однако для того, чтобы готовить эту формирующуюся личность к жизни в обществе, надо определиться, а собственно говоря, в каком обществе мы живем?

А на этот вопрос никто честно не отвечает. Идеология развития страны не внятна или не существует вообще (нельзя же всерьез поверить, что нано нас спасет или что монополии построят социальное государство). Идей и лозунгов много – но мы уже к ним адаптировались. Не все то правда, что гремит...

Обычно, пониманию места человека в мире и обществе, кто он такой и куда путь держит, дает философия, как беспристрастный анализ предельных оснований бытия и сознания. Только где она теперь?

Конечно, путь России формально обозначен – построение и развитие демократического общества. Только что под этим понимать?

Еще Шарль Монтескье в 18 веке писал, что политическая свобода невозможна без разделения законодательной, исполнительной и судебной власти. Их слияние ведет к деспотизму.

А если прокурор, судьи, губернаторы назначаются главой государства? А если все, без исключения, силовые структуры подчинены главе государства? А если самая крупная партия "заглядывает в рот" главе государства? А если больше половины депутатов едва ли не молятся на главу государства? А если весь административный и финансовый ресурс сосредоточен в руках руках главы государства? ...

И еще — демократическое общество характеризует свобода слова, прозрачность и открытость.

Свобода слова, это, в том числе, и широкое информирование населения о деятельности властей всех уровней.

Не "заказуха", и не "мочилово" политических противников, а нормальный аналитический и критический взгляд на положение дел в стране, регионе, городе, селе, направленный на благо людей, живущих в этом самом "территориальном образовании". И нормальная реакция власти на анализ и критику. То есть должна быть налажена "обратная связь" между властью и населением.

Нынешние руководители всех уровней не понимают простой вещи — свобода слова экономически и политически выгодна! Чтобы узнать хотя бы частично то, о чем пишется в свободных СМИ, необходимо держать огромный дорогостоящий аппарат, который все равно будет говорить о том, что нравится начальнику. Так возникает разрыв с действительностью, парадно-докладной стиль управления государством. Мы усилили, мы улучшили, вот только – бац, и откуда-то кризис взялся!

О кризисе я предупреждал в ноябре 2007 года, чем очень рассердил нового губернатора. Хотя я просто сослался на мнение ведущих ученых страны.

Кризис был предсказан – экономистами, политологами, социологами... Россия могла гораздо лучше к нему подготовиться. Но не слышать – вечная привилегия власти.

Конечно, резервный фонд, который успело создать правительство, во многом смягчил удар, но за годы стабильного развития страны, не было сделано самого главного – не был создан резерв производства. Пора честно признать — мы стали экономически зависимой страной. А продолжаем считать себя едва ли не сверх — державой. Этакий рецидив пост — имперского мышления.

Да, спору нет, мы еще мощная страна, у нас еще есть экономические заделы в промышленности со времен СССР, у нас есть нефть, газ, уголь, другие полезные ископаемые, лес, но... "если что", то мы не сможем прокормить и одеть страну.

Сегодня половина продовольствия и товаров повседневного спроса – импорт. Норвежскую семгу за валюту везем в Россию, а камчатский лосось гоним за бесценок в Китай, Корею, Японию. Причем продаем уже даже не сырье, а лимиты!

Это очень опасно. Это делает страну уязвимой.

Я уверен, что нынешний кризис – это "кризисенок", настоящий кризис, если глухота власти не будет излечена, начнется в период 2015 – 2020 г.г. И он будет системным – резерв, накопленный в доперестроечные годы закончится.

К сожалению сегодня, мы во многом пользуемся тем, что было создано еще в прошлом веке, в том числе и на Камчатке.

Сколько можно "латать" водопровод, дороги, канализацию, ЛЭПы и т.д.?

Да и меры власти напоминают латание старых дыр.

Сейчас компартию представляют как страшного монстра, который так разрушил страну, что ее до сих пор не могут восстановить демократы. Уже 20 лет.

А ведь это – срок от 1945 до 1965 года! За "те" 20 лет страна прошла путь от страшнейшей разрухи к выходу в космос, от обескровленной сираны к "сверхдержаве". Многими ли достижениями мы можем "похвастаться" за период от 19991 до конца 2010?

Я далек от идеализации того времени. Но о будущем думали больше, чем о благополучии "себя любимого" и ближайших родственников.

Несколько лет мне довелось работать в Камчатском обкоме КПСС. И честно скажу — я не ощущал, что работаю на монстра.

Сильной стороной партии была работа в трудовых коллективах, непосредственная связь с людьми. Например, партийный секретарь цеха или школы (он же мастер или учитель) мог сказать руководителю – ты не прав. И руководитель обязан был прислушаться. А куда денешься – за парткомом стоял райком! А то и выше. И многие вопросы решались. Бюро райкома или обкома состояло не только из партийных функционеров. В его состав избирались и руководители предприятий, рабочие, производственники. И они имели право решающего голоса.

Руководители страны на всех уровнях, в основном, отличались государственным мышлением и государственной идеологией. Они не имели счетов в зарубежных банках, недвижимости и других активов за границей, дети и внуки учились в советских ВУЗах.

Система партийного контроля "на местах" практически исключала проявления коррупции. Хотел бы я посмотреть на секретаря обкома на личном Мерседесе...

Конечно, были и базы, и спецмагазины, и подпольные "цеховики" и многое другое. Но те привилегии в сравнении с сегодняшними кажутся просто карликами! Да и социальная защищенность простых людей была на порядок выше, нежели сейчас.

Или, вот например, об обратной связи. Все в городе знали номер дежурного обкома партии. И если два ведомства (например, КЭЧ и коммунхоз) не могли прийти к согласию, кто должен ликвидировать аварию канализации, то звонили в обком. И все решалось! А людям, которым дерьмо перестало течь в подвалы, было наплевать, сделано это тоталитарным режимом или просто административным решением.

Была еще и общественная приемная, во втором подъезде обкома. Да и в обком мог зайти любой коммунист, предъявив партбилет с отметкой об уплате партийных взносов. А в органы советской власти – по паспорту.

Прежних первых лиц Камчатки — и Орлова, и Качина, и Бирюкова, и Машковцева — можно было встретить на улице, например, по дороге на работу. И просто поговорить.

К сожалению, сегодня зайти в краевую администрацию стало весьма и весьма проблематично. А уж поговорить с губернатором ...

Видимо считается, что у нас в крае за последние три года (или сколько там Кузьмицкий у власти) внезапно развелось много террористов.

Другое дело сама система. Проиграла партия не потому, что была слабая или сильная. Причин было много политических, экономических ... Одна из них — то, что все в стране стал решать заорганизованный бюрократический аппарат и чрезвычайная концентрация власти в центре, когда в Москве решали все, вплоть до количества сторожей в оленеводческом совхозе на севере Камчатки. Все было регламентировано, когда хлеб сажать, когда рыбу ловить... Там же, в Москве, и решили партию "распустить". И послушались же!

Затем часть бывших лидеров КПСС (включая Ельцина), быстро сменили красные революционные шаровары на трехцветные футболки и впереди всех побежали "в буржуинство".

Почему стал возможным отрыв верхушки от народа, крах могучего государства, торжество Иуд? Да просто во времена коммунистической партии напрочь отсутствовала какая либо альтернатива, свободные СМИ, открытое обсуждение ошибок и недостатков. Я уже не говорю про "канонизацию" марксизма. Мой научный руководитель, академик Л.Н. Митрохин как-то сказал гениальную фразу: "Они пытаются руководствоваться даже теми трудами Маркса, которые он писал до того, как стал марксистом".

Власть должна смотреться в зеркало оппозиции. Иначе не заметит, как рожа стала кривой.

Много ли изменилось теперь?

В 70-е годы прошлого века была популярной теория конвергенции – соединить преимущества капитализма с преимуществами социализма. Так вот, в отношении бюрократии (по меньшей мере) мы сделали с точностью до наоборот – соединили недостатки капитализма с недостатками социализма.

Если нет реальной оппозиции с реальными рычагами воздействия на власть, например в виде свободных СМИ, система государственного управления загнивает и умирает.

Вот мы и опять вернулись к теме свободы слова.

В докторской диссертации Гегеля есть замечательный тезис – противоречие есть критерий истины, отсутствие противоречия – критерий заблуждения.

Мы же все – дети гражданской войны и классовой борьбы. "Кто не с нами – тот против нас!" Критика — признак врага. Указание на недостатки – попытка "подсидеть". Начальник всегда прав. И так далее.

А истина лежит посередине.

Хотелось бы, чтобы ваша газета стала площадкой для свободной и открытой дискуссии, а не очередным предвыборным ходом. Чтобы обсуждались вопросы развития страны, нашей родной Камчатки, города, края, в котором, мы живем и который любим. И чтобы открытое мнение не пугало власть тем, что оно не совпадает с мнением "руководящей и направляющей..." Поверьте мне – наши люди от этого пока просто устали. Хуже будет, когда это начнет их злить."

12.09.2010 г.

Материал с http://kamchatka.bards.mobi/blog/

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2017