В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

04.08.2009
Материал относится к разделам:
  - Проза персоналий
Авторы: 
Гордин Игорь

Источник:
Автор
http://www.bards.ru/person.php?id=1562
 

Хор из Ляпинска

В наш маленький провинциальный городок, уютно расположившийся по берегам речки Немытихи, неожиданно нагрянул Народный хор Ляпинского тракторного завода вместе со своим оркестром не менее народных инструментов.

Никто их не приглашал, в наших палестинах их никто не ждал, да никто и не знал, как они вообще сюда попали, ибо в передвижении по мосту через Немытиху хор замечен не был, а пароходы, по причине глубокой осени, по реке давно уже не ходили. Однако, как бы то ни было, хор появился в городе, как вражеский десант.

Горожане-то, конечно, слышали раньше об этом хоре, Ляпинск не так уж далеко от нас, но видеть его не приходилось, а слышать тем более.

По слухам, хор образовался после того как Ляпинский завод перестал выпускать свои, надоевшие всем трактора и делать стало совсем нечего. Тут, как говорится: "Не хошь, да запоёшь". Из освобождённых от трудового гнёта трудящихся составился большой хор, тем более что спокон веку в Ляпинске мужики всегда были грудасты да горласты, а бабы жопасты и голосисты. А уж за оркестром народных инструментов дело не встало. Всё, что могло издавать хоть какие-то звуки, тут же причислялось к народным инструментам и немедленно включалось в оркестр.

А меж тем, пока горожане судили да рядили и строили различные предположения о причинах неожиданного появления хора в нашем ничем не примечательном городке, тот уже плотными рядами продвигался к зданию на центральной и единственной площади, на которой гнездилась городская власть.

В то время как Народный хор неумолимо приближался к центру городка,отвоёвывая всё новые и новые пространства, ничего не подозревающий Начальник народной культуры пил чай со своей сотрудницей и не чаял, какая напасть готова свалиться на его квадратную, после вчерашнего, голову.

Открылась дверь, и в кабинет к Начальнику вступили передовые отряды наступающих колонн Ляпинского тракторно-заводского народного хора, при поддержке не менее народного оркестра.

"Здрасте! Хор мы, из Ляпинска",— представился, по всем признакам, предводитель хора.

"Ну, хор – это хорошо, конечно", – произнёс, поперхнувшись чаем, несколько ошалевший от неожиданности, Начальник культуры нашего городка – "Собственно, а делать-то чего у нас собираетесь?", – осведомился он.

"Как это чего?" – ответствовал Предводитель хора, к которому на подкрепление пробился, по всем признакам, Предводитель оркестра.

"Петь будем!" – решительно заявили Предводители – "Хоровое искусство в народные массы понесём. А заодно, глядишь, и заработаем немного. Зарплату на нашем ЛТЗ уже второй год не платят" – добавили они.

"Твою мать! Принесла же их нелёгкая на мою голову", – думал Начальник по культуре. – "И Большого начальника нет, опять куда-то умотал".

Начальник культуры руководил когда-то сельским хозяйством, и, пройдя хорошую райкомовскую выучку, покомандовать любил, покомандовать был не прочь, а вот решать чего-нибудь...извините!

"Тоже мне ещё тут, звездюки, понимаешь, эстрадные", — мысленно кипятился Начальник по культуре.

Чай стыл, надо было чего-то решать, да и наступающие колонны преодолевали всё новые и новые оборонительные рубежи.

"Чёрт с ними, пусть поют. Да и я себе галочку поставлю, вроде как организовал", — соображал Начальник культуры.

"А кто ж пойдёт на ваш концерт?" – сказал он – "У нас народ тоже не шибко богатый. На бутылку ещё может, найдут, а вот на хор!.." – продолжал обороняться Начальник культуры народных масс нашего городка.

"Если денег у народа нет, пусть за билеты на концерт картошкой да капустой платят. Так сказать, натурой", — предложили Предводители.

"Морковкой там, луком" – развивали наступление Предводители – "Всё равно потом в магазин, или на рынок идти, какая нам разница".

Попрепиравшись ещё с полчаса, на том и порешили.

Понавешали по городку афиш, крикнули по радио, призывая народ послушать выступление ляпинцев.

Ближе к вечеру к Дворцу культуры потянулся народ – кто с пакетиком лука или морковки, кто с кочаном капусты, а кто с сумочкой картошки. Принесённое добро обменивалось на билетики, и зал постепенно заполнялся. Нашлись и состоятельные граждане, приобретавшие билеты на деньги, но таких нашлось немного.

Колыхался тяжёлый занавес, алел над сценой кумачовый лозунг "Искусство – в массы", массы ждали начала концерта, первые ряды занимались денежными гражданами.

А за закрытым занавесом, на сцене, происходили свои события. Хор и оркестр готовились к выступлению. Сначала на сцене разместился оркестр, затем оставшееся пространство сцены стало заполняться хором. По мере заполнения места стало не хватать, оркестру пришлось потесниться. Но и это не помогло, и оркестрантов вместе со стульями стали спихивать со сцены через занавес вниз, в зал. Скоро в зал спихнули весь оркестр, в полном соответствии с лозунгом "Искусство – в массы". Массы поужались и выпихнули в коридор бабушку Агафью, бывшего передовика с Доски почёта.

Бабушка Агафья, разобидевшись, потребовала вернуть ей её кочан капусты. Её кочан не нашли и дали ей другой, поменьше. С ним бабушка Агафья и проникла обратно в зал.

Из всего оркестра не смогли спихнуть ражего ложечника, который стоял, как скала, посредине хора. Бас-балалайка пристроился в зале к какой-то молодухе, закрылся балалайкой и больше не просматривался.

Наконец всё устроилось, грянул оркестр, занавес раздвинулся и грянул хор.

Что говорить, жители нашего городка не были избалованы вниманием заезжих артистов и музыкантов и разного рода поп-шоп-звёзд. Звёздам нужны "мани", а какие у нас "мани"? Если и подойдёт летом к пристани какой-нибудь теплоход с разомлевшими от жары туристами, оглушит городок своей музыкой – и был таков. А тут тебе и оркестр, тут тебе и хор. Ну, прям таки праздник!

Гремел хор, оркестр выдавал аккомпаниации и вариации, ложечник трещал без умолку. Бас-балалайка по-прежнему не просматривался.

Когда перед очередной музыкальной фразой требовалось набрать побольше воздуха, раздавался свист и шум, хор разжимался, как мехи у баяна, и солисты сыпались со сцены в зал. Музыкальная фраза заканчивалась, хор сжимался, и солисты карабкались обратно на сцену.

Но разве обращаешь внимание на разные мелочи, когда на душе праздник!

А поутру, по подмерзающим лужам, потянулись через мост на станцию, как гуси на юг, ляпинцы. За плечами у многих висели котомочки и авосечки, побрякивали заработанные (честным, без обмана) хоровым и оркестровым трудом картошки, луки, морковки.

Бабушка Агафья, стоя у моста, низко поклонилась проходящим артистам и отдала кому-то вчерашний кочан.

А неподалеку, на площади, стоял на постаменте маленький, скукожившийся человечек в распахнутом пальто. Левой рукой он держал смятую кепку, а правой показывал куда-то за реку. Каждый истолковывал этот жест по-своему. А какой-то шутник повесил на протянутую руку человечка авоську с пустыми бутылками, и жест сразу приобрёл осмысленность.

1999г.

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2017