В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

17.11.2009
Материал относится к разделам:
  - Персоналии (интервью, статьи об авторах, исполнителях, адептах АП)

Персоналии:
  - Высоцкий Владимир Семенович
Авторы: 
Назаров Р. Р.
 

Национальный вопрос в жизни и творчестве В. С. Высоцкого

Есть на земле предостаточно рас –

Просто цветная палитра!

 

В.С. Высоцкий. "О китайской проблеме"

 

Нынче в нашей фауне

Равны все пороговно!

 

В.С. Высоцкий. "Что случилось в Африке"

 

Вопросы крови — самые сложные вопросы в мире!

 

М. А. Булгаков. "Мастер и Маргарита".

 

Остро необходим социальный анализ,

этническая карта поэзии

Владимира Высоцкого.

 

П. Вегин.

 

Когда люди слушают песни Высоцкого,

то вспоминают, что они – ЛЮДИ.

 

В. Шкловский.

 

Журналист Виктор Попов в своей статье "За графу за пятую" совершенно справедливо отмечает: "Как то не принято в литературоведении нашем рассуждать об этом скользком предмете... Но вероятно, любой серьёзный поэт, который отражает своё время, считает для себя не вправе пройти мимо этой часто болезненной для общества темы, мимо проблемы, которая, видимо, существовала во все времена и во всех государствах".

 

Национальный вопрос преследовал Владимира Семёновича Высоцкого всю жизнь: с момента рождения, даже раньше, когда "святители плюнули да дунули". Одной из главных, но не единственной темой был, конечно, вечный для русской интеллигенции "еврейский вопрос". Наличие еврейской крови в жилах "шансонье всея Руси" факт хоть и неприятный для разного рода квасных "ура-патриотов" черносотенного и получерносотенного толка, но исторический и бесспорный.

 

Как отмечает Пётр Солдатенков: "Родословное древо Высоцких без риска можно начать с прадеда поэта, Семёна, который... был учителем русского языка в Брест-Литовске, хотя имел и побочную профессию стеклодува (еврейская предусмотрительность и многоталантливость – Р. Н.). В 1889 году родился мальчик Владимир – будущий дед поэта, полифоническая личность. Все отмечают три его образования: юридическое, экономическое и химическое – для еврея (выделено нами – Р.Н.) до революции это серьёзно".

 

Как отмечает Владимир Новиков: "Пожалуй, по этой линии (деда по отцу – Р. Н.) унаследовал Владимир Семёнович-младший любовь к точным наукам и уважение к научным открытиям".

 

Павел Леонидов (дядя поэта, точнее, племянник его бабушки Ириады Алексеевны, двоюродный брат Семёна Владимировича Высоцкого) в книге "Владимир Высоцкий и другие" так описывал Владимира Семёновича Высоцкого-старшего, деда поэта: "Он ничего не создал, но был очень талантливым, очень ярким человеком: большая голая голова, дьявольская нацеленность взгляда стариковских глаз, классический нос с горбинкой (выделено нами – Р. Н.), саркастическая усмешка кривит губы и сверкает золото зубов".

 

Да и сам поэт отмечал в своём раннем творчестве :

 

Когда наши устои уродские

Размела революция в прах, -

Жили в Риме евреи Высоцкие,

Не известные в высших кругах.

 

Осенью 2001 г. в Омске организацией "Шалом-ХХ1 век" в музее К. Белова даже была организована выставка под названием "Владимир Высоцкий – еврей". Хотя на наш взгляд, абсолютизация "еврейства" Высоцкого – вещь не слишком необходимая. К этому надо относиться без излишней эмоциональности, просто как к одному из исторических фактов.

 

По всей видимости, Высоцкие родом – польские евреи. Если посмотреть географию мест рождения, то можно заметить, что чем дальше – тем западнее. Сам поэт родился в Москве, его отец – в Киеве, дед – в Бресте. Не исключено, что прадед и прапрадед могли родиться где-нибудь в Белостоке, Лодзи или Варшаве. Как отмечал Владимир Новиков "Польша – заграница, но не чужбина. Отсюда всё-таки пошла фамилия наша – и сочетание "пан Высоцкий" звучит вполне естественно. У поляков есть общее и с русскими (славянские корни никуда не денешь), и с французами (склонность к элегантности и шику)".

 

Фамилия Высоцкий действительно достаточно распространена и популярна в Польше: есть генерал Юзеф Высоцкий — герой двух Польских восстаний 1830-1831 гг. и 1863-1864 гг., есть известная актриса и режиссёр Станислава Высоцкая, внёсшая значительный вклад в развитие театрального искусства Польши, Украины и России. Есть Высоцкие среди украинцев (академик-биолог Георгий Высоцкий из Харькова), среди русских (профессор геологии Николай Высоцкий из Питера), среди белорусов, евреев, литовцев (в форме Высоцкис) и т.д. У "Брокгауза и Ефрона" упомянут Высоцкий железный источник, известна археологическая Высоцкая культура (по селу Высоцкому на Львовщине), есть город Высоцк под Питером, названный так в честь Героя Советского Союза К. Д. Высоцкого, в историю вошёл Высоцкий монастырь, в котором обучался иконописи Андрей Рублёв и т.д. Так что, фамилия Высоцких крепко связана с историей и культурой доброй половины Восточной Европы. Кстати, аналогичных фамилий — русско-украинско-белорусско-еврейско-польских, оставивших заметный след в истории и культуре — довольно много в России и сопредельных странах: Бродские, Вишневецкие, Вышинские, Голубицкие, Городницкие, Горские, Градские, Загурские, Мирские, Ростоцкие, Савицкие, Слуцкие, Смирницкие, Стругацкие, Хмельницкие и т.д. Прошли вместе "русские-украинцы-белорусы-евреи-поляки" все перипетии исторического пути, хоть и не гладкого, и не сладкого. Тут и Грюнвальд, и войны России с Речью Посполитой, и захваты (обоюдные), и гетман Мазепа, и Сенатский Указ от 28.12.1828 г. "О воспрещении Евреям, выходящим из Царства Польского, водворяться в России", и "черта оседлости", и восстания 1830-1831 гг. и 1863-1864 гг., и погромы, и "национализм", и "интернационализм", и "сионизм", и антисемитизм, и петлюровщина, и 1920 год, и 1939 год, и депортации, и Армия Крайова, и бригаденфюрер СС Каминский, и Варшавское восстание 1944 г., и бандеровщина, и "дело врачей", и эмиграция, и Беловежская Пуща и т.д.

 

Дубовик В. С. в своей "самиздатовской" статье "Социальная значимость поэзии В. С. Высоцкого" отмечает: "Владимир Высоцкий – явление в первую очередь русской культуры. Но и белорусы считают его своим. Родственность языков (бело-русский) позволяет жителям Беларуси воспринимать поэзию Владимира Семёновича во всём богатстве, ибо она стопроцентно понятна каждому из нас без перевода. Переплелись-то эти славянские, поистине братские культуры так, что и в наше время их не разделить, не оторвать друг от друга. Тут оказались бессильны все границы и таможни, все усилия националистов и политиканов любой национальности... Политики эти уйдут когда-то с политической арены, и из памяти народной. А общность наших славянских культур останется". Действительно, Высоцкий много и плодотворно работал с белорусами, особенно по кинематографической части: снялся в трёх фильмах киностудии "Беларусьфильм" у режиссёров В. Турова и В. Четверикова, для шести белорусских фильмов написал песни. Тепло дружил с этими режиссёрами, и с другими деятелями белорусской культуры: А. Адамовичем, Г. Полокой, И.Добролюбовым, Е.Глебовым и т.д. Белорусской теме поэт отдал должное в своём творчестве:

 

В холода, в холода,

От насиженных мест

Нас другие зовут города, -

Будь то Минск, будь то Брест, -

В холода, в холода...

 

("В холода, в холода...")

 

...восемь дней, как позавтракал в Минске...

 

("Из дорожного дневника")

 

И отношение поляков к Высоцкому всегда было самым-самым. По свидетельству П. Вегина: "В Польше Высоцкий стал... народным героем. Слава его подкреплялась ещё и его фильмами, а кино – мы знаем – в Польше на большой высоте и в большом почёте". А по воспоминаниям Георгия Епифанцева, когда в Москву собирался выдающийся польский фантаст Станислав Лем, то кроме "братьев по цеху" — фантастов Стругацких, он хотел видеть одного только Высоцкого, сказав: "Я должен увидеть человека, который так тонко чувствует космос".

 

"Польская тема" периодически возникала у Высоцкого:

 

Церковники хлебальники разинули,

Замешкался маленько Ватикан, —

Мы тут им папу римского подкинули –

Из наших, из поляков, из славян.

 

("Лекция о международном положении")

 

Стареем, брат, седеем, брат, -

Дела идут как в Польше.

 

("Стареем, брат...")

 

Чего нам Антарктика с Арктикой,

Чего нам Албания с Польшей!

 

("Пока вы здесь в ванночке с кафелем...")

 

Приедет – я скажу по-польски: Прошу, пани,

Прими таким как есть, не буду больше петь..."

 

("Она была в Париже")

 

Даже Римский папа Иоанн-Павел Второй (польский кардинал Кароль Войтыла) с удовольствием слушал и слушает песни Высоцкого о себе, да и не только о себе.

 

Ещё более, чем в Польше, Высоцкий популярен в Болгарии. Болгарский исследователь Любен Гергиев посвятил поэту одну из лучших монографий, а болгарский же поэт Любомир Левчев даже написал:

 

Я не успел увидеть

Ни одной знакомой звезды,

Кроме тебя,

Брат мой Володя, —

Ваше Величество Высоцкий.

 

Поэт был и зачат, и рождён в доме, где тесно жили "Евдокимы Кириллычи" и "Гиси Моисеевны". Первыми, кто поздравил родителей будущего поэта с рождением сына была как раз еврейская семья Яковлевых: Миша, Яков Михайлович и Гися Моисеевна, которую Высоцкий позже обессмертит в своём творчестве, в знаменитой "Балладе о детстве":

 

И било солнце в три луча,

Сквозь дыры крыш просеяно,

На Евдоким Кириллыча

И Гисю Моисеевну.

 

Она ему: "Как сыновья?"

"Да без вести пропавшие!

Эх, Гиська, мы одна семья –

Вы тоже пострадавшие!

 

Вы тоже — пострадавшие,

А значит – обрусевшие:

Мои – без вести павшие,

Твои – безвинно севшие".

 

По воспоминаниям Георгия Епифанцева: "Помню Гисю Моисеевну – она Высоцким была как родная". Она даже учила готовить Изу Высоцкую еврейское "кисло-сладкое жаркое и прочие премудрости".

 

По свидетельству протоиерея Константина Смирнова, Владимир Высоцкий не был крещён. Но здесь, надо полагать, дело не в национальности его отца, а в профессии: он ведь был советским офицером, да и мама поэта, Нина Максимовна, всю жизнь проработала в "режимных учреждениях". Так что будущего поэта не крестили (как и большинство его сверстников всех национальностей) скорее всего потому, что родители были атеистами, и к тому же не хотели служебных неприятностей в сталинское время. Позже поэт сам мог бы креститься, и неоднократно, и тайно от всех (например, в заграничном православном храме – Париже, США и т.д.). Но он не сделал этого. Свою версию этого изложил настоятель Санкт-Петербургского храма Спаса Нерукотворного Образа отец Константин (Смирнов): "Высоцкий жил, по выражению Пушкина, "бездны мрачной на краю" – и в упоении от этого. Прийти в Церковь и креститься – для него означало отказаться от этого состояния на краю бездны, от упоения хождения над пропастью. Помните? "Чую с гибельным восторгом – пропадаю, пропадаю...". Трудно было отказаться, потому что это состояние питало его творчество, открывало ему глубины жизненного хаоса". К религии Высоцкий относился с должным уважением, хотя и без лишнего пиетета, позволяя себе даже подшучивать на эту тему:

 

Кто верит в Магомета, кто в Аллаха, кто в Иисуса,

Кто ни во что не верит, даже в чёрта, назло всем,

Хорошую религию придумали индусы –

Что мы, отдав концы, не умираем насовсем.

 

Владимир Семёнович был человеком достаточно грамотным, чтобы понимать, что верить в "Магомета" и в "Аллаха" – это одно и то же, так что скорее всего строчка так написана для рифмы и размера: ни Будда, ни Иегова не входят в строку.

 

Относительно вольное обращение с религиозной тематикой позволяло Андрею Вознесенскому и всем друзьям поэта скандировать:

 

Гремите оркестры,

Козыри – крести.

Высоцкий воскресе!

Воистину воскресе!

 

Как отмечал В. Новиков: "С Христом у его поколения и его круга отношения непросто складывались – Иисуса держали за бесхарактерного хлюпика". И далее "культурным людям неудобно сознаваться в атеистических грехах".

 

Однако при этом проникновенные строки:

 

Купола в России кроют

Чистым золотом –

Чтобы чаще Господь замечал!..

 

В своём, можно сказать, смысложизненным, программном стихотворении "Я не люблю" поэт всё-таки отметил:

 

Я не люблю насилья и бессилья,

Вот только жаль распятого Христа!

 

Правда, есть свидетельства, что первоначальный вариант был иным, более максималистским:

 

Я не люблю насилья и бессилья,

И мне не жаль распятого Христа!

 

Но, возможно, это только одна из легенд. При всей своей внешней безрелигиозности Высоцкий всё-таки был человеком нравственного, гуманистического склада. К тому же подчас он удивлял своей осведомлённостью в религиозных тонкостях:

 

Икона висит у них в левом углу –

Наверно, они молокане...

 

Владимир Бондаренко в статье "Поединок со смертью" ("Москва, 2000, № 7) достаточно жёстко и категорично утверждает: "Он не был человеком верующим, и поэтому не мог отстаивать свою веру, идя за неё на костёр. Он не был убеждённым патриотом или националистом, чтобы отстаивать свою национальную идею. У него вообще не было глобальной идеи". И далее следуют рассуждения о том, что Высоцкий евреем не был, не мог (или не хотел) быть. В результате: он не был героем-бунтарём еврейства (как считает А. Городницкий), он не был и русским национальным героем (как полагает В. Клыков), он, по мнению В. Бондаренко "был порядочным человеком без веры и идеала". Многие склонны видеть в его творчестве "бунт против всех, в т.ч. – против Бога".

 

Однако при этом:

 

Мне есть что спеть, представ перед Всевышним,

Мне есть, чем оправдаться перед ним!...

 

Можно долго и убедительно спорить по поводу наличия или отсутствия у Высоцкого некоей "глобальной идеи", однако лучше всего сказал об этом большой поэт и фронтовик Борис Слуцкий: "Моё поколение видело кровь и смерть, моё поколение написало об этом много настоящих стихов. Но ни один из нас не смог (выделено нами – Р.Н.) написать стихов, которые написал человек, никогда не нюхавший пороха, человек, который во время войны был ребёнком". А ведь Слуцкий говорил от имени поколения, давшего миру К. Симонова, А. Суркова, С. Гудзенко, К. Ваншенкина, Ю. Друнину, А, Недогонова, А. Межирова, Д. Самойлова, А. Галича, Б. Окуджаву...

 

Сводить интерес к еврейской тематике в творчестве В. С. Высоцкого, исходя только из генетического происхождения и окружения поэта, было бы узко, однобоко и тенденциозно. Тем более, что еврейский вопрос в русской поэзии, прозе, искусстве поднимали не только евреи (Шолом-Алейхем, Хаим-Нахман Бялик, М. Шагал, Саша Чёрный, И.Э. Бабель, И. Ильф, В. Гроссман, А.Галич, Э. Севела, М. Захаров, А. Розенбаум, И. Губерман, В. Вишневский и т.д.) или полуевреи (В. Аксёнов, С. Довлатов и т.д.), которым как бы "положено" интересоваться этим вопросом (хотя кто сказал, что обязательно положено – разве каждая рыба обязана становиться ихтиологом!), но и те, кто генетически от евреев далёк, однако живо переживал "еврейский вопрос", будучи подлинным интеллигентом (А.С. Пушкин, Н.С. Лесков, В.Г. Короленко, А.И.Куприн, Г. Данелия, Е. Евтушенко, А. Иванов и т.д.). По нашему мнению, не будь даже во Владимире Семёновиче ни капли еврейской крови – он всё равно писал и пел бы о еврейском вопросе, и наверняка в той же тональности, с тем же напором и подходом, поскольку был настоящим российским интеллигентом.

 

Обидно, но периодически появляются разного рода пасквили, эксплуатирующие тему еврейского происхождения поэта. Так один из таких "пачкунов", "писак", "бумагомарак", скрывшийся под псевдонимом "Юзапас Ибрагимович Зингельшухер" в газете "Дуэль" № 48 (139) 1999 г. в статье "Всё же еврей" позволил себе такие перлы: "Будь Высоцкий по крови хоть самым чистокровным русским, по духу своему он останется столь же упёртым неперелицуемым евреем". Кроме того, статья изобилует выражениями типа "гои", "немзеры", "жидовская тусовка", "жидовская байка", "всевозможные розенбаумы" и т.д. Причём вывод сделан на основании того, что Высоцкий много и часто критиковал окружавшую его действительность. Для автора, по видимости, патриотизм – это полное умиление Родиной вне зависимости от реальности. Можно было бы, конечно, игнорировать такого рода пасквили, но они ведь являются проявлением определённой тенденции – псевдоинтеллектуального антисемитизма.

 

Публицист А. Филиппов в статье с многозначительным названием "Еврей в России – больше чем еврей" очень точно определяет роль и место антисемитизма в общественном сознании России: "Высоцкого величали евреем особо отмороженные русофилы... Еврей в России – больше чем еврей: у нас им может стать каждый... Находящуюся в кризисе нацию всегда тянет разобраться с евреями, в то время как разбираться надо с собой. Когда это удаётся сделать, антисемитизм становится лишь утешением полоумных".

 

В этой связи вполне понятны раздумья и сожаления П. Вегина о еврейском вопросе: "Когда и как случилось, что родина Пушкина и Цветаевой стала родиной современного антисемитизма?". Россия — страна удивительных парадоксов: с одной стороны, стопроцентные великороссы и люди самых разных национальностей (украинцы, армяне, грузины, татары и т.д.) часто воспринимали трагедию еврейского народа, как свою собственную боль. С другой стороны, появилось много антисемитствующих евреев: адвокат В. А. Грингмут (один из отцов-основателей черносотенного "Союза русского народа"!!!), коммунистические деятели Г. Е. Зиновьев, Л. М. Каганович, Л. З. Мехлис, академик И. Р. Шафаревич, либерал-демократ В. В. Жириновский и т.д.

 

По мысли П. Вегина: "Каждый из нас (т.е. русских интеллигентов – Р. Н.), независимо от генетического наследства и состава крови, обратен антисемитизму. Но по кодексу тех, кто претендует на символ русского народа, любой друг евреев – ещё больший и опасный враг, нежели чистый еврей. Полукровки и прочие друзья – всем нам висеть на одном столбе"

 

Вадим Горский в статье "Луи Армстронг еврейского разлива " ("Урал", 2000, № 8) приводит такие слова поэта: "Мешают ли мне еврейские крови?... Знаешь, в последнее время я стал задумываться: кто я? И вот в такие моменты всегда ловлю себя на мыли, что ничего нового не придумаю. Остаётся только воспроизвести написанное (жаль, что не мной!): Я русский. По рождению, по языку, по литературным пристрастиям, по друзьям, по любви, по впаянности в родную землю, по всему, что создаёт человеческую душу. Но пока остаётся хоть один антисемит, я – еврей!".

 

Детство и ранняя юность Высоцкого совпали с эпохой ужасных бедствий еврейского народа, о чём он неоднократно писал и в серьёзной форме, и в не очень серьёзной. Примером первого могут служить известные строки:

 

И фюрер кричал, от "завода" бледнея,

Стуча по своим телесам,

Что если бы не было этих евреев,

То он бы их выдумал сам.

 

Но вот запускают ракеты

Евреи из нашей страны...

А гетто, вы помните гетто –

Во время и после войны?

 

Позже поэт будет неоднократно возвращаться к еврейскому вопросу, и специально посвящая ему целые произведения ("Антисемиты", "Мишка Шифман", "Вот и кончился процесс...", "Запретили все цари всем царевичам..." и т.д.), и мимоходом касаясь его:

 

Стареют все – и Ловелас,

И Дон Жуан, и Греи,

И не садятся в первый класс

Сбежавшие евреи

 

("Стареем, брат...")

 

И даже в песнях так называемого китайского цикла есть строки "Товарищ Мао раздолбал еврея Маркса". В знаменитой песне "Жертва телевидения" иногда использовались строки: "Вести с полей, Или Южный Вьетнам, Или еврей, возвратившийся к нам".

 

Иногда стилизация и содержание стихов противоречат друг другу. Например, в песне "Антисемиты" две строфы подряд:

 

Я долго крепился, ведь благоговейно

Всегда относился к Альберту Эйнштейну.

Народ мне простит, но спрошу я невольно:

Куда отнести мне Абрама Линкольна?

 

Средь них – пострадавший от Сталина Каплер,

Средь них – уважаемый мной Чарли Чаплин,

Мой друг Рабинович и жертвы фашизма,

И даже основоположник марксизма!

 

Слова, безусловно, великолепны по стилистике и прекрасны содержательно, но вот только "шпана и бандиты", из которых по-большей части всегда вербовались антисемиты любого цвета ("золотопогонного", коричневого, красного, зеленого, "жовто-блакитного" и т. д.) вряд ли знали и знают, кто такие Линкольн или Каплер, а об Эйнштейне и Чаплине если и слышали, то вряд ли догадываются об их еврейском происхождении. Ведь и сегодня нередко приходится видеть удивление или неудовольствие на лицах псевдоинтеллигентов, когда говоришь о еврейских корнях Фрейда, Спинозы, Кафки и т.д. Следует отметить, что в творчестве Высоцкого очень часто упоминается Эйнштейн, можно сказать, что слова Эйнштейн и учёный, Эйнштейн и физик, Эйнштейн и гений употребляются практически как синонимы.

 

...Но ведь даже известнейший физик Эйнштейн,

Как и я относительно всё понимал.

 

("Про меня говорят: "Он, конечно, не гений!"")

 

Академик на досуге

Про Эйнштейна пишет стих...

 

("Ни о чём!)

 

Не отдавайте в физики детей,

Из них уже не вырастут Эйнштейны,

Сейчас сплошные кризисы идей –

Все физики на редкость безыдейны.

 

("Состояние современной физики")

 

Земля ведь ушла лет на триста вперёд

По гнусной теории Эйнштейна!

 

("Тау Кита")

 

Ведь даже Эйнштейн – физический гений –

Весьма относительно всё понимал.

 

("Всё относительно")

 

Товарищи учёные, Эйнштейны драгоценные,

Ньютоны ненаглядные, любимые до слёз!

 

("Товарищи учёные")

 

Тут можно обнаружить всё что угодно: и извечный спор "физиков" и "лириков", и отголоски еврейского вопроса, и взлёт научной мысли в 60-ые годы, во многом, кстати, благодаря именно евреям:

 

Всех, кому уже жить не светило,

Превращал он в нормальных людей.

Но огромное это светило,

К сожалению, было еврей.

 

Вне советского контекста последняя строка не понятна – почему "к сожалению?". Те же, кто жил в условиях поздней оттепели и застоя, а тем более раньше, таких вопросов не задавали. Как отметил В.Новиков: "помимо нашего личного опыта, существует ещё исторический опыт страны, народа". И далее: "Почему все мы, советские люди, так не любим писать деловые бумаги? Потому что каждый из нас должен что-то скрывать о себе и своих близких: дворянство, еврейство (выделено нами – Р.Н.), принадлежность к раскулаченным или репрессированным...". Хотя иногда принадлежность к еврейству – вещь желательная и положительная:

 

Ну а так как я бичую,

Беспартийный, нееврей, -

Я на лестницах ночую,

Где тепло от батарей.

 

"Еврейскость", "семитскость" никогда не была препятствием для русского поэта быть именно русским поэтом. Примеров тому масса и в истории, и в современности: Д. Бурлюк, Саша Чёрный, Б. Пастернак, О. Мандельштам, Б. Слуцкий, Н. Коржавин, И. Бродский, М. Светлов, А. Розенбаум, В. Вишневский и т.д. Так что безотносительно к составу крови Владимир Высоцкий русский, к тому же русский советский (не в смысле его взглядов и мировоззрения, а в смысле страны и времени, в которых он жил и творил) поэт, поскольку многие его стихи и песни непонятны вне специфического советского контекста. Сам поэт отмечал: "У моих песен очень русские корни и по-настоящему они могут быть понятны только русскому человеку".

 

Известный социолог И. В. Бестужев-Лада в своей книге "Открывая Высоцкого" отмечал, что "Высоцкий стал зеркалом нашей социальной действительности 60-70-х годов". Это верно, но при этом можно добавить, что многие события, процессы, явления более ранних периодов (дореволюционного, Гражданской войны, сталинщины, войны и т.д.) также схвачены им очень тонко и точно. А если взглянуть на период, прошедший после его кончины, то можно заметить, насколько не утратили актуальность многие его вещи, а некоторые – даже стали ещё более актуальными: национальный вопрос, засилье массовой культуры, социальное неравенство и т.д. А чего стоят очень современные слова:

 

И не церковь, не кабак –

Ничего не свято...

Нет, ребята, всё не так,

Всё не так, ребята!

 

В. Новиков в своей книге "В Союзе писателей не состоял (Писатель Владимир Высоцкий)" отмечает: "Многие поистине трагические события наших дней как бы предсказаны в невесёлых сюжетах Высоцкого:

 

Воспоминанья только потревожь я –

Всегда одно: "На помощь! Караул!.."

Вот бьют чеченов немцы из Поволжья,

А место битвы – город Барнаул.

 

Список "мест битвы" угрожающе растёт: Сумгаит, Фергана, Новый Узень, Баку, Душанбе... Слишком долго мы радовались "дружбе народов", не желая тревожиться и называть вещи своими именами".

 

Книга В. Новикова вышла в 1991 году, ещё до того как начались войны: абхазская, грузино-осетинская, осетино-ингушская, приднестровская, чеченская... Хотя Бестужев-Лада И. В. и говорит: "Высоцкий не был человеком науки и не мог рассмотреть ситуацию аналитически, диагностически, прогностически", но мы должны сказать, что Великий поэт и не должен быть учёным-футурологом, он всегда — Пророк и Мессия. Хотя Вадим Туманов и отметил: "Он любил Родину, но не слепо. Народу своему не льстил. Не поучал его. Мессией себя не считал". Позволим себе не согласиться. Всё же нам кажется, что Высоцкий-Человек был лично скромен, а Высоцкий-Поэт – знал себе подлинную цену.

 

НАЗАРОВ Р. Р. (Ташкент)

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2021