В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

11.06.2009
Материал относится к разделам:
  - Персоналии (интервью, статьи об авторах, исполнителях, адептах АП)

Персоналии:
  - Визбор Юрий Иосифович
Авторы: 
Гусев А.

Источник:
"Спортивная жизнь России"
 

Нельзя не согласиться с Кубертеном

Ю. Визбор: Если я скажу, что без спорта мне трудно представить свою жизнь, поверьте, здесь не будет натяжек или преувеличений, неизбежных в наш век тотальной моды на спорт. Занимаюсь спортом с детских лет. В шестом классе увлекся волейболом, играл даже в детской команде "Динамо". Это были непростые послевоенные годы. Играли мы в зале на Цветном бульваре. Любили волейбол самозабвенно. Тогда были очень популярны волейбольные матчи команд Москвы и Ленинграда. Для нас эти встречи были событиями гигантского масштаба. В зал не попасть, а посмотреть таких мастеров, как Рева, Ульянов, Щагин, Якушев очень хотелось.

 

Совсем особая глава моей спортивной биографии — институт. Я учился на факультете русского языка и литературы Московского государственного педагогического института имени В.И.Ленина. И соотношение сил было таким — из 30 человек на первом курсе было лишь двое мужчин. Один из них — я. Поэтому пришлось становиться универсалом. За факультет я выступал по одиннадцати видам спорта, за институт — по шести. Не забывал свой любимый волейбол, играл центрального защитника в футбольной команде, занимался легкой атлетикой, самбо, бегал на коньках — моей любимой дистанцией были полторы тысячи метров. На лыжах участвовал в гонках на 15, 30 и 50 километров. Тогда же увлекся альпинизмом, летом, как правило, проводил одну-две смены в альплагерях. Закончил школу инструкторов альпинизма и горного туризма. Много ходил в походы по Подмосковью, Карелии, Псковской области.

 

Корреспондент: Но кончились студенческие годы, началась работа, повседневный быт. Времени на такую активную, как в институте, спортивную жизнь стало, конечно, намного меньше, и спорт отодвинулся на второй план?

 

Ю. В.: Нет, хотя ясно, что теперь стало меньше возможностей пропадать на спортплощадке. Просто несколько сместились акценты. Меня распределили работать в маленькую сельскую школу в Архангельскую область. Есть там такая железнодорожная станция Кизема. Стал преподавать пять предметов и вдобавок к ним физкультуру. Потом армия — тоже ни шагу без спорта. Когда служил, в силу своей армейской специальности увлекся радиоспортом. Был радистом первого класса — здесь не последнее значение имели и физическая выносливость, и быстрота реакции, так что часы, проведенные в спортзале, всегда вспоминал добрым словом. Радиоспорт — интересное занятие. У меня оно переросло в увлечение. Я даже стал чемпионом своего округа по работе на средствах связи, за что получил в качестве награды... патефон.

 

Корр.: Насколько я знаю, вы ведь не ограничивались радио, но и занимались другими техническими видами?

 

Ю. В.: Да, в аэроклубе ДОСААФ в свое время заработал удостоверения на право пилотирования Як-18 и По-2. В общем, пробовал все мыслимое. Но шли годы. Стал работать в журналистике, потом в кино. Дни стали насыщенными, ритм работы еще более напряженным. И особую ценность приобрели отпуска. Их хотелось занять, что называется, под завязку. По этой причине, да еще потому, что горы я всегда любил, остался в моей судьбе альпинизм. "Лучше гор могут быть только горы" — пел Владимир Высоцкий, и сказать емче и точнее трудно. Занимаюсь альпинизмом до сих пор. Участвовал в нескольких экспедициях на Памире, совершал восхождения во многих горных областях. Даже в Арктике, на острове Гуккера — архипелаг Земля Франца Иосифа, — там тогда снимался фильм "Красная палатка". Едва не взошел на пик Ленина, но на подходах сложилась аварийная обстановка, и я попал в группу, доставлявшую вниз пострадавшего. Четыре года назад удалось участвовать в экспедиции на пик Лукницкого — есть на Юго-Западном Памире такой глухой район, своего рода альпинистское Эльдорадо. Там высятся не только непройденные, но даже и неназванные вершины. Одну из таких вершин мы "взяли" и по праву первопроходцев назвали ее пиком Василия Шукшина. Высота пика — 5 800 метров.

 

Такие вот мои достижения в aльпинизме. А в конце пятидесятых годов любовь к горам, как мне кажется, совершенно закономерно привела меня к горным лыжам. Учился кататься, участвовал в соревнованиях, помогал учиться другим. Тогда и родился "Домбайский вальс".

 

Корр.: Эта песня — отнюдь не единственный вклад ваш в реестр "горнолыжных" произведений. Как член Союза кинематографистов СССР вы и в кино не прошли мимо этой темы. Среди сыгранных вами ролей тоже есть горнолыжник.

 

Ю. В.: Да, я свое время я снялся в фильме Свердловской киностудии "Миг удачи". Там у меня была роль тренера, показавшаяся интересной. Интересной потому, что я вот уже несколько лет подряд зимой работал тренером в международном лагере на Kaвказе. Съемки фильма памятны мне еще и тем, что нам помогали наши известные горнолыжники, члены сборной страны. Они очень многое сделали, чтобы наша работа была удачной. Они дублировали на трассе актеров, исполнявших главные роли. Причем, поскольку горные лыжи и снимать-то не просто, то на дублеров ложилась немалая нагрузка. Каково это — снимать слалом или, скажем, скоростной спуск, я знаю хорошо. В 1970 году по моему сценарию снимался документальный фильм "Спуститься с Чегета". В нем мы хотели показать, как новички, впервые вставшие на горные лыжи, преодолевают себя, как они от первых неловких движений на крутой лыжне переходят к ощущению красоты скорости, красоты человеческого тела и человеческого духа, овладевшего скоростью.

 

Корр.: Вы являетесь сценаристом творческого объединения "Экран", которое в числе своих главных задач видит анализ сегодняшней действительности, постановку сегодняшних проблем, отображение сегодняшнего мира. Тема спорта в нашем нынешнем мире занимает совершенно особое место, она многогранна, она помогает разобраться во многих глобальных, выходящих за рамки спорта вопросах. Не случайно, что и в вашем творчестве кинодокументалиста вы не ограничили спортивную тему лишь фильмом "Спуститься с Чегета".

 

Ю. В.: Конечно, мимо такой темы пройти нельзя. Не буду много говорить о значении физкультуры и спорта в современном мире. Об этом достаточно сказано, заявлено средствами искусства. Спорт — это не только показатель здоровья нации, широты ее интересов. Это еще и зеркало, благодаря которому человек смотрит со стороны на себя. И поэтому я всегда стараюсь не пройти мимо этого зеркала. Два года назад мы сняли фильм "Мурманск — 198" о Северном морском пути. Во время работы над картиной мне довелось пройти на ледоколе "Капитан Сорокин" по всей этой великой северной океанской дороге. И я навсегда запомню волейбольные баталии в вертолетном ангаре — это потом вошло в ленту. Арктика, суровая работа — и мяч, взлетающий над сеткой. И другой ракурс — фильм "Среди космических дорог одна моя" о землянине, прожившем в космосе без нескольких дней год, о Валерии Рюмине.

 

Там тоже речь шла и о спорте. Только спорт для Рюмина и его коллег по космическим будням — не развлечение, не способ занять часы досуга. Задача была даже не в том, чтобы противостоять невесомости, а чтобы жить с наибольшей отдачей, чтобы каждый час на орбите приносил пользу. Это тоже была работа. И непростая. Ведь, как любого исследователя, Рюмина тянули к себе эксперименты, хотелось больше сделать, а надо было садиться на велоэргометр и крутить, крутить педали.

 

Нельзя не согласиться с Пьером де Кубертеном: "О спорт, ты — мир!" Мир интереснейший, богатейший в своих проявлениях. Многослойный. Смотрим футбол. На поле защитники устроили настоящую охоту за Давидом Кипиани. Вот сбивают (уже в который раз) его с ног. Но он не катается по газону, не воздевает руки к трибунам. Встает и продолжает игру, никогда не стремясь как-то отомстить обидчику. За матчем наблюдают сотни тысяч человек. И благодаря этому игра превращается в потрясающий урок благородства, мужества. Это, так сказать, одна ипостась. А вот другая. Штангист поднимает рекордный вес — здесь целая гамма страстей, переживаний, надежд. Она интересна сама по себе. Но она становится еще интереснее, если помнить, что рекорд-то свой тяжелоатлет "делает" не сию минуту на помосте. Он устанавливает его в долгие часы тренировок, когда ему не рукоплещет зал, когда накануне, может быть, был неприятный разговор с тренером, да дома кто-то заболел, да и вообще настроение неважное. И вот тогда-то, именно тогда начинает прорастать рекорд, который потом ошеломит мир.

 

А возьмите спорт без призов, без болельщиков, спорт для себя, спорт и ты! Теперь это можно встретить не только в Новосибирске, но я помню, как в свое время поразил меня Новосибирский Академгородок, где не было, как мне показалось, человека, не выходящего в свободное время на лыжню.

 

Корр.: Юрий Иосифович, ну, а вам во всем этом многообразии красок, в этом спектре какой оттенок ближе? Какое лицо спорта вас как автора и исполнителя песен, как киносценариста интересует больше всего?

 

Ю. В.: Мне очень интересен спортсмен вне соревнований, вне борьбы. Вот Владимир Высоцкий оставил нам целый цикл умных, метких, то ироничных, то острых песен. У Высоцкого спортсмен показан в азарте схватки, в последнем победном усилии или за секунду до поражения. Он ведь сам в молодости занимался боксом, знал цену поединку с противником, с собой, с судьбой, с обстоятельствами. Он сам был человеком динамичным, сильным, мужественным... Ну вот... Мне же интересно увидеть спортсмена, размышляющего у костра, настраивающегося на прыжок или анализирующего неудачную попытку. Правда, песен буквально такого рода у меня почти нет. Но в кино, в литературе я стараюсь эту линию проследить.

 

Идеальным полем деятельности для этого мне представляется альпинизм. Робер Параго, французский альпинист, один из авторов книги "Макалу, западное ребро" писал в ней: "Вершина, трудная большая вершина... не имеет себе равных в качестве разоблачителя, На ней видишь себя обнаженным. Нигде, как там, не можешь себя правильно оценить, нигде не узнаешь, чего ты стоишь на самом деле. Без гор, по правде говоря, я никогда бы не смог себя найти; я умер бы, не зная, кто такой Робер Параго".

 

В альпинизме сами технические действия, если можно так их назвать, пользуясь терминологией борьбы, составляют не так уж и много от общего времени путешествия. Но в альпинизме, как, пожалуй, ни в каком другом виде спорта, итог, результат, успех зависят от того, каким является человек вне этих технических действий. В восхождении вместе с вопросами техническими решаются и вопросы этические, когда совершенно реальное воплощение получают понятия чести, дружбы, порядочности.

 

Спортивные фильмы снимать нелегко. Фильмы про альпинистов в особенности. Поскольку в горах не только актерам, но и операторам, осветителям, режиссеру действовать крайне трудно. У нас я не припомню актеров — альпинистов по своему увлечению. А фальшь на экране видна весьма отчетливо. И она отталкивает зрителя. Это первое. И второе, к сожалению, уж не знаю, особенности ли темы, что ли, такие, но фильм об альпинистах, даже талантливый, почти стопроцентно строится так — благополучная ситуация до восхождения, несчастный случай или, что особенно остро, гибель на восхождении и всякие события и переоценки потом. Так бывает, спору нет, но ведь это не типично. Это, да простят меня авторы таких фильмов и таких произведений, взгляд дилетанта. Это прямолинейность, которая уже в силу своей прямоты не может глубоко и многослойно раскрыть тему.

 

Настоящий альпинизм — это труд и терпение. Это героизм теплой дружеской улыбки во время холодной ночевки на стене под проливным дождем, когда шерстяные носки сохнут на груди под рубахой.

 

Недавно я закончил сценарий художественного фильма под условным пока названием "Альтернатива". Мне хотелось бы надеяться, что в нем удалось хоть немного выразить свой взгляд на человека в горах. А если говорить шире, на человека в спорте...

 

Корр.: Ну что ж, Юрий Иосифович, спасибо вам за эту беседу.

 

Ю. В.: Спасибо и вашему журналу, давшему мне возможность заочно встретиться с огромным множеством людей, которые, как и я, любят спорт, душой болеют за его судьбы. Как я знаю, в этом месяце "Спортивной жизни России" исполняется двадцать пять лет. Мне хотелось бы поздравить журнал с его четвертьвековым юбилеем. Поздравить не только в качестве читателя, каковым я, когда предоставляется возможность, являюсь. Поздравляю и как один из его внештатных корреспондентов: вспоминать об этом приятно, ведь в свое время некоторые из первых моих журналистских работ и стихов были опубликованы на страницах "Спортивной жизни России".

 

Двадцатипятилетие — пора зрелости, когда чем труднее и ответственнее задача, тем она интереснее в творческом отношении. А задачи перед нами стоят большие — я намеренно так выразился — "перед нами", потому что понятие "журнал" объединяет в себе и его редакционный коллектив, и авторский актив, и армию его читателей. Многое предстоит сделать. Известное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О дальнейшем подъеме массовости физической культуры и спорта" обозначило огромное поле деятельности. А потому желаю "Спортивной жизни России" успехов и творческих находок!

 

Беседу вел А. Гусев

 

1982

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2021