В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

08.12.2003
Материал относится к разделам:
  - АП как движение Анализ работы проектов, клубов, фестивалей)
Авторы: 
Коровин Андрей

Источник:
www.stihi.ru
 

ЭПОХА СОБИРАНИЯ КАМНЕЙ или КАКИЕ ФЕСТИВАЛИ НАМ НУЖНЫ?

Я смотрю "Всемирную Бардафишу" Дим Палыча Соколова (www.bardafisha.ru), и сердце моё наполняется радостью и печалью одновременно.

Радостью – от того, что после периода "разбрасывания камней" начала-середины 90-х, когда, казалось, рухнула вся инфраструктура КСП, да что там КСП – перевернулся весь мир, началась эпоха "собирания камней", появилось множество новых и порой весьма многообещающих фестивалей.

А грустью – от того, что все эти фестивали не дают должного результата, не приносят ожидаемых плодов. Цветут там сами по себе, пахнут кто чем, а ягодок-то нет...

 

Несмотря на то, что жизнь вообще и жизнь авторской песни в частности вроде бы вернулась или возвращается в нормальное русло, жить по-старому всё-таки дальше нельзя. Нельзя не учитывать того, что морально-оппозиционные отношения в обществе сменились на денежно-вещевые, да и сама авторская песня в достаточной мере коммерциализировалась. Были в истории АП уже и кражи чужих песен и прочие мерзости, произраставшие раньше в основном на поле врага – официальной попсы. Изменилась и система ценностей. Невозможно представить себе, к примеру, г-на О`Шеннона в АП 60-х и даже 80-х. Не говоря уже о Шаове, Трофиме и прочих представителях сегодняшней коммерческой псевдо-АП.

Что ж, сожалеть о смене ориентации, а точнее об эстетической полигамии в нынешней АП также бессмысленно, как и о том, что девушки рано или поздно становятся женщинами. Авторской песне сейчас примерно в самый раз те роковые 45, когда "баба ягодка опять". Самое время пуститься во все тяжкие...

Но во все тяжкие, сломя голову, обычно пускаются женщины, так и не наученные ничему своим горьким жизненным опытом. Те же, кто учёл все предыдущие промахи и сделал из собственных ошибок необходимые выводы, пускают во все тяжкие мужчин, которые их окружают, сами оставаясь вне подозрений. Чем же может нам помочь в данном случае эта аллегория? А вот чем.

Организаторы современных фестивалей напоминают мне тех самых мужчин, которым "бабы-ягодки" так легко кружат головы. В каждом городе, наверное, найдётся мужчинка, так или иначе любящий авторскую песню. И в каждом пятом (ну хорошо — десятом) мужчинке хватит задора, чтобы закрутить с этой АП роман – в форме ли регулярных бардовских концертов или же фестивалей. Число фестивалей таким образом растёт, у потенциальных поклонников нашей дамы появляется выбор – можно встретиться с возлюбленной на Груше, можно на Куликовке, а можно (если лень далеко ехать) и на задрипанном лесном слёте в родном Урюпинске*. Наиболее активные поклонники не отстают от предмета обожания ни на шаг, получая где от ворот поворот, а где – дамскую милость в виде дипломантств и лауреатств. И ездят такие никому неизвестные счастливцы по свету, перебирая памятные грамотки от своей возлюбленной – вот была "волшебная ночь на Волге", а вот – "счастливый месяц на Азове"... Впрочем, дама наша – АП – женщина осмотрительная, и число обладателей её счастливых грамоток вовсе не сильно вредит её репутации. Ну да сказка – ложь, но в ней – намёк...

Фестивалей действительно сейчас много. Меньше, чем хотелось бы – да. И тем не менее – много. А вот есть ли от них польза? Мне кажется, организаторы фестивалей не часто задают себе этот вопрос. А зря. Потому что в противном случае они бы пришли к мысли, что зря переводят своё время и чужие деньги. Совершенно очевидно, что в последнее время появились так называемые "всепроходные" барды, эдакие "лауреаты-везде". Первый яркий пример тому – незабвенная Ксюша Полтева, снявшая сливки сразу с четырёх недетских конкурсов – московского областного, международного "Петербургского аккорда", Второго канала и, наконец, Большой Груши. Потом были (с разной степенью успеха): Кира Малыгина, Саркисовы и другие. Ну, самим "всепроходникам" чем больше грамот – тем приятнее. А вот каково организаторам региональных фестивалей, которые считают, что открывают новое имя, а это имя уже открыто, более того – это имя – транзитом через Урюпинск — прямиком летит на грушинскую гитару или в питерский Ледовый Дворец? Смысл того же урюпинского действа теряется. Вот если бы фестиваль в Урюпинске был фестивалем первого уровня – тогда всё закономерно: он действительно считался бы первооткрывателем новой звезды, а восходящей звезде не пришлось бы (да и было бы категорически противопоказано!) участвовать в конкурсе других фестивалей первого уровня. Взяла эту планку – вот тебе планка повыше. Бери её! Из-за полной путаницы статусов фестивалей и – соответственно – отсутствия понимания перспективы и летают восходящие звёздочки от одного костра к другому в надежде погреться и получить свой кусочек славы.

Идея структурирования фестивалей не нова. Её всерьёз обсуждали ещё в 80-х. Тогда же была разработана структура бардовских фестивалей снизу вверх – от Урюпинска до Москвы (тогда, правда, Самый Большой Фестиваль проходил то в Киеве, то в Таллине, то ещё где, не зацикливаясь на столичности мероприятия). Были объявлены региональные центры, которые отвечали за проведение фестивалей "второго уровня" — региональных фестивалей, которые являлись трамплином для главного, Большого фестиваля. Таким образом, пройдя первый и второй уровень претендент попадал НАВЕРХ. Система имела свои плюсы (чётко поставленная задача и система координат) и свои минусы (ангажированность организаторов и членов жюри, обладающих монополией на вкус и право первой ночи в отдельно взятом регионе), но всё-таки некоторое время работала. В начале 90-х система развалилась вместе со страной. Умерли старые фестивали, а возникшие на их месте новые отказались принимать уже успевшую закоснеть систему. Да и Больших фестивалей стало что-то многовато – Грушинский (всё ж таки старый и признанный, но испорченный погоней за популярностью и прибылью), "Петербургский аккорд" (учреждённый энтузиастом-любителем и непонятно с какого бодуна ставший вдруг "международным"), Коломенский (Московский) (созданный как фестиваль федерального центра и призванный перетянуть на себя одеяло в соответствии с новыми задачами централизации). Надо было срочно что-то менять. Внутри системы организаторов стали появляться некие неофициальные договорённости, что де победители, к примеру, Урюпинского фестиваля прямиком попадают во второй (третий) тур Груши. Но эти устные договорённости ещё больше подорвали веру организаторов незадействованных в данной системе круговой поруки фестивалей в глубокой ангажированности старой системы и её творцов. Сегодня налицо революционная ситуация внутри организаторов, менеджеров и топ-менеджеров АП. И выиграть сможет только тот, кто сумеет договориться со ВСЕМИ, объединить все (или хотя бы большинство) фестивалей и их организаторов. Это – первая и самая главная задача, которую реально решить только путём открытых переговоров, открытой дискуссии на уровне всероссийской встречи, смычки, "большого круга".

Предметом договора может стать как структурирование системы, так и взятие на себя определённой ответственности за последствия своей деятельности. То есть – работа на перспективу, которая и должна объединить всех. Что может быть такой перспективой? Проведение фестивалей как задача № 1 – пуста. Сам по себе фестиваль собирает людей ради ИДЕИ. Идея эта – Авторская Песня и её будущее. Фестиваль – суть проявление жизнедеятельности АП, отражение её качества и состояния, но не самоцель. Поскольку в фестиваль вкладываются деньги, они должны каким-то образом и окупаться. Каким же? Ну уж не продажей памперсов на фестивальной поляне – это точно. Поскольку деньги тоже вкладываются ради ИДЕИ, экономический результат должен быть прежде всего — морального порядка. Например, поиск и раскрутка новых имён. И это будет тем ОБЩИМ результатом, который и создаст необходимую здоровую конкуренцию среди фестивалей и даст новое дыхание фестивальному движению. Каждый фестиваль получит возможность открыть свою звезду и дать ей – помимо грамоты и поцелуя организатора – как говорили раньше, "путёвку в жизнь". С другой стороны, это повысит ответственность жюри за результаты своего жюрения. Зная, что за объявлением о присуждении лауреатства, в данного автора будет вложено энное количество денег (на запись диска за счёт организаторов фестиваля, где он победил, на выпуск афиши, на промоушн в СМИ), члены жюри, надеюсь, не будут торопиться с решением. Ибо при принятии неверного решения, организаторы будут вправе отказаться от услуг такого жюри в будущем.

Мне могут возразить, что лауреатство дают не за творчество в целом, а за конкретную песню. А я в ответ задам вопрос: так что же первично – личность или текст? Да, и в литературе, и в АП известны случаи, когда человек был автором одного удачного текста или песни – тот же Валерий Миляев ("Весеннее танго") или Рая Ченборисова ("А люди идут по свету..."). Но мне кажется, что всегда была, есть и будет первична личность. Текст или песня, в отрыве от неё, — будут поняты неправильно или превратно. Если же автору удачной песни всего 18 лет и эта песня и у него – единственная, стоит подумать, прежде чем присуждать такому автору лауреатство. Конечно, система оценки автора, а не конкретной песни, потребует, как минимум, больших временных затрат, проведение мастерских. Но сегодняшний молодой представитель АП относится к самому жанру гораздо серьёзнее, поскольку если раньше АП была только хобби, сегодня она вполне может быть профессией. И этой профессией, как и любой другой, надо серьёзно овладевать. Поэтому-то нынешние авторы проходят гитарные школы, школы поэтического мастерства и с радостью идут на мастерские.

Время любительства в АП давно ушло. Как только в жанре появились деньги, он стал стремительно меняться. Всё, что могло испортиться – протухло, а всё, что могло исчезнуть – испарилось. Остались либо активные графоманы, в том числе и коммерческие, в которых вкладывают деньги тайные враги жанра, либо молодые таланты, стремящиеся стать профессионалами. Ну, москвичи худо-бедно справятся с задачей овладения профессией барда сами – об этом говорит обилие москвичей среди победителей последних крупных фестивалей. А вот ответственность за профессионализацию провинциального барда должны взять на себя местные организаторы-менеджеры АП и их спонсоры.

Ответственность – пожалуй, самое новое слово в лексиконе Авторской Песни. Но именно проблема ответственности сегодня стоит как никогда остро. Хотелось бы надеяться, что это слово не испугает тех, кто числят себя радетелями и двигателями жанра.

А до следующего сезона как раз ещё есть время, чтобы собраться и поговорить о том, что всех нас волнует: КАКИЕ ФЕСТИВАЛИ НАМ НУЖНЫ?

 

Ноябрь 2003 г.

 

____________________________________________

* Урюпинск в данном материале используется как имя нарицательное, а не собственное, и не имеет никакого отношения к реальному городу Урюпинску.

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2021