В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

05.07.2009
Материал относится к разделам:
  - Фестивали. Фестиваль им. В. Грушина
Авторы: 
авторы не указаны...

Источник:
http://silles.flyfolder.ru/topic188.html, 19-07-2007
http://silles.flyfolder.ru/topic188.html
 

Грушинка моими глазами

Хотела про путешествие поподробнее, чем Вовка, написать – не знаю, что получится.

 

Началось для меня всё в среду в 6 утра. Разбудил звонок Дим Димыча, который боялся, что мы вообще не проснёмся и никуда не поедем – весь вечер до этого мы нереально бухали втроём, иначе ведь не уснуть перед таким ответственным мероприятием... Всё-таки через всю Россию ехать...

 

Мы были, однако, в форме, собрались, и отправились навстречу неизвестности...

 

В принципе, я понимала, что в этот раз будет лучше, чем в 2005-м, когда мы ехали на тусу, где не было ни друзей, ни даже знакомых.

 

Но то, как нас встретили, было выше всех ожиданий: Пётр Старцев мало того, что предоставил нам место в гостевом лагере, но и палатку наикрутейшую выделил, со всеми наворотами, импортную какую-то, и талончики на бесплатное питание. Питание, кстати, это отдельная тема. Такого я не ела даже в пионерском лагере. Представьте себе: мутная вода, в ней плавает картошка (гарнир), там же – кусок варёной курицы (основное блюдо), и там же – зелёный горошек, солёные огурцы и свежие огурцы... Так вот, однажды такое нам подали на ужин. Стоит отметить, что все "монстры", как их называет Шамов, ели эту лабуду и не возмущались... походная пища, знаете ли.

 

Так вот, насчёт Димы мы Петра не предупредили (иначе он бы, безусловно, выделил бы место и ему, ведь хотел талоны на питание всучить, но мы, скромные, отказались и делили 2 порции на троих), спали мы втроём в этой шикарной двухместной палатке.

 

Ехали мы, кстати, с 6 часов утра до 12 ночи по самарскому времени. Уже ночью мы поняли, что приехали на юг: жара, офигенно повышенная по сравнению с нашими северными широтами влажность (ещё, кстати, не такими северными: в Питере, например, воздух настолько колючий, что мне, костромичке, против ветра дышать было просто невозможно, а ветер там всегда), но вернёмся к югу: главное – светлячки! Я впервые увидела этих маленьких тварей на привале под Димитровградом...

 

Так вот, поняв, что гостиница нам не по карману, мы решили разбить палатку. Долго искали место, но не нашли – кругом комары (удивительно, что на Груше их не было – выводили, что ли? J), размытый дождём чернозём (позже, уже на Груше, мне скажут, что за день до нашего приезда был не только дождь, но и ураган, который ломал деревья... слава Богу, во время фестиваля не было непогоды).

 

Мы приняли голосованием (2 голоса – мы с Димой против одного – Шамова, который всё хотел куда-то ехать) остановиться где-нибудь в лесу и поспать 3-4 часа в машине. И вот там я увидела светляков!!! Это было что-то: маленькие мрази светились в траве как тысяча маленьких огоньков!!! Клара, сказала я себе, добро пожаловать на юг.

 

Юг, к слову, извёл своим климатом меня и моих друзей ужасно. Чтобы не возвращаться к этой теме, расскажу: покуда у нас в Костроме всю неделю шли дожди, перевалив, если верить синоптикам, за месячную норму осадков (дороги на Иваново, например, так размыло, что отменили рейсы...), на Груше стояла такая жара, что (по очень компетентной информации одного уважаемого "монстра") люди падали в обморок от теплового удара.

 

Палатка наша оказалась на открытом солнцепёке, и, как правило, часов в 7 я просыпалась от немыслимой жары. Выползая из палатки, мы умывались и уползали в тень, где ждали завтрака. Потом отправлялись на порученную нам эстраду и сидели также в тени... Итог этой тени – голливудский загар, приобретённый мною на Груше.

Сидеть на открытом солнцепёке не представлялось возможным вообще. Даже загорая. Даже в купальнике. Как известно, фестиваль проводился на Майстрюковских озёрах. В одном из них все купались, чтобы хоть как-то снизить температурный режим... Мы купались тоже, не смотря на то, что озеро напоминало скорее болото, судя по лилиям, кувшинкам, илу и мутной воде.

 

Что интересно, местные аборигены, коих ближе к торговым точкам было немало, переносили жару вполне нормально. Я сама слышала, как одна девушка по сотовому говорила кому-то: " Да нормально, не слишком жарко ещё..."

 

Торговые точки располагались чуть дальше эстрад фестиваля. Там можно было купить всё: шашлыки, любой другой ужин, пиво, коктейль... Один тинейджер, выпросивший у меня рублей 8 мелочи на пиво, поведал, что можно из-под полы купить и водки, и травы, и даже пытался рассказать где (мы с Димычем просто спросили его, где можно купить натурального сухого вина для Шамова, он ведь ничего друго не пьёт...). Нас такая инфа не интересовала, поэтому я не смогу, к сожалению, Старцеву доложить о дислокации подлых бутлегеров.

 

Нам хватало пива, и хватало его за глаза. Если честно, после 18 часов по местному времени все мы (кроме Шамова, естесственно) были в дупель пьяные. Но об этом позже. Мне лично, например, без определённой степени опьянения в палатке не заснуть. Видимо, мало ещё у меня опыта походной жизни.

 

Ещё удивил темперамент грушинских тинейджеров. Все жаждут познакомиться и зазывают в палатку знакомство отметить... В случае отказа крайне удивлены. Одна фраза меня, 30-летнюю тётку, шокировала: "Не бойся, презервативы вон там, через 5 метров, продаются..." Если честно, перепугалась и побежала бегом. Видимо, солнце на приезжих так одуряюще действует.

 

Итак, приступлю непосредственно к фестивалю – как его увидела я, разумеется. Ну, во-первых, в первый же день появилась Ольга Сорокина. Мы горячо поприветствовали друг-друга и разошлись по своим лагерям. Старцев сказал, что Александр Вольдман (командир сцены, кураторами которой мы являлись) прибудет только в пятницу, и мы можем отдыхать...

 

Отдыхать из-за сумасшедшей жары нам, северным аборигенам, было практически невозможно. В палатке – парилка. Рядом – ужасное пекло. Ну, мы и пошли, снарядившись пивом, изучать эстрады: послушали Веру Вотинцеву с её "Иерусалимом", познакомились с интернет-друзьями... Особенная суета царила в лагере, где остановилась Сорокина со своими двумя детьми, своим поэтом Сергеем и своим аранжировщиком – талантливым гитаристом Юрой. Кроме вышепредставленного московского бомонда там собралось часть самарских бардов и наших интернет – друзей из всй России: Алла Козырева, Игорь Южанин (он, к слову сказать, прибыл на следующий день и был совершенно не таким, как в интернете – скромный, уравновешенный, уверенный в себе чел, который сходу прошёл во второй конкурсный тур...), Кемпо и другие... Там же жил и Эдуард Филь, с коим Владимир разругался в интернете... Очень, кстати, замечательный и добрый человек. Пришлось сделать вывод, что в сети мы одни, а в реале – совершенно другие. Короче, "Матрица" отдыхает.

 

Наш лагерь, надо сказать, был не менее (но для меня лично и не более) интересен. Там собрались всякие, по выражению нашего любимого Шамова, "монстры". Часов этак в 6 вечера, приподняв тяжёлую от южной жары и пива голову, я увидела вереницу людей. Сам Пётр Старцев встречал их у входа в лагерь (заграждения были из какой-то материи) и каждому жал руку. Шамов пояснил, что приехали т.н."монстры". Я лично узнала только Шухрата Хусаинова с его неимоверно красивой женой-блондинкой и детьми да диктора 1-го канала г-на Мирзояна, чей эфир смотрю почти каждый день, собираясь на работу. Забегая вперёд, скажу, что с последним я (простите за тафтологию) в последний день своего пребывания на Груше сфоткалась на память (он был нашим реальным соседом), причём называл он меня исключительно деточкой, Шухрат мне показался слишком уж самоуверенным, постоянно всех, в том числе и меня, подкалывал (взять хотя бы случай, как я шла с 2-мя кружками, наполненными кипятком, к нашей палатке, и немножко ошпарилось, а он язвительно подколол, что я должна эти кружки бросить; Шамову же в "гримёрке" (палатке рядом с нашей эстрадой) задал вопрос, трудно ли с ними, "звёздами"), а всех остальных "монстров", которых я, к стыду своему не знала и не знаю, мы повстречали и познакомились на нашей эстраде в последующие дни.

Вообще, у меня сложилось мнение, что Грушинка – какая-то замкнутая каста со своими бардовскими героями и своими святыми, как пел когда-то Майк. Эти звёзды были действительно звёздами в рамкмках этого движения, и когда они приходили вечером и заявлялись у нас петь, то я, естественно, спрашивала фамилию... Видели б вы их удивлённые глаза, когда они показывали свой бейждик: я, мол, Луфёров, Гарин, и т.д.т.п...

 

Один тип по фамилии Бурда говорил постоянно абсолютно высокомерным тоном, вставляя между словами многозначительное и неимоверно длинное "эээээээээээ". Однажды мы (прошу прощения, что опять убегаю вперёд), понимая, что выпитого пива недостаточно, чтобы уснуть в палатке (надо отметить, что мы, как и наши друзья и знакомые могли спать в этих чудах походного бизнеса только изрядно приняв на грудь), пошли искать тех, кому можно было бы "сесть на хвост", догнаться и заснуть. За столиком в тени деревьев сидели Юрий Гарин (Гагарин, как я его, стебаясь, называла), который только что выступал на курируемой нами эстраде и с которым мы, освещаясь нашим фонариком, шли в лагерь, и вышеупомянутый Борис Бурда. К слову сказать, этот самый Гарин – один, по словам Шамова, "монстр" авторской песни... Бурда – член Знатоков (вот откуда знаменитое "эээээээээээ", бывший капитан команды КВН "Одесские джентльмены" и, стало быть, по совместительству ещё и бард... Правда, говорил он со сцены гораздо больше, нежели пел... Записка какие-то и всё такое... Так вот, подсели мы к ним, напросились на виски, я у Гарина настреляла сигарет и выпила всё пиво. Кстати, Гарин мне из всех бардов больше всех как автор понравился... Так вот, завязалась беседа про трансгены... Вы знаете, что Шамов на них собаку съел. И тут получилось, что великий "знаток" в споре, грубо говоря, проиграл... Что тут было! Обвинил он нас и в ненадлежащем тоне, и всё такое...

 

В общем, к концу 1-го дня мы все трое в основном, конечно, в лагере у Сорокиной, или там, где жила Сорокина, а это будет правильней, так напились (в частности, я), что Саша Жарков (модератор форума samarabard.ru) провожал нас до самой палатки... Что помню я из вечера? То, как орала, что "Самарские барды" форрева, а мне говорили, что один их представитель здесь (Шульпов действительно сидел с нами за одним столом), что пели песни, причём я пела свою партию клавишных голосом (удивительно, как не сорвала, ведь сорвала я свой голос в последний день, но об этом позже), что какие-то телевизионщики из Питера попросили нас заснять (Шамов как-раз пел что-то из своего), и мы их послали, но они всё равно сняли, а я считала, что это просто подсветка какая-то... Потом мы пошли на 3-ю эстраду слушать выступление "Самарских бардов" во главе со Старцевым и я орала "Waw!!!"

 

...Проснулась я на следующее утро в палатке от невыносимой духоты – в палатке невозможно было оставаться. Снаружи было ещё хуже. Было часов 8 утра...

 

Позавтракав и поздоровавшись с Олей Сорокиной (она сказала, что, как ни странно после вчерашнего прекрасно себя чувствует) мы, помня о встрече, назначенной нам Александром Вольдманом в 10 утра, побрели к машине, чтобы взять палатку для Южанина, который приезжал сегодня – по личной просьбе Аллы Козыревой. Когда оказались на той самой пресловутой дороге, ведущей от автостоянки к лагерю, ноги перестали слушаться и стали передвигаться почему-то очень медленно у обоих... Видимо, на каком-то подсознательном уровне вспомнили мы 2005-й, когда разбили палатку неподалёку от этой самой стоянки, когда не встретили никого из друзей (Юра Карпов не в счёт, он просто поприветствовал нас и отчалил, оставив нас с нашими проблемами), когда таскались туда-сюда и прятали в машине инструменты, так как искренне опасались за их сохранность – ведь мы были дислоцированы за пределами гостевого двора, иного места нам, увы, никто не предложил...

 

Так вот, мы в итоге опоздали на встречу, назначенную г-ном Вольдманом в 10.00. Приползди минут на 20 позже, еле нашли вышеупомянутого, и он высказал нам всё, что думал про нашу пунктуальность... После этого он, к слову сказать, редко появлялся, видимо, понял, что на нас можно, в общем-то, положиться. Мы, согласовав со Старцевым, поставили стенды, организовали сцену и т.д. Вольдман подогнал некое подобие палатки, только круче раз в 20, типа гримёрки, что ли... Там мы всё оставшееся время, в общем-то, и тусовались. Была с нами ещё одна милая девушка по имени Лена, ведущая. Ведущих, к слову сказать было целых 3, но по-настоящему работала с нами на этой сцене ("эстраде", как принято называть её у бардов) только Лена. Был ещё один. Про то, что он – ведущий, я узнала только под конец

 

1-го дня (то бишь четверга). А так – крутился весь день около сцены не молодой уже человек с бородой и в моряцкой ("бендеровской" такой – от имени известного литературного героя Остапа Бендера) бескозырке). Ничем не помогал. Просто тусил, лениво наблюдая за происходящим. Потом вдруг объявил, что он тоже ведущий и представляет т.н. "уральский блок", т.е. около часа пения бардов с Урала. Что ж, Урал – значит, Урал... Ребята выступили и мирно исчезли, вместе с ними – и тип в бескозырке. На нас остались "монстры" (как Шамов их называет) и т.д. Господин в кепочке реально испарился...

 

Какое же было моё удивление, когда в пятницу, часа этак в 2, объявился этот же самый тип и спросил: " Когда же выступает уральский блок?" На резонный вопрос, почему этот самый уральский блок должен петь второй день подряд, типа ответил что-то в этом роде: "Так ведь со Старцевым согласовано, иначе я бы в ведущие не пошёл..." Промолчав о том, что Костроме (основным, по сути, кураторам данной сцены) был выделен всего час, который мы и отыграли, не считая т.н. "дыр" относительно ранним для Грушинки утром, мы всё-таки пустили странного ведущего снова представить своих питомцев. Причём его заявление, что "Урал большой" восприняли очень понимающе... (Россия, кстати, намного больше Урала. Не понимаю, зачем жертвовать хорошими авторами, приехавшими со всей России, в угоду Уралу?.. Но это, простите, моё личное измышление...) По поводу этого субъекта вспоминается ещё эпизод, когда мы в пятницу вечером шли в столовую, оставив за ведущего (там как раз был 2-й отборочный тур) нашего верного Дим Димыча, и увидели у гостевого лагеря "кепочку" (так я его прозвала). Он кинулся с какими-то вопросами к Шамову, а я деловито поинтересовалась у него: что, мол, гостевой концерт (вечер часов до 3-х, когда с эстрад поют только звёзды АП – примечание) отменяется, будет выступать уральский блок?...

 

Друзья, я, подходя к этой фразе, даже 3-х литров их фирменного "Жигулёвского" не выпила, но видели бы вы его лицо...

 

Итак, четверг, мы – кураторы 2-й "эстрады" (не случайно беру в кавычки это чисто Грушинский сленг...). В этот день Костроме отводится час. Но авторы со всех регионов России всё идут и идут, Дим Димыч с Ольгой временами куда-то уходят и приходят всё более пьяными. Мне приносят пива. Я пью его, покупаю ещё и жду выступления Костромы. Местами всплывают уже обозначенные мною шамовские т.н. "монстры". Почему шамовские? Да потому, что я никого из них не знаю. Но уже навострилась – когда вижу у человека именной бейджик, бегу к Вовке и говорю: "Пришёл монстр". В этот день выступал и вышеупомянутый знаток и КВН-щик Бурда, который больше говорил, чем пел, и ещё пара дедушек. Ольга Сорокина к тому времени набралась изрядно набралась и приходила к сцене исключительно в наушниках, подключённых к флешке. Там играла замечательная музыка, и она делала под неё танцевальные движения, надо сказать, нисколько не совпадающие с тем, что пели барды... Ольга решила вытащить меня в подцантовку на сцене, я, конечно, отказалась, и мы пошли в "зал", т.е. на поляну перед эстрадой и начали там слегка (скромно так, по-бардовски) танцевать... Вы бы видели, как расцвёл дедушка! Он так отжог после этого со сцены! И его земляника, и полянки, и т. п. были просто супер!

 

В-общем, выступление регионов и хедлайнеров задержалось, и час Костромы (последний, перед самыми шамовскими "монстрами" съелся моментально. Володя отправил Дим Димыча (я повстречала его по дороге) к Старцеву, дабы узнать, на сколько можно отложить гостевой концерт. Ответ Старцева был однозначен: "Гостей лучше не обижать...".

 

В этой связи хотелось бы коснуться одного момента. "Монстры" всё выступали и выступали, и наша программа летела по швам... Наша любимая Олечка Сорокина уже готовилась к выступлению, кое нам было обещано с 20.00 до 21.00 (самое, кстати, время перед "монстрами"): она, во-первых, привела свой антруаж (мужика в ластах, сама же при этом была обмундирована санками, Бог знает, откуда взявшиеся на юге нашей Родины) и решила готовиться к выступлению обстоятельно: занялась зарядкой: легла на пол нашей суперпалатки, предоставленной Вольдманом, и стала делать зарядку: типа, ноги врозь, руки шире...

 

И мы, наконец, решили сделать "костромской блок". Вышел Вовка, спел пару песен, потом – Дим Димыч, потом — Оля Сорокина... Когда пел мой Вова, пришёл "монстр" (я это поняла по табличке на бейджике) и начал требовать своего выступления... Так и не дотребовавшись, обложил Вовку матом и ушёл... Мы проглотили... пока...

 

Потом (когда все наши уже спели) к нам в гримёрку повалила куча народу... Вовка прошептал, конечно, что сейчас – ночь, и теперь будут все монстры...

 

Вошла очень даже симпатичная женщина. Как её зовут, я на её бейждике не прочла, но вид у неё был довольно-таки царственный. "Дура" – подумала я, и вдруг услышала её просьбу, смысл которой выражался только в одном: "Пить!!!" Я искренне спросила, неужели она томима жаждой? Дама ответствовала, что нашу старую и тёплую воду она пить не желает, но от свежей бы не отказалась... Я совершенно искренне возжелала помочь несчастной тётке и побежала на местный рынок за водой... По пути встретила Дим Димыча с Ольгой, они спросили, куда я держу путь, я сказала, что в тубзик. Ольга возопила, чтобы я "пИсала прямо тут", она прикроет... Я от такого предложения отказалась и пошла на этот ночной рынок. Купила фенечку с марихуаной, 2 баллона пива и бутылку минералки...

 

Пиво я выпила в кругу новых друзей, который мне подарили браслетик, светящийся в течение 6 часов в темноте.

 

Пошла к нашей сцене с заветной газировкой, и тут-перед самой сценой – вляпалась в огромную лужу!

 

Вся моя нога была в знаменитом чернозёме!!!

 

Придя в т.н. лагерь (Вольдмановская палатка), я открыла бутылку и стала смывать грязь с ноги. Четверть бутылки осталось. Эту четверть я и предложила до сих пор сидящей в палатке и готовящейся к выступлению даме. "Свежая", — говорю" – "Холодненькая..."

 

Дама сказала, что для неё это слишком холодненько, и пить это не стала. И тут нас с Дим Димычем прорвало!!!!!!!!!!

 

Мы давали пить эту воду всем "монстрам" и даже Старцеву!!! Причём Димка сам её первой глотнул и сказал, что для настоящего барда эти все понты не нужны. Поэтому мы отнесли и Юрия Гарина (Юрего Гогорено, по моему определению), и Козловского, и Старцева (что главное и ключевое в этом рассказе к настоящим бардам без дешёвых понтов!

 

Короче, перечислять все приколы на это вечер будет бессмысленно. Я не стану упоминать дружбу Вовки и барда Козловского, Это было отличное шоу, а то, как Вовка специально увёл его со сцены, а потом вызвал на бис, не поддаётся описанию.

 

Кстати сказать, песни Юрия Гарина мне очень понравилось.

 

Продолжение следует.

 

Клара (фамилия неизвестна прим. ред.)

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2017