В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

24.12.2009
Материал относится к разделам:
  - Тематические сборники песен
Авторы: 
авторы не указаны...
 

Новогодние песни о главном

НОВОГОДНИЕ ПЕСНИ О ГЛАВНОМ

 

Декабрь

 

Александр Городницкий

 

Декабрь, последний месяц года,

Припудрив шрамы площадей,

Чехлы набросит на природу,

Её спасая от людей.

 

Отгородит ледком несмелым

Отравленные русла рек.

Сырой извёсткою и мелом

Новорождённый пахнет снег.

 

Окно в серебряной оправе.

Не за горами Новый год.

И можно всё ещё исправить

Путём поделочных работ,

 

Пока над рощей и оврагом,

Навстречу мчась во весь опор,

Размахивает белым флагом

Невидимый парламентёр.

 

И жизни горькая основа

Растает, как снежок в руке,

Как загрунтованное слово

В неполучившейся строке.

 

1994

 

***

 

В предчувствии Нового года

 

Ирина Анциферова

 

Последние дни уходящего года.

В заснеженных сумерках дремлющий город

Слегка приподнимет тяжёлые веки

И смотрит на то, как живут человеки.

 

Спешат по проспектам, ныряют под арки,

Загадочно прячут по сумкам подарки,

И тает мгновенно (живём таровато),

Быстрей, чем снежинка,

В ладони зарплата.

 

Я тоже умею кружиться в метели,

В весёлом угаре последней недели,

Бежать, приглашать, дожидаться трамвая,

Хрустящую корочку вкусно ломая.

 

Беспечно свой день поручив суматохе,

Прожить второпях, как ныряльщик на вдохе.

Испечь, нарядить, наплевать на погоду

И рухнуть в объятия Нового года.

 

Перед Новым годом

 

Владимир Дерксен, Светлана Абрамова (Дуэт "Метро")

 

В тихую погоду

Перед новым годом

Ай-да, как хорошо!

Чувствуешь свободу,

Полный дом народу,

Хоть бы, хоть бы праздник поскорей пришел!

 

Вот-вот праздник придет...

Не засыпай, малыш!

К нам в дом, все его ждем.

Напрасно ты в праздник спишь.

 

Перед Новым годом,

Перед Новым годом

Преобразился мир!

Даже дом с народом

Стал вдруг хороводом

На ночь отворившихся квартир.

 

И пусть легкая грусть

Утром к тебе придет.

Ты спал — ночь потерял,

А может и весь этот год...

 

Встанем на балконе

Посыпать прохожих

Праздничным конфетти.

А что же там такое?

Эй, малыш, похоже, твой сон

Огнем бенгальским над толпой летит!

 

Дин-дон! ...слышите звон?

Это двенадцать бьет!

Ну, вот и Новый год!

Пусть счастье вас всех найдет!

 

1992

 

***

 

Вот — скоро и Новый год...

 

Юрий Харченко

 

Вот — скоро и Новый год,

Вот — что он нам принесет.

Пусть — даты наводят грусть,

Пусть — я больше не вернусь.

Все — все, что просил сбылось,

Все — что потерял нашлось.

Но — что-то и не пришло,

Но — мне все ровно тепло.

 

Как жаль, что прошел этот год,

Как жаль что опять хоровод

Закружит меня в метель,

Заманит опять постель.

Спасение лишь апрель

Принесет.

 

Но — это уже смешно,

Но — все уже решено

Плыть по проводам зимы,

Быть около той беды.

Ты будешь опять одна,

Ты снова глядишь в глаза,

Там — там за окном зима,

Там — там холода, а пока

 

Как жаль, что ошибок груз

Не сбросил я в том году. Ну пусть

Я — твое увлечение,

Я — твое приключение,

Я — твое развлечение,

Ну и пусть...

 

***

 

Спешит навстречу Новый год...

 

Светлана Мель

 

Спешит навстречу Новый год,

Шурша на ветерке.

Свои подарки нам несет

В заплатанном мешке.

Он к каждой двери подойдет,

Под каждое окно...

Кого какой подарок ждет, —

Не нами решено.

 

В его мешке полно надежд,

И радостей не счесть,

Но все же, где-то там на дне

Невзгоды тоже есть.

Мешок, конечно же, не нов

И второпях зашит.

Что в нем застряло между швов?

Что в складках там лежит?

 

Он шел, цепляясь за кусты

Своим большим мешком,

А ветер все, что он терял,

Припорошил снежком...

Он шел, трещал его мешок

И все пустел, пустел.

А за спиной его снежок

Таинственно блестел.

 

Метель устало улеглась

Собакой у крыльца,

Косматой гривой прислонясь

К уснувшим деревцам,

И все затихло. Целый мир

Застыл в волшебном сне...

А все, что спрятано в снегу,

Оттает по весне.

 

Ну, вот и сказочка моя

Рассказана почти.

И я желаю вам, друзья,

В снегу себе найти

Побольше радостей, удач

На много лет вперед...

А беды талая вода

Пусть в море унесет.

 

1995

 

***

 

Под Новый Год

 

Михаил Володин

 

Пахнет хвоей, и мысли вразброд.

Все спешат — на носу Новый год.

Ждешь неведомых новых свершений —

В эту полночь на стыке двух лет

Ждешь чего-то, чего еще нет.

Город полон огней, украшений...

Снег летит, и в лучах фонарей

Бег людской с каждым часом быстрей.

Словно все, что за год не успели,

Можно разом, за час, наверстать,

Докопаться, доделать, достать,

Если жить этот час на пределе.

Только мы никуда не спешим,

То ли временем не дорожим,

То ли ноги застыли от стужи.

Пей, любовь моя, может быть, там

Будет легче и радостней нам,

Не грустней, не больней и не хуже...

Мы молчим. В темноте, в тишине

Ты щекой припадаешь ко мне.

Звезды с неба свисают, как блюдца.

Если рай существует, то в нем

Вечерами, в потемках вдвоем,

Так вот, молча, мечтам предаются.

 

***

 

Дорога в новый год

 

Юрий Карпов

 

Не печалься, все пройдет

Все, когда-нибудь кончается.

По дороге в Новый год,

Вечно что-нибудь случается

Превратит нам Новый год

Все возможные движения,

Прочих дел круговорот

В снего-головокружения

 

Перекрестки на пути

Обязательно предвидятся

И никак не обойти

Тех, кто, где-нибудь обидится

И, обидевшись, свернет

Может влево, может, вправо ли

Ну, а нам всегда вперед

На край Земли

 

А дорога в Новый год

Бесконечной лентой тянется

Вдалеке уже туманится

То, что нас с тобою ждет

Подпирая небосвод

В небе радуга качается

Никогда пусть не кончается

Та дорога в Новый год

 

6 декабря 2004 г.

 

***

 

Новый год

 

Лариса Жукова

 

Этот праздник Новый год

Незаметно настает,

Так и время незаметно

Пролетит за годом год.

Бьют старинные часы

И большая стрелка-Вечность

Отмеряет человечность

В тонком контуре души.

 

И привычный этот звон

Вдруг покажется набатом...

И последние куранты,

И молчащий телефон...

Ты понять не торопись

Почему так одиноко,

Не виня во всем дорогу

В то, что было оглянись.

 

И пытаясь разрешить

Сверхсерьезные задачи

Ты поймешь — нельзя иначе,

Надо чувствовать спешить.

Может, то, что есть — пустяк

по сравненью с тем, что будет,

А пока что все мы — люди,

А раз люди — будет так!

 

Бьют старинные часы

И большая стрелка-Вечность

Отмеряет человечность

В тонком контуре души.

 

***

 

Новый год

 

Владимир Розенбаум

 

Вот и Новый Год пришел —

Все снежком припорошило,

Очень будет хорошо

Все, что было препаршиво.

Удивительно, но так —

Почему-то в это верят,

Только старые потери

Не вернешь уже никак.

 

Да, подумаешь, всего

День еще один отмерен,

Отчего же, отчего

В чудо мы сегодня верим?

Объяснений не ищу —

Просто счастия желаю!

Невозможно? Знать не знаю!

Чем хотите заплачу.

 

И один удар часов,

Под который все застыло,

Из большой палитры слов

Выбирает слово "Было..."

Боже, было-то вчера,

А уже в году минувшем —

В прошлое грехи столкнувши,

Снова мы чисты, ура!

 

Как волшебник, словно встарь,

Несмотря на что мы, где мы,

Это чудо — календарь

Разрешает все проблемы.

И не надо отрывать

Каждый лист, копя усталость,

Дней-то больше не осталось —

Можно снова начинать.

 

Вот и Новый год пришел —

Ветер кружит снег под аркой.

Дедморозов пуст мешок —

Он уже разнес подарки.

Я ж не даром мял бока,

Покупая елку пятым,

Что он под нее запрятал?!

Я пошел смотреть!

Пока!

 

Январь 1992

 

***

 

Новый год

 

Юрий Визбор

 

Вот вам и Новый год.

Мы обещали вам,

Что он опять придет,

Отрастет как трава.

Нет никаких причин

Песню ему не спеть:

Год наступающий,

Год обещающий,

Верим мы в твой успех.

 

Вот, мужики, дела —

Слышен нам шум весны:

Это любовь пришла

В званье родной жены.

Милая ты моя!

Мой дорогой маяк!

В волнах качается,

Вдаль пробиваетс

Лодка, где ты и я.

 

Здравствуй, наш Новый год,

Маленький наш итог,

Год дорогих забот,

Год молодых дорог.

Не обдели теплом —

Не обнесем вином.

Горы высокие,

Дали далекие

Положи под нашим окном.

 

С Новым годом, с новым счастьем!

Значит, тост поднимем вновь

Мы за новые удачи

И за старую любовь

 

31 декабря 1973

 

***

 

Новый год

 

Александр Башлачёв

 

Мы у ворот. Эй, отворяй, охрана!

Ровно в двенадцать нам разрешают вход.

Мокрый от пены, и, безусловно, пьяный,

Я удираю в новый грядущий год.

 

С треском разбив елочные игрушки

Жмется к столу общество-ассорти.

Хочется стать взрывчатою хлопушкой

И расстрелять вас залпами конфети.

 

Но нужно включиться,

И — раз-два-три! — веселиться.

А лучше всего напиться. Вдрызг.

Чтоб рухнуть под стол — пластом.

Кто-то из женщин в маске лисицы

Приветливо машет мне своим пушистым хвостом.

 

Там, наверху, счетчик стучит все чаще.

Там, наверху, скоро составят счет.

Кто-то открытку бросил в почтовый ящик.

Может быть, ангел, может быть — пьяный черт?

 

В этом году я выбираю черта.

Я с ним охотно чокнусь левой рукой.

Я объявляю восемьдесят четвертый

Годом серьезных мер по борьбе с тоской.

 

Но в комнате пусто,

Смазаны краски.

Слышен могучий храп за стеной.

Кто-то из женщин сбрасывает маску

И остается рядом со мной.

 

Как хорошо, когда некуда торопиться.

Славно проспать первый январский день.

Надо бы встать, чтобы опохмелиться,

Надо бы встать, но подниматься лень.

 

В куче кассет местный рок-клуб — по росту.

Маршевый шаг вперед, два шага назад.

Ровно в двенадцать — Всеволод Новгородцев

И модная группа "Фрэнки гоуз ту Ленинград".

 

Мы засыпаем.

Что нам приснится?

Лес и дорога. Конь вороной.

Кто-то из женщин в маске лисицы

Утром проснется рядом со мной.

 

Кто-то из женщин быстро с постели встанет,

Выгладит платье и подойдет к столу.

Кто-то из женщин все по местам расставит.

Где-то в углу на кухне найдет метлу.

 

Кто-то из женщин быстро сметет осколки.

Вымоет чашки с мылом и кипятком.

Снимет игрушки. Выбросит наши елки.

И, не прощаясь, щелкнет дверным замком.

 

А солнце все выше! Скоро растает.

Деды Морозы получат расчет.

Сидя на крыше, скорбно глотает

Водку и слезы мой маленький черт.

 

***

 

Новый Год

 

Сергей Трубкин

 

Помнишь тот Новый Год?

О, это был и впрямь новый год!

На синих стеклах плавился лед,

И капал мед с желтых свечей.

 

Всю ночь падал снег.

О, это был такой белый снег.

Как будто наступал новый век,

Сказочный век — еще ничей!

 

Плыл к небу твой смех.

О, как прозрачен был этот смех!

И мир не знал еще слова "грех",

Словно орех под скорлупой.

 

Мы пили вино.

Но превращалось в воду вино.

Только под утро стало темно

И в наше окно струился покой!

 

***

 

Новый год

 

Александр Иванов

 

Новый год недалек — он звенит ключами,

Дед Мороз щекочет бородой своей.

У него за плечами сумка с чудесами —

Подходи, разбирай поскорей!

 

Нам с тобой в эту ночь повезло чрезвычайно —

Нам Снегурка достала чудо на двоих.

У тебя вдруг глаза заблестели отчаянно —

Может это все жар рук моих?

 

Скоро нас позовет звон часов величавый,

И шальная пробка спляшет на столе.

Я скажу: "В январе мы весну повстречали!"

Ты ответишь мне: "Нет, в декабре!"

 

1971

 

***

Новый Год

 

Михаил Никитин

 

Вот и Новый год

Снова гололед,

Ах, как жизнь идет,

Как летит она!

 

Жизнь моя – такси,

Даже не проси –

Не затормозит

Седоков полна.

 

На обочине

Между прочими

Потерял тебя,

Сердце стылое.

 

И я зря с тоской

Все машу рукой,

Все зову тебя,

Моя милая...

 

***

 

Вета Ножкина

 

Новый год без снега...

 

Нам уже в привычку – Новый год без снега...

Для Алматы — типична жизнь без суеты.

Но что-то мне подсказывает — есть закономерность

Для нас и городов российской полосы.

 

Радость поздравлений – словно снова детство...

И мешок пельменей, тазик оливье,

И с утра до вечера милое кокетство

В карнавальной маске, найденной в старье.

 

И открытки старые — добрые стихи в них

Про страну Лапландию...но мучает вопрос —

Помнишь, чемоданчик – там был френчик синий,

В нём был папа всё-таки, или Дед Мороз?

 

Талый запах свечек, на окне снежинки,

Фантиков колечки, битые шары...

И куплеты ёлочке длинные-предлинные,

Хоровод до полночи — радость детворы.

 

И стишок, заученный, про лису и зайчика,

Дед Мороз, измученный жаром бороды,

И Снегурка белая с кудрями-калачиками,

И кулёк подарочный сладкой ерунды...

 

И всё уже в привычку...Лишь Новый год без снега...

Копошенье целый день около плиты...

Телик до полночи, танцы у соседей —

И у нас, и в городах российской полосы...

 

2009

 

***

 

Новый Год

 

Дмитрий Кожинов

 

Иду по зимней улице

И скоро Новый Год.

Вокруг меня сутулится

И ежится народ

 

А мне тепло и весело,

Погоде вопреки

А для меня настали вдруг

Весенние деньки.

 

Кто воротник не поднял,

Тот отморозит нос.

Под елкой микрофонит

Поддатый Дед Мороз

 

С красавицей Снегурочкой

Исчезнуть бы куда —

Берет свое природа,

С Новым Годом, господа.

 

А для меня настали вдруг

Весенние деньки

Хотя кругом не лужи,

А лыжи и коньки

 

Часов биологических

Не надо наблюдать,

Любое время года

У природы благодать.

 

Людей на хмурых улицах

Морозы достают,

А девушки красивые

Вокруг меня снуют

 

Ах, эти мини-юбочки,

Ах в омут с головой

Весна на нашей улице,

Живу, пока живой.

 

Ах, эти мини-юбочки,

Ах в омут с головой

Раз после декабря — апрель,

То значит я еще живой.

 

***

 

Серик Кусаинов

 

Пусть Новый Год, и все как прежде,

Опять глаза мечтой горят,

Опять на старые надежды

Набросим призрачный наряд.

 

Отбросим дальше все сомненья,

И, мир восторженно любя,

Мы за столом под оливьенья

Поверим в сказку и в себя.

 

"Мы наш, мы новый мир построим..."

"Пока свободою горим..."

На том стоим, чего-то стоим,

С судьбой на равных говорим.

 

Нас окрыляет звон курантов,

Сейчас возлюбим и врага,

Но ни к чему заморский Санта,

Нам ближе Колотун-ага.

 

Пусть Новый Год, и все как прежде,

И поутру вспухает глаз,

Но все же верю, что надежды

Нечаянно сбудутся у нас!

 

***

 

Новый Новый год

 

Дмитрий Воронков

 

Нынче брагу не ставьте и репу не парьте —

самовластный размашистый росчерк пера

отменил Новый год в сентябре, как и в марте,

даже время подвластно указу Петра.

 

Начинаться он будет заснеженным утром

после ночи с шампанским под звон хрусталя,

возле елки сверкающей. Глупо ли, мудро —

кто посмеет оспаривать мудрость царя?

 

Нынче репу не парят, шампанскому рады,

мы за деликатесом толпимся у касс,

Новый год в январе? Значит, так было надо.

Пусть и будет. Да здравствует царский указ.

 

***

 

Песенка про Новый год

 

Александр Тимченко

 

Ах, какая кутерьма!

Мебель двигают в квартире.

Вот бы чуточку пошире

Нам бы делали дома.

 

Да и этот дом хорош.

Обитатели квартиры

Суетятся перед пиром,

Разменяв последний грош.

 

Облысел наш календарь.

Лишь волосик на затылке.

Время крохотным обмылком

В Лету кануло и вдаль.

 

Слышишь, слышишь, год идет,

Слышишь, слышишь, год уходит.

Мы с тобой его проводим

До двери и до ворот.

 

Снова лезь на антресоль,

Становись на табуретку.

Ах, бывает это редко

Так ведь в этом-то и соль.

 

Пыль садится на очки,

Забивается дыханье,

К исполнению желанья

Троекратное "Апчхи!"

 

Ах, откройся, сундучок,

И сокровищами брызни,

Ведь бывает радость в жизни,

Но до времени — молчок.

 

Стрелки станут в караул,

Замерев на циферблате,

Как линейный на параде.

В ожиданьи смолкнет гул.

 

В полумраке синих крон

Спят малиновые звуки

И сплетают наши руки

Наши души в унисон.

 

Ах, как светятся глаза,

Как мы радостно беспечны!

Юны, счастливы и вечны

И для нас сияет зал.

 

Мы шампанское — бабах!

Ничего, что вдребезг люстра.

Пусть у нас не будет грустно

На житейских берегах.

 

Этот елочный дурман,

Перемешанный в бокале...

Что бы мы ни загадали

Санта-Клаус скажет: "Дам".

 

Залетит он к нам домой.

Ну а если он в запарке,

Все равно пришлет подарки,

Только форточку открой.

 

Потому что в этот час,

Час, единственный на свете,

В этот час смеются свечи,

Оплывая ради нас.

 

Елка, дождик, серпантин,

Конфетти, хлопушки, маски.

Мы опять вернулись в сказку

И не хочется уйти.

 

Эта сказка без конца.

А рассвет у нас в 7-30.

Значит надо торопиться,

Чтоб дослушать до конца.

 

Дорогой товарищ наш,

Милый друг многопрограммный,

Расскажи, как на Багамах,

Чтоб захлебывались аж.

 

Мы не "новые" — увы,

А, быть может, это к счастью.

Мы остались малой частью

Среди этой суеты.

 

Мы про елочку споем,

Мужичка с лошадкой вспомним

И завалимся на дровни —

Пусть везет за окоем.

 

Собрались мы все сюда

Веселиться до утра ведь.

Разрешите вас поздравить

С Новым годом, господа.

 

14-15 декабря 1996

 

***

 

Стихи В. Горенко

Музыка А. Крючков

 

У хороших людей зажигаются яркие елки,

У хороших людей за столами тепло и светло.

Нехороших людей уже скушали серые волки,

И следы тех волков новогодней пургой замело.

 

По веселой земле ходят добрые Деды Морозы,

Из огромных мешков непрерывно подарки дарят.

Разноцветными бусами сделались детские слезы,

И на лапах еловых нарядно и ярко горят.

 

И не то чтобы пьян, но шампанского брызгами взвинчен,

Произносит хозяин научно-разбойничий тост.

И смеется в ответ со стены Леонардо да Винчи,

Словно самый ученый на этой земле Дед Мороз.

 

Прославляю тебя, новогодняя пестрая полночь,

Серпантины твои, мишуру конфетти и конфет.

А когда мы устанем, придет неизменно на помощь

Незнакомого года загадочный первый рассвет.

 

Побледнели в лучах фонари на притихнувшей елке,

И, свое отгостив, я на первый троллейбус бреду.

Нехороших людей уже скушали серые волки,

И следы тех волков замело еще в прошлом году.

 

***

 

Новый год

 

Татьяна Дрыгина

 

Остаться, удержаться, сохраниться

И Новый год, как чистый лист, принять,

И все забыть, и свежую страницу

Размеренными днями заполнять...

И жить! И жить, во что бы то ни стало —

И замечать росу, и видеть сны,

Не спрашивая, много или мало

Достанется от будущей весны...

 

Но страшно видеть, как седеет мама,

Казавшаяся вечно молодой,

А старые отметины и шрамы

Не смоешь мягкой губкой и водой;

И незаметно подрастают дети,

И ветреною ночью из окна

Отчетливо нашептывает ветер

Забытые, казалось, имена...

 

Остаться, удержаться, сохраниться!

И Новый год, как чистый лист, принять,

И все забыть, и свежую страницу

Размеренными днями заполнять...

Но память все подбрасывает темы.

И раз уж жить без прошлого нельзя —

Пускай волнуют старые проблемы,

И навещают старые друзья.

 

1989

 

***

 

Новый год

 

Стихи М. Никулиной

Музыка Леонида Ваксмана

 

Ах, что это за музыка у входа?

Кто там кричит на лестнице в парадной?

Ах, это с Новым годом, с Новым годом.

Ах, это с новым счастьем, если надо.

 

Ах! Это затевайте что угодно!

Уже снега расстелены под весны.

До кромочки источены полотна

И новые напялены на кросна.

 

И дворники в торжественных тулупах,

Распахнутых как новые ворота,

Лопатами постукивая грубо,

Идут вершить любимую работу.

 

Они красны лицом и бородаты,

Они кричат заманчиво и зычно,

Как будто оснастились неприлично

Рецептами от смерти и утраты.

 

Ах, это все в прологе, все в прологе,

Где все мы только дворники и пряхи:

Примериваем белые рубахи

И разгребаем белые дороги.

 

***

 

Прощай, декабрь, я праздную веселый Новый год...

 

Татьяна Королева

 

Прощай, декабрь,

Я праздную веселый Новый год,

В бокалах на столе играет лед,

Уходит ночь, кончаются века,

А мы еще по капле коньяка —

И пьяным сном забудется восход.

 

И неспроста

Мы здесь наговорили столько слов,

Мы пережили страшную любовь,

Она прошла, как дождь, и у моста

Еще кипит упрямая вода,

Пытаясь убежать из берегов.

 

И, как прилив,

Гудел предновогодний балаган,

И елка улеглась к моим ногам,

И чуть ли не дракона привезли,

А после веселились, как могли,

Покуда не пустел в руке стакан.

 

И, будто вновь,

Как чудо, снег на улице пошел,

Он пишет на окне карандашом

О том, что происходит — не со мной

И переулки пахнут новизной —

И я твержу: Все будет хорошо!

 

2000

 

***

 

Новый год

 

Стихи М. Сипера

Музыка В. Мешавкина

 

Замерзает огонь от спички,

Стук колес безнадежно врет...

В тусклом тамбуре электрички

Я встречаю свой Новый год,

И, отсчитывая мгновенья,

Подступают, печаль даря,

Пограничники — размышленья

На границе у января.

 

Веселится народ в вагоне,

Смотрит девушка за окно,

Словно хочет дословно вспомнить

Роль, заученную давно.

Только память опять подводит

И молчит, проси не проси,

Лишь мелькают, как в хороводе,

Верстовые столбы осин.

 

Бросьте, девушка, не зубрите!

Я беру вас в спектакль без проб.

Подождите, усталый зритель,

Еще рано нам в гардероб,

Мы еще все переиграем,

Мы другой сочиним букварь!..

Я один в электричке маюсь,

А вокруг родился январь.

 

1981

 

***

 

Новый год

 

Николай Адаменко

 

Снегурочки снимают парики,

Вновь превратясь в обычных пьяных женщин,

И жизни срок на целый год уменьшен,

И обижаться, право, не с руки.

 

Шампанским на последнюю копейку

Залита ежегодная зевота

В попытке отыскать в себе лазейку

Надежде на желаемое что-то.

 

Доедены соленья и варенья,

И все обратно на круги придем...

Но надо же поверить в обновленье

Хотя бы раз в году, на Новый год.

 

***

 

Новый год

 

Любовь Миненкова

 

Пусть этот день слизнёт закат,

Проглотит тайну неотгаданных слов.

В моей душе исчезнет капля зла,

Пусть завтра будет Новый год.

И неважно, какой день недели завтра,

И неважно, какое число! Ведь вместе мы.

 

Я знаю, многое не сбылось

За эту пару трудных недель.

Но в наш Новый год возможно всё:

Тебе в подарок дарю новый день.

И неважно, весна или осень нынче,

И неважно, зима или лето; вместе мы!

 

Ах, сколько пролито дождей,

А сколько сказано и спето слов!

Что я могу ещё сказать тебе?

Никто не знает, куда нас занесёт.

 

***

 

Подмосковье. Рассвет. Новый год...

 

Алина Михайловская

 

Подмосковье. Рассвет. Новый год.

Ровно в семь, по расписанью, отлёт.

И осталось ерунда — полчаса.

Посидим да поглядим в небеса.

 

Замигает огоньками табло,

Разгоняя сигаретный туман.

И кому-то даст таможня добро

В Барселону, Тель-Авив, Амстердам.

 

А в Амстердаме нынче ветры свистят

И в каналах промерзает вода,

Но люди крыльями взмахнут, полетят,

Золотые покорять города.

 

Как заплещется им музыка сфер!

Да закружит снегопад, снегопад!

Я, наверное, простил бы их всех,

Лишь бы только возвращались назад.

 

Но пустеет в вышине небосвод,

Затихает отправленья сигнал...

Подмосковье, рассвет, Новый год.

Шереметьево. Второй терминал.

 

Январь 2001

 

***

 

Новогодняя песня

 

Виктор Дурицын

 

Новый год настает.

Он всегда неожидан,

он всегда так желаем,

ожидаем, и вот

Новый год настает,

осторожно ступая,

белоснежную стаю

высылая вперед.

 

Уходит Старый год,

он старый безнадежно,

еще припомнить можно

все, что он нам сулил,

уходит Старый год,

как ветхая одежда;

на веру и надежду

еще хватает сил.

 

Пусть поземка метет,

отогреемся чаем,

пусть тебя не смущает,

что никто не придет,

пусть поземка метет,

где-то рядом блуждает

Новый год, он, конечно,

надежды вернет!

 

Год за годом идет.

Как в копилку бросаем

медяки наших дней;

сколько их набралось?

Новый год настает,

полночь чаши сдвигает;

мы друг другу желаем,

чтоб не хуже жилось!

 

Уходит Старый год,

он старый безнадежно,

еще припомнить можно

все, что он нам сулил,

уходит Старый год,

как ветхая одежда;

на веру и надежду

пока хватает сил.

 

***

 

Прощание со Старым годом

 

Светлана Мель

 

Вот Новый год стучится у ворот,

А старый собирается в дорогу,

За горизонтом канет, пропадет, —

Ему осталось быть совсем немного...

 

И кто-то скажет праздничную речь,

И тостов будет в эту ночь немало...

В волшебном блеске новогодних свеч

За Новый год поднимутся бокалы.

 

И мы блистаем яркостью одежд

И дышим пряным запахом еловым...

О, Старый год, ты полон был надежд, —

Они теперь перелетают в новый.

 

Мы все учились то, что есть, — беречь,

Старались перед ветром не согнуться...

В волшебном блеске новогодних свеч

Твои мечты в душе не раз проснутся.

 

Ты не был беспечальным, Старый год,

Порою было холодно и больно,

Но приходила радость в свой черед, —

Ну что же, — в общем, я тобой довольна.

 

Ну что ж, прощай, — я дров подброшу в печь...

А за окном торопит время ветер...

В волшебном блеске новогодних свеч

Уход твой будет как-то незаметен...

 

1982

 

***

 

Золотая пора

 

Любовь Окунева

 

Вот Новый год, за окнами январь, заполнен дом мой запахом еловым,

Но только жаль, что новый календарь нам не подарит жизни новой.

А помнишь, ты когда-то был так рад, и аромат от корок мандаринных,

И яркий свет от елочных гирлянд вернут нам чувства дней старинных,

Где встали на полках волшебные книжки, где манит лихая игра,

Мальчишки, девчонки, девчонки, мальчишки, чудная золотая пора.

 

Закончен год, и суета ушла, в окошко только мокрый снег стучится,

Мне этой ночью ветер рождества вновь принесет друзей забытых лица,

Ах, где же вы, разбойники мои, ах, где вы, короли и Д'Артаньяны,

Какими вы дорогами прошли, в какие вы умчались страны?

Пылятся на полках волшебные книжки, и манит лихая игра,

Мальчишки, девчонки, девчонки, мальчишки, где ваша золотая пора?

 

И снова Новый год, и вновь январь, и полон дом мой запахом еловым,

Пусть год ушедший мне немного жаль, но мне не надо жизни новой.

Мне не нужны ни слава, ни успех, я счастья лишь хочу и чтобы дома

Всегда звучал задорный детский смех, был полон дом друзей, знакомых.

Чтоб жили на полках волшебные книжки, и были во все времена

Мальчишки, девчонки, девчонки, мальчишки, и эта золотая пора.

 

***

 

Сумасшедший Новый год

 

Стихи В. Кузьмина

Музыка Вадима Мищука

 

На мосту белеют кони, оснеженные зимой,

И прижав ладонь к ладони, быстро едем мы домой.

Нету слов, одни улыбки, нет Луны — горит звезда.

Измененья и ошибки протекают как вода.

 

Вдоль Невы вокруг канала, и по лестнице с ковром

Ты взбегаешь, как бывало, как всегда в знакомый дом.

Два веночка из фарфора, два прибора на столе

И в твоем зеленом взоре — по две розы на стебле.

 

Слышно на часах в передней не спеша двенадцать бьет, —

То моя форель последней разбивает звонко лед.

Живы мы, и все живые, все мертвы, завидный гроб (?)

Что обряды вековые — из бутылки пробка — хлоп.

 

Вдоль Невы вокруг канала, и по лестнице с ковром

Ты взбегаешь, как бывало, как всегда в знакомый дом.

Два веночка из фарфора, два прибора на столе

И в твоем зеленом взоре — по две розы на стебле.

 

На мосту белеют кони, оснеженные зимой,

И прижав ладонь к ладони, быстро едем мы домой

Места нет печали хмурой, ни сомнений, ни забот,

Входит в двери белокурый, сумасшедший Новый год.

 

***

 

До Москвы билет

 

Ирина Орищенко

 

Посвящается А.Смирнову

 

Взять до Москвы билет где-то под Новый год,

Пусть боковой плацкарт не огорчит ничуть.

И через целый год с богом и как-нибудь

Перенестись туда, где старый друг живет.

 

Заспанный труженик будет, кряхтя, везти.

Я посвящу ему пару дорожных строк.

Только бы он меня не задержал в пути,

Чтоб старый друг не счел шуткой ночной звонок.

 

И до Казанского через Союз в три дня,

В город больших надежд мчать на свидание.

В город, где старый друг ждет за столом меня,

Где Новый год придет без опоздания.

 

Взять до Москвы билет где-то под Новый год,

И на четвертый день кнопку звонка нажать.

И погрузить весь дом в массу смешных хлопот.

Только б не опоздать, чтоб не устал он ждать.

 

***

 

Еще один случайный новый год...

 

Евгения Ланцберг

 

Еще один случайный новый год

в чужой квартире, под чужою елкой,

она давно отбросила иголки,

вокруг никто не водит хоровод...

 

Еще одна случайная весна,

случайная зима, случайный случай.

Случайности особенно падучи

на тех, кому случайность так страшна.

 

Никто из нас не знает до конца

случайности своей, но, право, лучше

пусть нас соединяет только случай,

а не черты искомого лица.

 

***

 

Картошечка в Новый год

 

Виктор Каменский

 

В новогоднюю ночь навари мне уральской картошки,

той, что тает во рту, рассыпается вдоль языка.

Не хочу осетра, икряной обрамленного крошкой.

Пусть картошечка мне постным маслицем пахнет слегка.

 

Поколдуй у плиты, чтобы паром укутало кухню,

и лукавой росой заслезились проемы окна.

Чтобы наш домовой всем своим избалованным нюхом

обалдело воспрял, чертыхаясь остатками сна

 

Стоит на ушах народ

всех наций, мастей, пород

от снега, от счастья, от

картошечки в Новый год.

И в тысячах городов

готово всё от и до

к тому, чтоб наполнить рот

картошечкой в Новый год.

 

В новогоднюю ночь на судьбу и погоду не сетуй.

Все равно не поймёшь, что они норовят сотворить.

Пусть не будет воды, пусть электрик подавится светом.

Нам бы вместе побыть, да картошки успеть наварить.

 

Оживут небеса, распогодятся белою стружкой.

Всё пойдет колесом. Мне же хочется, чтобы в пылу

сохранила душа не огни, серпантины, хлопушки,

а картошечки вкус, да задумчивый твой поцелуй.

 

Стоит на ушах народ

всех наций, мастей, пород

от снега, от счастья, от

картошечки в Новый год.

И в тысячах городов

готово всё от и до

к тому, чтоб наполнить рот

картошечкой в Новый год.

 

***

 

В поезде

 

Александр Городницкий

 

Ты переходишь в новый год,

Как в новый гон.

Тебя от прожитых невзгод

Несет вагон.

Молчанье пущ и снега ритм,

И веток фон,

И глаз смеющийся горит,

Как светофор.

 

Внизу колесной зыби гул,

Темно вокруг.

Вот так вступаешь ты, бегун,

На новый круг.

Тебе от скорости пьянеть,

Бранить дела,

Стаканом тоненько звенеть

О край стола.

 

Не подытожить перемен

В твоей судьбе,

Чужих измен, твоих измен,

Измен тебе.

А за окошком волчий вой

В ночной поре

И елки детства твоего

Стоят в каре.

 

1963

 

***

 

Новый год

 

Георгий Дубенецкий

 

И новогодняя погода, и снег ложится на капот.

И в магазинах тьма народа — спешит затариться народ.

Потом под елкой или просто закусят шубой двух сельдей,

Потом шампанское, и тосты, и речь все громче и быстрей...

 

Потом, понятно, будут пляски, и фейерверки во дворе,

И, вероятно, будут сказки полузаснувшей детворе...

Потом опять за стол садятся, и популярное поют,

А в телевизоре смеются, и тоже вроде водку пьют

 

А за окном уже светает, и наступает новый день,

И свет неяркий освещает тарелки в мойке — мыть-то лень!

Затяжелевший вдруг хозяин к тарелке голову склонил,

Жена тихонько попеняет: "ты лучше б только водку пил!"

 

И засопят в своих кроватях, потом водички отхлебнут,

Ну а детишки утром рано поспать похмельным не дадут —

Ведь Дед Мороз принес подарки, и надо срочно показать,

Как быстро бегает машинка, как Барби платье надевать...

 

Ну что ж, все правильно. Проснуться и кофе надо заварить,

И осторожно повернуться — ведь голова с утра гудит...

Но это все — потом, назавтра. Ну а сегодня — наливай!

И пусть шампанское рекою, и пусть веселье через край...

 

Но вот и все. Осталась только на нашей елке мишура,

Да от подарков упаковка лежит как яркая гора,

Окончен праздник, скоро утро, и вроде даже Новый год,

И потихонечку на транспорт бредет подвыпивший народ.

 

30. 12. 1999

 

***

 

Новый год

 

Олег Коваленко

 

Столикой столичной толпы кутерьма позади,

Минута — и дрогнувший поезд натужно гудит.

С ботинок подтаял снежок, и свет проводница зажжет,

Когда "Москва-Самара" в ночи исчезнет за метелью.

 

А дома ждут друзья, и Новый год

Нарисовал морозный лес в окне летящего

Вагона. К повороту — поворот.

И как живется без тебя, молчи, не спрашивай.

 

Гудящей общаге на Малой Грузинской — пока!

Приятней дороги до дома вовек не сыскать.

Все ближе родное тепло, и бьются снежинки в стекло,

На темном фоне леса косыми строчками мелькая...

 

А дома ждут друзья, и Новый год

Нарисовал морозный лес в окне летящего

Вагона. К повороту — поворот.

И как живется без тебя, прошу, не спрашивай.

 

Пусть несколько дней пролетят, словно пара часов,

И праздник рассеется, словно туман, невесом.

В комочек сожмется душа, лишь время придет провожать.

Твой поезд до столицы ворвется в ночь под стук колесный.

 

Останусь ждать я, и Новый Год

Морозный нарисует лес в окне летящего

Вагона. К повороту — поворот.

И вновь недели потекут до возвращения...

 

***

 

Новый год (с Гелей Коваленко)

 

Александр Розенблит

 

Бьёт двенадцать!

Давай, забудем обо всём,

Нас эта ночь берёт за плечи,

Наступит новогодний вечер,

И год стучится под окном.

 

Бьёт двенадцать!

Мы купим ёлку и шары,

И кто-то принесёт гирлянды,

И под московские куранты

Вручим друг дружке мы дары.

 

И мы гадаем на стекле,

Стирая пальцами узоры.

Сегодня кончены все ссоры,

Поскольку мы навеселе.

 

Бьёт двенадцать!

Куда ушли те времена?

Который год безснежны тучи,

Гадаем на кофейной гуще

И засыпаем от вина.

 

Бьёт двенадцать!

Взорвём хлопушки и тогда

Запахнет порохом и длинной

Полоской в ленту серпантина

Сольются юности года.

 

И мы гадаем на стекле,

Стирая пальцами узоры.

Сегодня кончены все ссоры,

Поскольку мы навеселе.

 

1992

 

***

 

Новогодняя

 

Александр Сапожников

 

Скрипя по снегу, в валенках шагает Новый год,

Всё ближе, ближе, ближе — вот сейчас уже придёт!

А сосны чуть качаются в морозной тишине,

И звёзды зажигаются в моём окне.

 

Пришла к нам новогодняя весёлая пора,

Встречать мы будем радостно, до самого утра.

Не страшен новогодний мне морозец — ну и пусть

Сосульками кусается — его я не боюсь!

 

А Новый год всё ближе — слышишь, валенки скрипят?

Сейчас придёт, обрадует мальчишек и девчат!

И в воздухе закружится снежинок хоровод,

Отпразднуем же весело — встречайте Новый год!

 

***

 

С Новым годом!

 

Сергей Шермецинский

 

Осень все-таки ушла, расплатившись за постой

Белым снегом, что давно ждет усталая природа.

Из последнего десятка провожаем год шестой —

Век двадцатый на исходе. С Новым годом! С Новым годом!

 

Я не то чтоб очень плох, но, с собою не в ладу,

В безответность тишины до утра слова роняю.

Жизнь как жизнь — все хорошо. Только в будущем году

Я, как будто невзначай, свой тридцатник разменяю.

 

Вроде, даже не рубеж — детский возраст, малый срок.

Уходящий этот год шлет из прошлого приветы.

Мне осталось много дел и непройденных дорог,

И желание одно — дотянуться бы до света.

 

Полутемный коридор и шершавая стена,

Сто засовов и замков... Но опять седобородый

Дед Мороз стучится в дверь, гость из сказочного сна.

Значит, так тому и быть.

С Новым годом! С Новым годом!

 

***

 

Поздравляем с Новым годом...

 

Адольф Мельцер

 

(стихи)

 

Поздравляем с Новым годом

И желаем от души,

Чтоб со счастьем пароходы

К Вашим гаваням дошли,

Доскрипели, догудели,

Допыхтели и дошли.

 

Чтобы Вы их разгрузили

В новогодний звонкий час,

Чтоб досталось по корзине

Счастья каждому из Вас,

Хоть по маленькой корзине

Только каждому из Вас,

 

И такое есть хотенье:

Чтобы только макияж

Наводить пытался тени

На румяный облик Ваш,

На безбрежно-безмятежный,

На здоровый облик Ваш.

 

Чтоб по морю и по суху,

Наяву, а не в мечтах,

Забегала к Вам ВЕЗУХА

На высоких каблучках,

На скрипучих, на певуч

На веселых каблучках...

 

***

 

Некого винить

 

Игорь Андриенко

 

Новый год

настает,

Настает

в свой черед.

Что несет

Новый год

Мне? —

Миражи?

Виражи?

Или жидкую жизнь?

Нить Судьбы — под ножи

дней!

 

Некого винить

В том,

что рвется Нить,

Кроме

как —

себя,

Ровный

шаг

дробя.

 

Рубежа

не сбежать

И пожатья

разжать,

Как ни жаль,

предстоит

вновь...

Новый ток,

как поток

Новью

сотканных

строк,

Словно сок

обновит кровь.

 

Некого винить

В том,

что рвется Нить,

Кроме

как —

себя,

Ровный

шаг

дробя.

 

1995

 

***

 

Снежок

 

Юрий Лорес

 

Я в ночь новогоднюю ранен в пальто

снежком прошлогоднего снега.

Мне в спину стреляли – неведомо кто,

а мне показалось, что с неба.

 

Куда же он метил, стрелявший никто?

Не в спину, а только в одежду.

Но в это мгновенье я понял: ничто

меня в этом мире не держит.

 

И медленно падал в ближайший сугроб,

стараясь казаться серьезным.

И думал: зачем это пахнет укроп

колючим январским морозом.

 

Мне снилось, что я возвращался пешком

домой из неведомой дали.

И все же историю с этим снежком

мы с кем-то прекрасно сыграли.

 

Но где, наконец, затерялся мой дом?

Все тропки куда-то сбежали.

Я прошлую жизнь вспоминаю с трудом,

стучусь, открывают – не ждали?

 

В прихожей снимаю одежду со льдом –

конечно, валялся в сугробе.

И вижу пробитое насквозь пальто

и снежный комок между ребер.

 

***

 

Знаки зодиака – Козерог

 

Юрий Лорес

 

Наступит Новый Год, насыпет снегу впрок,

А над землей взойдет созвездье Козерог.

И нет ночи длинней, нет трепетней свечи.

Дыханием теней колышутся лучи.

 

И снизойдет покой на землю с высоты,

И золотой огонь рождественской звезды.

Пошлет любовь и хлеб созвездье Козерог,

Сплетение судеб, скрещение дорог.

 

И ты к моей руке лишь руку протяни,

Вблизи и вдалеке колышутся огни.

И да свершится то, что посулит нам рок.

Взойдет на рождество созвездье Козерог.

 

Приходит Новый Год, как будто наугад,

Дороги не найдет во времени назад.

И нет ночи длинней, а в полуночный час

От множества огней никто не видит нас.

 

***

 

Английская песенка

 

Стихи Александра Городницкого

Музыка Сергея Никитина

 

В Уэльсе теплые дожди

По крышам шелестят.

Подруга, ты меня не жди,

Я не вернусь назад.

Стакан зажат в моей руке,

Изломан песней рот, —

Мы в придорожном кабачке

Встречаем Новый год.

 

Мой нос багров, я пить здоров,

И ты меня не тронь.

Под бубна рев по связке дров

Пустился в пляс огонь.

Мы собрались здесь налегке

Без горя и забот, —

Мы в придорожном кабачке

Встречаем Новый год.

 

Кругом туманные поля,

Шумят кругом друзья.

Моя ячменная земля,

С тобою счастлив я.

Стакан зажат в моей руке,

Изломан песней рот, —

Мы в придорожном кабачке

Встречаем Новый год.

 

1965

 

***

 

В новом году я исправлю фигуру...

 

Михаил Сипер

 

В новом году я исправлю фигуру,

Брошу курить, материться и пить,

К шкафчику в ванной куплю фурнитуру,

Стены в квартире смогу побелить.

 

В новом году буду ласков с семьею,

Лампу в подъезде пойду поменять,

В кухне посуду, конечно, домою,

Все буду молча паять-починять.

 

Снова с женой я займусь этим самым,

Только пусть кто-то напомнит мне чем,

Гаду-соседу в лицо брошу прямо

То, что не брошено было совсем.

 

В новом году стану чаще купаться,

Что означает починку трубы,

Спящий, не буду храпеть и лягаться

(Что-то еще перечислить забыл).

 

В новом году ничего не наскучит,

Что-то открою, чего-то найду!

И лишь вопрос нерешаемый мучит:

"Ну, а в каком это новом году?"

 

***

 

Менять коней

 

Леонид Нахамкин

 

Под Новый год судьба меняла лошадей

На сытых, пьяных молодых коней.

Меняла загнанных, печальных и смешных

на розовых, на в яблоках, шальных.

 

Коней менять —

И жизнь менять.

Да посетят нас мир и благодать!

А я в петле качаюсь, я — часы,

Ботинки намокают от росы.

 

Под новый год судьба чернит свой прежний бег,

И цок копыт, и гром мостов и рек,

И, суетясь, меняет лошадей,

Меняет жизнь, и книги, и людей.

 

И в тот же год взметнулись судьбы у друзей.

Забвенья ветер! Память их развей.

У завтра прошлое иное, мир иной,

Иные слезы — как соседей за стеной.

 

Под этот год все судьбы мира разошлись.

По лодкам, по машинам — это жизнь.

Все судьбы — веером, как кости домино.

Бог перемен! Горько твое вино.

 

Припев.

 

1977

 

***

 

С новым годом, с новым счастьем...

 

Адольф Мельцер

 

(стихи)

 

С новым годом, с новым счастьем

В части общей, в личной части,

В государственной и в частной —

Лишь бы больше было счастья!

 

Счастья разного фасона,

Всевозможного калибра:

И огромного, как солнце,

И не более колибри,

 

Чтобы счастья — безбережье,

Через край чтобы пролиться,

И одаривать проезжих,

И с соседом поделиться...

 

Чтобы каждый был причастен —

Все земное населенье,

Потому, что Птица Счастья

Размножается деленьем...

 

...С новым годом, с новым счастьем!

Пусть и старое продлится:

Старым тоже не бросайтесь —

Вдруг и это пригодится?

 

Что там будет — кто там знает?

И какое будет счастье?

Вдруг и старое сгодится —

Хоть не в целом, так отчасти?

 

Может новое не сразу

Приживется в Вашем доме —

Старое тогда достаньте,

Подержите на ладони,

 

Заверните в лоскут неба,

Дайте солнышка напиться

И дыханьем отогрейте,

Как замерзшую синицу.

 

Пусть живет,пока живется,

И пускай Вас не смущает,

Что над старым счастьем вьется

Голубой дымок печали...

 

Это счастью не помеха

Это только лишь оправа

Драгоценного металла

К дорогому минералу...

 

Будет все, как нам желалось!

Будет к нам щедра природа!

С новым годом, с новым счастьем,

Человеки и народы!

 

***

 

На исходе год...

 

Борис Вайханский

 

На исходе год.

Подведем итог.

Всех своих друзей

вспомним у огня.

Пусть нас в суете

позабудет Бог —

Главное, что мы

всё еще — друзья!

 

Главное, что в нас

теплится огонь,

Что с тобою мы

сердцем не черствы,

Что в глазах — тревога,

а не покой,

И у наших песен

слова просты.

 

Будет новый год,

новые дела,

Новые стихи —

нам без них нельзя! —

Новые долги,

новые враги...

А из старого —

только вы, друзья.

 

Нас еще не раз

бросит в круговерть.

Мы свой путь найдем

среди ста дорог.

Надо жить, мой друг,

чтобы все успеть,

Чтобы написать

столько важных строк.

 

На исходе год.

Прожит он не зря.

Сколько было слов

и горячих снов.

Не остудят их

вьюги декабря,

Потому что мы

соберемся вновь.

 

1983

 

***

 

Новый год в Крыжовке

 

Арон Крупп

 

Что случилось со мной? Будто всё стороной,

Будто книги не впрок, будто возраст — пустяк.

За лесною стеной ожил мир озорной

И жар-птица трепещет в антенных снастях.

 

С утра с землёю поделилось небо небом,

А может это снег на небеса похожий.

Не верить миру старых сказок ты не требуй —

В ночной Крыжовке этот мир внезапно ожил.

Вон вышел из лесу на старых лыжах леший,

В мохнатой шапке и с зелёной бородою.

Вон к заповедному колодцу ведьма чешет,

Спешит заполнить вёдра свежею водою.

 

Но не злы чудеса в белорусских лесах,

Просто в зиму всё спуталось — день или год.

Лишь кукушка в часах всё стоит на часах

Да за снежной горой, электричка поёт.

 

А старый леший не завертит в глухомани.

Чайком попоит, от моей прикурит спички,

Покажет лес, а коль запутаюсь в тумане,

Заветной тропкой доведёт до электрички.

От козней старой ведьмы больше не страдаю.

А я испорченный приёмник ей налажу,

Мне по лыжне она за это погадает

Да всё про дальнюю дороженьку расскажет.

 

А случилось вдруг — замрёт у печи старый кот,

Перестанет когтями царапать метлу,

Я поверю: вот-вот чудо в дом забредёт,

Отряхнёт снег и лыжи поставит в углу.

 

Придёт Снегурочка на свет свечи неяркий,

На звук гитарных струн и песенки негромкой

Придёт и станет новогодние подарки

Нам раздавать из вышитой котомки.

Подарит год — там будут праздники и будни,

Подарит каждому хоть на минуту крылья

И будет лёгким горе, счастье будет трудным,

Вот так зима моя смешала сказку с былью.

Вот так зима моя смешала сказку с былью.

 

Декабрь 1969

 

***

 

Сон под пятницу

 

Юрий Визбор

 

Попробуем заснуть под пятницу,

Под пятницу, под пятницу,

Во сне вся жизнь на нас накатится

Салазками под Новый год,

 

Бретельки в довоенном платьеце

И шар воздушный катится.

Четверг за нас за всех расплатится

И "чистых" пятнице сдает.

 

И все, что с нами дальше сбудется,

Ах, сбудется, ах, сбудется,

Пройдет по этой смутной улице,

Чтоб знали мы в конце-концов,

Что много лет за нами старыми

Бредет во тьме кварталами

Какое-то весьма усталое

И дорогое нам лицо.

 

А новый год и ель зеленая,

Зеленая, зеленая,

Свеча гореньем утомленная

И некий милый человек.

И пахнет корка мандаринная,

Звезда висит старинная,

И детство все такое длинное,

И наш такой короткий век.

 

Всю ночь бредем мы сквозь сумятицу,

Сумятицу, сумятицу,

И лишь к утру на нас накатится

Догадка, что была в крови,

Все от того, что сон под пятницу,

Под пятницу, под пятницу

Нам дан затем, чтобы не спрятаться

От нашей собственной любви.

 

28 декабря 1979

 

***

 

Новогодняя

 

Константин Тарасов

 

Завесил вечер окно,

Завесил вечер окно,

Сжигает зимняя заря

Последний лист календаря.

Последний день декабря,

Последний день декабря

Расстает в сумерках сейчас

И этот год покинет нас.

 

А мы уже спешим

Навстречу новым дням

Подобно птичьим стаям

Рвемся в высоту.

Сквозь вьюги январей

К усталым декабрям

Спешим и как снежинки таем

На лету.

 

Неумолимы часы,

Неутомимы часы

Вот завершился бег минут

И Новый Год куранты бьют

Звенит хрустальный салют,

Звенит хрустальный салют

В узорах праздничных одежд

Сияют радуги надежд.

 

Спешим, спешим, спешим

Навстречу новым дням.

Подобно птичьим стаям

Рвемся в высоту.

Сквозь вьюги январей

К усталым декабрям

Спешим и как снежинки таем

На лету.

 

***

 

Как прошёл этот год? Не заметил я, не заметил...

 

Юрий Хейфец

 

Как прошёл этот год? Не заметил я, не заметил...

А зачем замечать? То, что было, проходит всегда...

Отзвенел звездопад, отшумел летний ласковый ветер,

Об осенних дождях позабыли давно провода...

 

Снова стынет зима, к фонарям прижимаясь устало,

Снова вьюга ревёт и молотит в окно кулаком,

А шалунья-луна, поскользнувшись, на землю упала,

И осколки её бьются бабочками подо льдом...

 

Вот ещё год прошёл, а я счастья не встретил, не встретил,

И похож день на день, как две капли хмельного вина:

Плачет юность в тоске, и смеются над старостью дети,

И блестит на висках незаслуженная седина...

 

Как придёт Новый год, не замечу я, не замечу,

А зачем замечать? Круг бокалов с шампанским широк...

Встанут разом друзья и, как водится, выпьют за встречу,

Выпью с ними и я, — пусть не знают, как я одинок...

 

Что там ждёт впереди – не узнаем мы, не узнаем,

А зачем узнавать? Было б скучно, наверное, жить...

С Новым годом, друзья, с новой девушкой вас, с новым маем,

Вьётся снег за окном, расплетая грядущего нить...

 

***

 

Снегопад (из спектакля "Путешествие в Новый Год")

 

Стихи Давида Самойлова

Музыка Ольги Тольской

 

Подставь ладонь под снегопад

Под искры, под кристаллы,

Они мгновенно закипят,

Как плавкие металлы.

 

Они растают, потекут

По линиям руки,

И станут линии руки

Изгибами реки.

 

Другие линии руки

Пролягут, как границы,

И я увижу городки,

Дороги и столицы.

 

Моя рука, — как материк –

Он прочен, изначален.

И кто-нибудь на нем велик,

А кто-нибудь печален.

 

И кто-нибудь идет домой,

А кто-то едет в гости,

А кто-то, как всегда зимой,

Снег собирает в горсти.

 

Как ты просторен и широк,

Мирок на пятерне!

Я для тебя, наверно, — Бог,

И ты послушен мне.

 

Я берегу твоих людей,

Храню твою удачу,

И малый мир руки моей

Я в рукавичку прячу,

Я в рукавичку прячу,

Я в рукавичку прячу...

 

1995

 

***

 

Прощание с новогодней елкой

 

Булат Окуджава

 

"...Я отношусь к категории людей, для которых в понятии Новый год заключен некий мистический смысл. Уже в декабре меня начинает лихорадить при одном упоминании о приближении Нового года. Я жду полного обновления, резких качественных перемен, я жду обновления моей жизни, жизни близких мне людей и всего человечества..."

 

Булат Окуджава

 

З. Крахмальниковой

 

Синяя крона, малиновый ствол, звяканье шишек зеленых.

Где-то по комнатам ветер прошел: там поздравляли влюбленных.

Где-то он старые струны задел — тянется их перекличка...

Вот и январь накатил-налетел, бешенный, как электричка.

 

Мы в пух и прах наряжали тебя, мы тебе верно служили.

Громко в картонные трубы трубя, словно на подвиг спешили.

Даже поверилось где-то на миг (знать, в простодушьи сердечном):

Женщины той очарованный лик слит с твоим празднеством вечным.

 

В миг расставания, в час платежа, в день увяданья недели

чем это стала ты нехороша? Что они все, одурели?!

И утонченные как соловьи, гордые, как гренадеры,

что же надежные руки свои прячут твои кавалеры?

 

Нет бы собраться им — время унять, нет бы им всем — расстараться.

Но начинают колеса стучать: как тяжело расставаться!

Но начинается вновь суета. Время по-своему судит.

И в суете тебя сняли с креста, и воскресенья не будет.

 

Ель моя, Ель — уходящий олень, зря ты, наверно, старалась:

Женщины той осторожная тень в хвое твоей затерялась!

Ель моя, Ель, словно Спас-на-крови, твой силуэт отдаленный,

будто бы след удивленной любви, вспыхнувшей, неутоленной.

 

1966

 

***

 

Елка стоит на полу и иголки теряет...

 

Александр Иванов

 

Елка стоит на полу и иголки теряет,

Мама на кухне печет пирожки, напевая,

Ветер стучится в окно и в трубе завывает,

Пламя бушует в печи, игрушки сверкают.

 

Скоро зажгутся прощальные свечи на ветках,

Будут куранты звонить, тишину разрывая,

Папа возьмет меня за руку крепко-крепко,

Скажет: Послушай, сынок! Новый год наступает.

 

Смотри, вот там зажглась

Зеленая звезда

На счастье на твое,

А ну-ка прочь, беда,

И пусть себе горит всегда

 

Елка стоит на полу и смолой истекает,

Помнишь, как ты наряжал ее запах вдыхая.

Заяц огромный там серого волка пугает,

Флаги морские повисли, пускай отдыхают.

 

И ты не боишься мохнатого серого волка.

И ничего, что еще ты в игрушки играешь.

Крепко запомни, ведь это — последняя елка.

Ты уже взрослый, сынок, ты меня понимаешь.

 

Припев.

 

1970

 

***

 

Новогодняя

 

Александр Городницкий

 

Что за саги, что за руны,

На дворе метель поет!

Подари мне, милый, струны

Для гитары в Новый год.

Словно сестры, отзовутся

Мне они на имена

И, покуда не порвутся, |

Буду я тебе верна. | 2раза

 

Скрыт туманом профиль лунный,

Свечка тонкая плывет.

Подари мне, милый, струны

Для гитары в Новый год.

Сохранит тепло мелодий

Жар моих горячих рук,

Потому что все проходит, |

Остается только звук. | 2раза

 

Не всегда мы будем юны,

Время смутное грядет.

Подари мне, милый, струны

Для гитары в Новый год.

Пусть не видеть нам удачи,

Но хотя бы на момент

По-девчоночьи заплачет, |

Засмеется инструмент. | 2раза

 

Океан качает шхуны,

А земля полна невзгод.

Подари мне, милый, струны

Для гитары в Новый год.

Что сидишь ты, безучастен,

Что жуешь ты пирожок?

С Новым годом, с новым счастьем, |

С новой песнею, дружок! | 2раза

 

1980

 

***

 

Как веселились мы у трупа юной ели...

 

Сергей Крылов

 

Как веселились мы у трупа юной ели,

И в торжестве участвовал весь мир.

Ее забили в крест и празднично одели,

У слышалось: "Ура!", — всю ночь из всех квартир.

 

На ней не тает снег — он, впрочем, из дюрали,

Но мы простим себе бесхитростный обман,

Ведь нам не привыкать — нам столько в жизни врали.

А сколько врали мы? — Сочтешь, сойдешь с ума.

 

Как красное вино, нам в праздники и в будни

Покоя не дает шальная наша кровь.

И мы, что б ни стряслось, расплачиваться будем

И злом платить за зло, любовью за любовь.

 

Как любим мы мечтать, как верим мы в обманы,

Как утешает нас нехитрая игра —

Немножко помолчать, не сыпать соль на раны.

Которой нынче час? Пора кричать: "Ура!".

 

Июнь 1981

 

***

 

Мой бедный князь, невозмужавший...

 

Елена Фролова

 

Мой бедный князь, невозмужавший,

Из обезумевшей сбежавший

Страны, кому вы вновь

Доверили свою любовь?

 

В чужих просторах, как в тисках

Уж старомодного мундира,

Опять вы гибнете в стихах

Невозмутимого кумира.

 

Кому доверили судьбу свою

И родины несчастной,

Как розы нежные в снегу,

Так обреченно вы прекрасны.

 

В унылость и ненужность дней,

Мешая яд переворота,

Вы все тоскуете о ней,

Но рядом вечно кто-то, кто-то.

 

Но не она, ах, как тоскливы

Вино в руках, в глазах истома,

И разве это справедливо

Так умереть вдали от дома.

 

Мой бедный князь, мой разоренный,

Что в силах вас развеселить?

Да разве что дурак влюбленный,

Такой, как я, давайте пить!

 

Давайте выпьем до конца

Всю горечь дней на нас сошедших,

За скорбность вашего лица,

За прелесть мыслей сумасшедших.

 

За то, что Новый год в округе,

За то, что мы еще живем,

За то, что больше нас не будет

Таких одних, таких вдвоем...

 

1993

 

***

 

Уплывает год

 

Вадим Егоров

 

Ото всех обид, ото всех скорбей,

от всего, что в нас пенилось и пело,

улетает день — серый воробей,

уплывает год — словно лебедь белый.

 

Я кричу вослед: "До свиданья, друг!

Ты от нас теперь далеко-далеко.

Ни мольбою глаз, ни скрещеньем рук

не унять уже твоего полета.

 

Ты едва-едва различим в окне.

Твой последний взмах — и пропал во мгле ты,

как любой из тех, кто дарован мне

от начальных лет до печальной Леты..."

 

Нам испить еще из подземных вод,

но, пока судьба нам сулит удачу,

новый год начнем, а минувший год

воспоем в стихе и в душе оплачем.

 

Отрешась на миг от земных оков,

тишины хрусталь разнесем в осколки.

В новогодний день наш удел таков —

на Земле сверкать, как шарам на елке.

 

Ото всех обид, ото всех скорбей,

от всего, что в нас пенилось и пело,

улетает день — серый воробей,

уплывает год — словно лебедь белый.

 

ноябрь 1980

 

***

 

Год собачий

 

Евгений Банников

 

Окончен год, и старые невзгоды

С нас шелухой отстанут навсегда.

Петух-брюнет, невиданной породы

Нам прокричит прощальное "Ура!"

Год Петуха уже откукарекал.

И, стрелки, полночь бейте поскорей,

Ведь я в собачьей шкуре к Вам приехал,

Так наливай — и за собаку пей.

 

Свободный пес, зубами рви намордник,

Ошейник сбрось и зарычи слегка.

Твой год пришел, и выметает дворник

Скандального и злого петуха.

Давай забудем наши неудачи,

Пусть их присыплет в Новый Год снежок.

И я прошу тебя, мой год Собачий,

Лизни меня поласковей, дружок.

 

Ведь год Петуха уже откукарекал

И, стрелки, полночь бейте поскорей,

Ведь я в собачьей шкуре к вам приехал,

Так наливай шампанского скорей!

 

***

 

Как мир наук (из спектакля "Бесплодные усилия любви")

 

Алексей Иващенко,

Георгий Васильев

 

Отчего так ждём целый год мы тех минут,

Верим целый год до смешного,

Что, когда часы нам двенадцать раз пробьют,

Всё начнётся, якобы, снова.

 

Верим круглый год календарному листку,

Каждый раз всё чаще нам снится,

Как кукушка скажет двенадцать раз "Ку-ку",

И перевернёт нам страницу.

 

Новый год придёт — это значит, старый год

Нас своей рукой не коснётся,

Нам рояль сыграет двенадцать новых нот,

И удача нам улыбнётся.

 

Снова бьют часы — значит, снова в путь пора,

Наш кабриолет к двери подан,

Простучит вагон колесом двенадцать раз,

Вот и всё, дружок, с Новым годом!

 

***

 

Первый снег 1995 года (из цикла "Первый снег")

 

Виктор Шнейдер

 

Снег лежит у обочины,

Как алкаш.

Я иду озабоченный —

Жутко аж.

Спрятал морду угрюмую

В бороде

И недоброе думаю

Про людей.

 

Снег лежит эполетами

На плечах.

Отразилось не это ли

На речах?

Офицерская выправка,

Доблесть, честь,

И казарма, и выпивка —

Все в них есть.

Много грубого, пошлого,

Много лжи.

Лишь ни слова про то, что, мол,

Снег лежит.

 

О погоде? Даже стыдно,

Да куда деваться. Видно,

Как душою ни криви —

Это все-таки в крови:

Не кому-нибудь в угоду

Жду я этот день по году,

Чтобы снежной нежной кожей

Мир лицо свое обожил.

 

Вот и выпал первый снег.

Раздается детский смех.

Я пришел к тебе с приветом —

Рассказать хотел об этом.

Ты же дергаешь плечом:

Дескать, я-то тут при чем?

Безразличны, знать, для эго

Поздравленья с первым снегом,

 

С точки зрения природы —

Наступившим новым годом.

Новый год, как новый лист,

Изначально бел и чист.

Но уже следы телег

Разлиновывают снег,

И выписывают люди

Каблуками: "Что-то будет!"

 

Солнце выйдет из-за туч.

Росчерк свой оставит луч:

Все следы сольются в лужи,

"Что-то будет!" — в "Будет хуже!"

Но покуда я иду

Встретить первый день в году

И не ведаю причин

Для последующих кручин.

 

1995

 

***

 

Новогодняя

 

Стихи Лорины Дымовой

Музыка Марины Меламед

 

Если бы мы были курды,

Мы боялись бы абсурда,

Если бы мы были греки,

Мы бы ели чебуреки,

Если б были мы японцы,

Мы бы избегали солнца,

Если б были англичане,

Мы б картошку мыли в чане,

 

Припев:

Мы стояли, целовались у ворот,

А наутро оглянулись – Новый год!

Потому что должен кто-то в Новый год

Целоваться у ворот!

 

Мы же вовсе не датчане,

Не британцы-англичане,

Не монголы и не греки,

Мы простые человеки,

Ходим в гости, гладим кошку,

Любим солнце и картошку,

Не страдаем понапрасну,

Наша жизнь разнообразна...

 

Припев:

Мы стояли, целовались у ворот,

А наутро оглянулись – Новый год!

Потому что должен кто-то в Новый год

Целоваться у ворот!

 

2003

 

***

 

Через год все выглядит иначе...

 

Татьяна Дрыгина

 

Через год все выглядит иначе.

Мы мечтали, в вечности паря...

В длинной пленке года

Кадром обозначен

Этот тихий праздник января.

 

Мы гуляли, и в ночном светиле

Чудился нам посторонний глаз.

Если мы тогда

Всю ночь проговорили,

Значит, что-то вдохновляло нас?

 

Помню только света акварели

Вдоль дороги с пятнами луны.

Помню, как потом

Мы жадно руки грели,

В пламени свечи едва видны...

 

Старый Новый год на старой даче

В памяти оставил лунный свет.

Видишь — через год

Все выглядит иначе...

Что мы вспомним через десять лет?

 

1989-1992

 

***

 

Прожитый год

 

Андрей Корф

 

Этот год — как кирпичная кладка

Из неярко окрашенных дней,

Что уложены ровно и гладко,

И другими прижаты сильней.

 

Ряд за рядом кирпичная лента

Набирала свою высоту,

И секунды, как капли цемента,

Успевали твердеть на лету...

 

Новый год, заступая на смену,

Предоставил мне время свое.

Что же делать? Ломать эту стену

Или далее строить ее?..

 

***

 

Собираю друзей

 

Александр Розенбаум

 

Собираю друзей...

Вместе с ними дождусь снега,

Не на юге живем.

Собираю друзей...

Много будет вина и хлеба

За веселым столом.

 

Иногда вернуться надо в юность,

Адмиралу превратиться в юнгу

Раз в год, в Новый год.

 

Королева тоже хочет снять жемчуг,

Сдать корону и надеть старый чепчик

Раз в год, в Новый год.

 

Собираю друзей,

Мы забудем свои ссоры,

То, что было, — прошло.

Собираю друзей,

Как тогда, молодых и вздорных,

Будет с ними тепло.

 

В серебре сугроба вновь праздник.

Вновь твои глаза мои дразнят

Раз в год, в Новый год.

 

Эта ночь всегда была самой длинной,

Исчезают на лице морщины

Раз в год, в Новый год...

 

Мы споем и вспомним, наверное,

То, что прожито, значит, не зря.

День за днем мы ждем эту первую,

Эту первую ночь января.

Собираю друзей...

Скоро, скоро начнет падать

Снег в нашем дворе.

 

Отопру обычно запертые двери.

Радость встречи очень тяжело измерить

Раз в год, в Новый год.

 

И салют из старых, добрых хлопушек

Будет дан, и бой часов будем слушать

Раз в год, в Новый год.

 

Мы споем и вспомним, наверное,

То, что прожито, значит, не зря.

День за днем мы ждем эту первую,

Эту первую ночь января.

 

***

 

Зимний лес

 

Стихи Шульпов Дмитрий

Музыка — совместно с А. Тюкаевым

 

Зимний лес... Звёздный свет...

Зимний лес... Ветра нет...

Замерло всё вокруг...

Кутает землю в серебряный плед

Лунный потёртый круг...

Ах! Если б ты могла быть со мной,

Слышать мелодию зимнего леса,

Видеть над белой застывшей рекой

Сказки ночной новогоднюю пьесу,

Тайну луны над тайгой,

Если б могла быть со мной.

 

Зимний лес... Снежный пух...

Зимний лес... Хвойный дух...

Запах еловых рук...

Ночь, тишина... но придирчивый слух

Ловит далёкий звук...

Там! Где-то вдалеке, по реке,

Сам Дед Мороз на упряжке оленьей

Едет сквозь ночь и в заветном мешке

Тайных желаний везёт исполненье.

На ледяном облучке

Мчит по застывшей реке.

 

Зимний лес... Новый Год...

Зимний лес... Полночь бьёт...

Льдом на реке звенит...

Малой медведицы бисерный хвост

Медленно вплыл в зенит...

Вдруг! Сквозь морозный мир – силуэт...

Пылью луны припорошены плечи...

Не обманул, значит, сказочный дед –

Это Любовь мне выходит навстречу!

Здравствуй, прошло столько лет...

Сбылся волшебный сюжет.

 

Зимний лес... Ветра нет...

Зимний лес... Снежный пух...

Новый Год...

 

***

 

Новогодняя

 

Григорий Дикштейн

 

День короткий, вечер длинный и теней кордебалет,

Запах корки мандаринной из далёких детских лет...

Отголосок ностальгии в этой ночи видно есть.

С Новым годом, дорогие! Вас по пальцам перечесть!

С Новым годом, дорогие! Вас по пальцам перечесть!

 

Я тебя не укоряю, эмиграции река.

Я себя и вас теряю ни за понюх табака!

Оттого, что мы другие, вся изломана душа...

С Новым годом, дорогие, прежней жизни кореша!

С Новым годом, дорогие, прежней жизни кореша!

 

Пусть по-новому невежда бьёт в свои колокола,

Лишь бы скромница-надежда вечно рядышком жила,

Да намеренья благие выстилала б до седин...

С Новым годом, дорогие, он на всех у нас один!

С Новым годом, дорогие, он на всех у нас один!

 

***

 

Друзья, вам эта песенка...

 

Арон Крупп

 

Друзья, вам эта песенка

Знакома с детских лет

Мы вам ее еще споем

Лишь изменив сюжет.

 

Огни на елках светятся

Год новый вышел в путь

Мы рады снова встретиться

И вместе отдохнуть.

Пусть многое загадано

Мы верим — я и ты:

Коль многое загадано,

Так сбудутся мечты.

 

Смотрите, юноша грустит

Поссорился он с ней

Не улыбается, грустит

Уж много долгих дней

Так что ж ты медлишь, торопись,

Ведь время все идет

Быстрей с любимой помирись

Под самый Новый год.

 

Декабрь 1960

 

***

 

Новогодние стансы

 

Всеслав Дьяконов

 

Лешке Клименко, брату моему, посвящаю.

 

Последний снегопад. Последний снег в году.

До полночи еще — одиннадцать ударов.

Одиннадцать секунд. Пока они пройдут,

Желания тайком загадывают пары.

 

У гороскопов вновь — подарочный сюжет:

Удачи, свадьбы, счастия немного...

А нам — опять долги, опять дорога,

И нелюбовь, осточертевшая уже.

 

А завтра, когда все разъедутся домой,

Захлопнув дверь, я выйду в спящий город,

Где прошлогодний снег на мостовой

Затоптан ветром будничного сора.

 

И остается верить только в то,

Что пылью вновь покроется дорога,

Забыв следы пророка и порока,

И нас, и тех, что рождены потом.

 

Ведь я, домой вернувшись, подмету

Ошметки новогоднего веселья;

И наведу былую чистоту —

Привычную стерильность новоселья.

 

Огарки свечек выброшу в ведро,

Скомкаю серпантин с твоим признаньем,

И, не заметив, вместе с прочей дрянью,

Наш Новый год отправлю за порог.

 

И только елка — нищенкой в углу —

Запомнит новый шаг в седую старость...

...До полночи — одиннадцать ударов,

И рано еще браться за метлу!

 

Нас бешено несет двадцатый век,

Бьет в берега на финишной стремнине...

Пусть завтра утром снова будет снег,

И тополя, завернутые в иней.

 

3 января 1991

 

***

 

Свет мутных фонарей за белой мошкарою...

 

Григорий Дикштейн

 

Свет мутных фонарей за белой мошкарою,

Кибитка-пароход качается, плывет,

И, на год постарев, под грубою корою,

Без боли и забот душа земли живет...

 

Ей годы — словно миг, а нам — кусочек жизни,

Вмещающий в себя все изыски ума.

Так что, mon cher ami, мы посвятим Отчизне?

Над ней снега пылят... Зима, опять зима...

 

Что там за новым днем, за вялою пирушкой?

Где искренность сердец, звон сабель декабря?

Вон, пыльным январем, прошел, сутулясь, Пушкин...

В груди его свинец, а черный плащ дыряв.

 

Уймите, дни, свой бег! Нам ни к чему поспешность...

Еще стоит тайга, и что ей до поры!

Ведь каждый новый век своих отыщет грешных, —

Кому — леса в снегах, а для кого — костры...

 

Ведь каждый новый год, как новая одежда,

Как двери в новый дом, как новая звезда,

Как Мессии приход, как робкая надежда...

Ну что ж... Мы обождем... Мы научились ждать...

 

1969

 

***

 

Снег идёт

 

Стихи Б. Пастернака

Муз. С. Никитина

 

Снег идет, снег идет.

К белым звездочкам в буране

Тянутся цветы герани

За оконный переплет.

 

Снег идет, и все в смятеньи,

Все пускается в полет:

Черной лестницы ступени,

Перекрестка поворот.

 

Снег идет, снег идет,

Словно падают не хлопья,

А в заплатанном салопе

Сходит наземь небосвод.

 

Словно с видом чудака,

С верхней лестничной площадки,

Крадучись, играя в прятки,

Сходит небо с чердака,

 

Потому что жизнь не ждет.

Не оглянешься, и — святки.

Только промежуток краткий,

Смотришь — там и новый год.

 

Снег идет густой-густой,

В ногу с ним, стопами теми,

В том же темпе, с ленью той

Или с той же быстротой,

Может быть, проходит время?

 

Может быть, за годом год

Следуют, как снег идет

Или как слова в поэме?

Может быть, проходит время...

Может быть, за годом год...

 

Снег идет, снег идет,

Снег идет, и все в смятеньи:

Убеленный пешеход,

Удивленные растенья,

 

Перекрестка поворот.

Снег идет, снег идет.

Снег идет, снег идет...

 

***

 

Колыбельная сыну

 

Вадим Егоров

 

За окошком ветер завывает тоненько,

Ночь простынку снега стелет на карниз...

Что же мне с ним делать, с этим ртутным столбиком,

Как его заставить опуститься вниз?

 

Не слышны проказы и затихли шалости,

Хвороба-хвороба к нам пришла домой.

Спи, мой человечек, не грусти, пожалуйста,

Мы ее прогоним, человечек мой.

 

Новый год махнет тебе зеленой лапою

И подарит лучший из своих даров.

Новый год нашепчет что-то маме с папою,

И через минуту будушь ты здоров.

 

Спят в реке рыбешки, спят медведи в ельнике,

Вся земля от снега белизны белей.

Засыпай скорее, дуралей мой беленький,

Дуралей мой маленький, не болей.

 

январь 1975

 

***

 

Воспоминание об осени

 

Александр Иванов

 

Такого не было лет восемь:

Отъелись я и мой Пегас;

Плодово-ягодную осень

Наворожил медовый Спас.

 

Не стало спасу от варений,

Грибов — несметное число;

От той поры стихотворений

Сиропной сытостью несло.

 

Пока я нежился, жируя,

К садам подкрались Покрова,

И, как разношенную сбрую,

Срывая липкие слова,

 

Мой конь брыкается сердито.

И понял я лишь в Новый год:

Когда на морде торба с житом,

Пегас копытами не бьёт.

 

Зима. И как гласит преданье,

Лошадка резвая скользит —

Ей сладкий грех перееданья

Ещё лет восемь не грозит.

 

А осень под притёртой крышкой

Сидит, покорная судьбе,

Лишь лёгкой яблочной отрыжкой

Напоминает о себе.

 

***

 

Календарь

 

Александр Сивухин

 

Я календарь перелистал,

Закончен звездный бал,

Мой календарь вдруг заскучал,

Он мне ненужным стал.

 

Мой календарь со мною жил,

По улицам спешил,

И каждый взгляд он мой ловил,

И новым днем дарил.

 

Я с ним рассветы вновь встречал,

Ее в толпе искал,

Ее я имя повторял

И год за годом ждал.

 

Со мною ночи он не спал,

Куда-то снова звал,

Со мною вместе он стоял

В начале всех начал.

 

А в Новый год он вдруг пропал,

Дружить со мной не стал,

Исчез за кромкою зеркал,

Меня с собой не взял.

 

Я календарь весь пролистал,

Закончен звездный бал,

Мой календарь вдруг заскучал,

Он мне не нужным стал.

 

***

 

Ускользает мелодия...

 

Ирина Шишигина

 

Ускользает мелодия —

Джаз.

Я ищу тот мотив,

Я хочу отыскать.

Но летний разговор

Вдруг покрывается снегом.

Сегодня — новогодняя ночь

И некуда спешить,

Полно прохожих.

Все знают, что сегодня — праздник.

А я — Снегурочка,

Дарю прохожим открытки.

Они радуются и желают счастья

Как я хочу, чтобы сейчас

Мне кто-то так же искренне

Пожелал счастья.

Я дарю прохожим открытки,

А кто-то подарил мне букет цветов.

Букет гвоздик в новогоднюю ночь.

С этим букетом я иду

В чужой дом,

Чтобы узнать, а как

Встречают Новый год.

И теперь не забуду.

Это очень далекая мечта —

Встретить Новый год.

Я пытаюсь найти мелодию,

Но не помню её.

Джаз.

Ускользает мелодия,

Уводя с собой мою мечту.

Джаз.

 

***

 

Звездная песня

 

Константин Еремин

 

Нам ключик золотой

Распахивает двери

В счастливый Новый Год.

И хочется всем верить,

И хочется обнять

И близких, и далеких:

Отца, сестер и мать,

Девчонок одиноких.

 

Я в эту дверь войду,

Увижу звездочета —

Он чертит путь планет

Безумного полета.

Вон та звезда умрет,

А эта вспыхнет в танце.

Он мне передает

Планетные пасьянсы.

 

Спасибо, звездочет,

За звездную науку.

Я в синий звездопад

Протягиваю руки.

Я грежу по ночам

Космическою далью

И в Новый Год открыл

Звезду Судьбы Наталью.

 

***

 

Нам с тобой, мой друг, шагать...

 

Юрий Карпов

 

Нам с тобой, мой друг, шагать

Чтобы не вернуться вспять,

Надо из колоды взять

Козырь или туз.

Не сминаемы бока

Лишь у Ваньки – дурака.

Нам же маяться, пока

И тащить свой груз

 

Скоро, скоро Новый год

Что же нам он принесет

Новый хоровод хлопот

Или радости?

Хлопоты казенные,

Тамбуры вагонные?

Бабы незнакомые

Где-то на пути?

 

Елки ветвь качается.

Старый год кончается

Что же нам печалиться?

Нам – наоборот

Но туманятся глаза:

По – предательски, слеза

Катится, катится —

В рюмку упадет

 

Поезда прошедшие —

Годы сумасшедшие

И друзья ушедшие

Позади.

В тот оцепленный вагон

Нам никто не даст талон

Сиротлив и пуст перон

Первого пути

 

Раз, два, три, четыре, пять

Мы идем себя искать

И в который раз, опять,

Не найти....

Видно, чьи – то происки

Нам всегда быть в поиске

Ладно, хоть не в розыске,

Господи, прости...

 

Елки ветвь качается.

Старый год кончается

Мы и не печалимся,

Мы – наоборот

Вверх по жизни лесенке

Тащим свои песенки

Весело, весело

Встретим Новый год!

 

28.12.05 г.

 

***

 

Елочка

 

Арон Крупп

 

Родилась елочка в лесу,

В лесу она росла.

А Новый год уж на носу,

Такие-то дела.

 

Мужик ту елочку срубил

И погрузил на воз,

Еще десяток повалил

И на базар повез.

 

Продал там с выгодой большой

И сахару купил,

И со спокойною душой

Горилки наварил.

 

Детишки пьют, старуха пьет,

И родственники пьют.

Встречают, в общем, Новый год

И песенку поют:

 

"В лесу родилась елочка..."

— Эй, кум, еще налей!

"...Зимой и летом стройная..."

— Давай-ка веселей!

 

Декабрь 1960

 

***

 

Монолог у новогодней ёлки

 

Светлана Менделеева

 

Под хриплый граммофон

В декабрьском трамвае

Мне свежий мандарин

Пророчит Новый год.

Холодный нос шарфом

Москва отогревает,

И снег летит наверх – наоборот...

 

А мы с тобой, дружок,

В седых морях капризных,

Не вдоль, а поперек,

Не вдаль, а вопреки, —

Плывем, зажав флажок

Победы оптимизма

Над косною материей тоски!..

 

Дождями и травой

Зима сбивает с толку.

Свистят над головой

Другие времена.

Нарядим в серпантин

Пластмассовую елку,

Зашторив вид на пальмы из окна.

 

И сколько б мы сластей –

Страстей ни накопили,

Но взрослый Новый год

Имеет бледный вид.

Витает в облаках

Победа энтропии

Над вечною материей любви.

 

По морю суеты

Плывем в своем корыте.

По всем законам нам

Пора идти ко дну.

Не знаем новостей,

Не делаем открытий, —

Плывем, черпая чайником волну!

 

Но с палубы своей

Вперед гляжу, — и думаю,

Что нас спасает вновь

От медной от трубы

Не долг, и не любовь, —

Победа чувства юмора

Над грубою материей судьбы.

 

1999

 

***

 

Посвящение 1989 году

 

Антон Трофимов

 

И было ласковое небо

Над уснувшим предъянварским городком.

И вечер этот грустным не был,

Хоть, казалось, и грустил о ком-то он.

И месяц тонкий за рожок

Хватало облако — щенок,

Удравший в ласковое небо

Над уснувшим предъянварским городком.

 

И были белые метели,

Заморочившие голову снегам.

И это был конец недели,

День седьмой уже спешил к своим друзьям.

Он в тишине под бой часов

Год старый запер на засов,

Забыв про белые метели, заморочившие голову снегам.

 

А в старом доме на пороге

Две свечи одним горели огоньком.

Для всех, кто сбился бы с дороги

В Новый Год, они служили маяком.

Но до рассвета никого

На этот свет не занесло.

...И было ласковое небо над проснувшимся январским городком.

 

Декабрь 1988

 

***

 

А зимняя Сена вспять не течёт...

 

Кирилл Ривель

 

А зимняя Сена вспять не течёт,

В отличие от Невы.

В Париже не принято Новый год

Встречать, но, зато волхвы

Подарки дарят на Рождество

Детям и старикам...

Льётся шипящей струёй вино,

Стакан превращая в Храм!

 

Пусть ненадолго, на ночь всего,

Душа возродится вновь...

И не церковное это вино —

Всё-таки — Божья кровь!

Чувствуешь, вдруг, как тепло в душе

Рождает внутренний свет...

Рю де л'Аббе, бульвар Сен-Мишель.

Маленькое кафе.

 

Морось и слякоть. Ни снег, ни дождь —

Считаются здесь зимой.

А я — случайный, российский гость,

И в этом кафе — чужой.

По-русски бы выпить за Новый Год!

Боюсь, не поймёт народ...

... А завтра утром в Гаврский порт

судно моё придёт.

 

И я, с парижского поезда, "лорд",

Французским дохнув вином,

По трапу, привычно, взойду на борт,

Где встретит меня старпом.

Ребята рома плеснут в стакан,

И я, возродившись вновь,

Забуду дома, что пил шампань

В Париже, как Божью кровь!

 

Мы выйдем в зимний седой Ла-Манш,

Где ветрено и темно.

Ведь мне приснилось, что может в Храм

Стакан превращать вино?!

И жизнь пойдёт своим чередом

В гудении парусов...

Я пью после вахты ямайский ром...

И больше не вижу снов.

 

29 октября 2002

 

***

 

Приходи, поговорим...

 

Любовь Окунева

 

Снова врёт бюро прогнозов,

Не стыдясь, на целый свет.

По прогнозам нынче осень,

А в окошко валит снег.

Удивляется планета

Неожиданной зиме.

Ты в сугробах бродишь где-то

По заснеженной Москве.

 

Припев:

 

Приходи, поговорим,

Душа беспечная,

Как две судьбы в одну сложить,

Как две судьбы в одну сложить,

Как две судьбы в одну сложить —

Проблема вечная.

 

Ты приносишь мне конфеты,

Хоть я их не выношу.

И на роль твоей Джульетты

Я никак не подхожу.

Мне уже не восемнадцать,

И тебе не двадцать три.

Видно, поздно нам влюбляться —

Глупо, что ни говори.

 

Припев.

 

Вот и стукнули морозы,

И среди моих невзгод

По негласному прогнозу

Скоро будет Новый год.

Я устала притворяться —

Ты мне нужен, "се ля ви".

В Новый год, часов в двенадцать,

Заходи, поговорим.

 

Припев.

 

1998

 

***

 

Посвящение Каю

 

Сергей Вальков (Лещина)

 

(1)

 

в нашем городе — идет снег;

в нашем городе зима — в кайф!

эта улица пьяна в бэк,

а точнее, просто в бэк сайд!

осторожней, сапожок: лед,

на морозе — так коварно вино!

в нашем городе — сплошной Новый год,

в нашем городе — играет ф-но!

под расстроенный шансон стрит

ловим ртом снежинок пломбир;

а у нас — такой смешной вид:

мы смеемся и жуем сыр!

парикмахер нам ни к чему:

мы прическу назовем — хайр;

а однажды — в белую тьму

льдинкой имя упадет — Кай...

 

(2)

 

проникая сквозь стены домов,

наполняя пространства жилищ,

дождь гремит за вспотевшим стеклом

в барабаны простуженных крыш...

ослепительный пьяный джазист,

на игле своей сочной игры,

закруживший Москвой твою кисть,

по страничкам листая дворы!

так вперед — между льющихся строк,

сквозь тебя пролетающих вниз;

по пути на разбитый порог

водосточной трубе улыбнись!

по Тверскому, к Никитским, с дождем,

сквозь дрожащие стекла и жесть —

отступай в свой незапертый дом:

в этом что-то, наверное, есть!

дождь всегда у тебя за спиной —

звонким выстрелом первой грозы,

или в лица летящей листвой —

вечный спутник осенней шизы!

без зонта, без плаща, без любви,

лишь с дождем — не поверив тоске —

отсидись на Медвежьей крови,

и с рябиною на коньяке!

это дождь, это дождь, это дождь —

водяные часы сентября...

доброй ночи. Когда ты уснешь,

эти капельки — заговорят.

тишина в присмиревшей Москве,

к теплой двери — следы от ворот.

воск прилег на еловую ветвь.

старый дом, белый снег, Новый Год.

 

(3)

 

мне бы выйти под утро по белым хрустящим коврам

в зыбкий сон наступившего года, в заснеженный храм

незнакомого города, где проживаю сто лет,

замереть от догадки: меня в этом городе нет!

я, наверно, не местных кровей и нездешней земли;

может, белые сани случайно меня подвезли.

я из сказки сюда прилетел, я упал со звезды,

я пройду по бульвару сквозь хлопья озябшей воды...

 

но тревожит окно жестяной водосточный рожок,

охмелевший сентябрь на деревьях лампады зажег,

и не думай укрыться под крышей от крика дождя —

осень хлопает форточкой, в день за собой уводя!

пролетай над каналами улиц, зонтов толкотней,

над морщинами стен, успокоенных теплой водой,

опустись на сверкающий сквер, вдалеке от людей;

стань прозрачной слезинкой начала московских дождей!

нынче в городе — ветреный сев пожелтевшей листвы,

разжимаются пальцы деревьев на ветках кривых.

что мне делать с тобой? — для тебя каждый день в сентябре —

как бумажный кораблик, забытый на школьном дворе.

 

***

 

Сменим старые подковы...

 

Григорий Кардыш

 

Сменим старые подковы,

сбросим старые одежды!

Новый Год — планета снова

начинает круг надежды,

круг любовей и ошибок,

круг печалей и восторгов,

круг полетов и ушибов...

 

Приближается с Востока

время новое.

По кругу

пустим чару. С Новым Годом!

Пожелаем же друг другу

чтоб не скурвилась погода,

чтоб не лопнула подпруга,

чтоб не кончилась удача!

Пусть завистники — судачат,

пусть в ночи звереет вьюга —

— у костров, укутав души

ночью, темной и морозной,

мы споем.

И будут слушать

нас — дрожа от счастья — звезды...

 

***

 

31 декабря...

 

Роберт Александров

 

За подмерзшим окном хмурый день уже к вечеру клонится,

Навесной календарь, завтра сбросит последний листок

Беспокойная ночь, новогодним весельем умоется

Устремиться Земля по орбите на новый виток.

 

Каждый год в этот день ото всюду слышны поздравления

Кто-то в баню грехи с позаранку идет отмывать,

Ну а, я как всегда, старомодно, но без наставления

Всем родным и друзьям, всем знакомым хочу пожелать.

 

Пожелаю друзьям, чтобы к ближнему быть терпеливее,

Долгожданных квартир, чтоб балкон утопал в облаках,

Чтобы в новом году, стали вы хоть на йоту счастливее,

Ну а винный стакан, не ласкался бы в ваших руках.

 

Пусть в тяжелые дни ваши мысли всегда будут светлые

И о тех кого нет, лишь в хороших тонах вспоминать,

И допеть до конца наши песни еще не допетые,

Досказать все о чем, мы друг другу забыли сказать.

 

Я хочу пожелать много радости всем своим недругам,

И надеюсь на то, что когда-то друг друга поймем,

И конечно для них, без обид и назло своим недугам,

Я найду уголок, в неозлобленном сердце моем.

 

Пожелаю себе, чтобы мама подольше не старилась,

Чтоб жужжало ее деревянное веретено,

Чтобы дева-разлук, никогда уже больно не жалилась,

Ну а дева-удач, пусть почаще стучится в окно.

 

Пусть звезда надо мной разгорается ярким пожарищем,

Выбран жизни маршрут и его уже не поменять,

И на этом пути, мне бы новых друзей и товарищей,

Ну а старых при том, по дороге бы не растерять.

 

Вот и стал ни к чему, календарь с иллюстрацией школьницы,

Верю искренни в то, что пробьется везенья росток,

И хотя бы на треть, непременно желанья исполнятся,

А иначе зачем, отрывать без надежды листок.

 

***

 

Детская новогодняя колыбельная

 

Михаил Басаев

 

Тихо спят под крышей дети,

Мягкий в окна льётся свет,

Мы с тобою Новый встретим,

Новый год на тыщу лет.

 

Мы нарядим нашу ёлку

Днями, полными добра,

Иней вденем мы в иголку,

Снег возьмём у февраля.

 

И сошьём себе одежды,

Словно дым костра, легки,

И разрежем белоснежны

Ткани эти на куски.

 

Мы укроем ими землю

И оденем в них кусты,

Пусть они чуть-чуть подремлют,

Засыпай, дружок, и ты.

 

1981

 

***

 

Песня без смысла и слов

 

Константин Мыльцев

 

Аленке

 

Катит на запад мой век.

Много ли нас на ветру

шляпы удержит поверх

и не уснет поутру.

 

Губы твои, руки твои,

слово и трепетный вздох,

все для меня, и на двоих,

песня без смысла и слов.

 

Ярких огней кутерьма.

И новый год, новый год.

Старых друзей закрома.

Это любви хоровод.

 

Губы твои, руки твои,

слово и трепетный вздох,

все для меня, и на двоих,

песня без смысла и слов.

Все для тебя, и на двоих,

песня без смысла и слов.

 

***

 

Новогодняя

 

Мария Булат

 

Хлопья снега ветер треплет,

Три свечи и чашка кофе.

В чашке кофе — хлопья пепла.

За окошком — минус восемь.

 

Припев:

Объясню, забегая вперед:

Через час к нам придет Новый год.

И опять прикурю от звезды

И на миг убегу от судьбы.

 

Светлячки на лапах ели,

Им — уютно, нам — светло.

Очень хочется поверить,

Что не все еще прошло.

 

Припев:

Объясню, забегая вперед:

Через час к нам придет Новый год.

И опять прикурю от звезды

И на миг убегу от судьбы.

 

***

 

Новогодняя колыбельная

 

Татьяна Королева

 

Мы украсим дом,

И фонари у входа

Будут разноцветные

Светить в окно,

И зима опять нам скажет

"С новым годом!"

И зеленым светом

Загорится ночь.

 

Оживут под елкой

Все мои игрушки,

И веселый мишка

Песенку споет

И положит пряник

Под мою подушку

И со всеми вместе

Встанет в хоровод

 

Закружится искрами

Моих желаний

По дорогам робко

Ледяная пыль.

Что-то я найду под елкой

Утром ранним —

Обо мне волшебник добрый

Не забыл

 

А потом погаснут

Фонари повсюду,

Утро шевельнется,

Отгоняя сон

Трудно жить без сказки

И не верить в чудо,

Если праздник каждый год

Приходит в дом

Если Новый год приходит в дом!

 

***

 

Колыбельная

 

Олег Седелев

 

Песни вполголоса, стол при свечах...

Сколько условностей в наших речах.

Звёздные брызги бенгальских огней —

Что ж ты скучаешь средь наших гостей?

 

Заворожённо на пламя свечи,

Не замечая вниманья мужчин,

Смотришь, прищурившись, крестиком свет...

В новом году тебе будет семь лет.

 

В новом году будут новые сказки,

Новые встречи и яркие краски.

За карусельным мельканием лиц

Ждёт тебя где-то твой Маленький Принц...

 

***

 

Предновогодняя

 

Владимир Береснев

 

Свечу со звездою сравнить не составит труда...

И все же – свеча есть свеча, а звезда есть звезда.

 

Деревья все в лампочках. Вечер. Канун Рождества –

Заморского праздника. Елку на площади ставят.

Не то чтобы сказка, а так – суррогат волшебства,

Который, как пасту зубную, из тюбика давят.

 

Шуршит мишура – что листва под ногами в лесу.

Я полную сумку подарков до дому несу.

 

Я спрячу подарки куда-нибудь в шкаф, а когда

Ударят салютом цветные январские грозы,

Семью соберу за столом и скажу, как всегда –

Скажу им, что встретил на улице Деда Мороза.

 

Жена улыбнется. Ребенок подарки возьмет.

Откроем шампанское. Выпьем. Придет Новый год.

 

Семейное счастье – баланс между тем, чего ждешь,

И тем, что доступно в размере любви и дохода.

Все цифры точны, и от этого так устаешь,

Что с августа ждешь наступления Нового года,

 

В надежде, что Бог иль какой-нибудь там Дед Мороз

От нечего делать к тебе отнесется всерьез.

 

И звездами вспыхнут твои новогодние свечи.

 

***

 

Московская квартира

 

Юрий Черкашин

 

Между тенью и солнцем скользнул ветерок,

Прислонился к стеклу, дверь закрыл на замок.

Я дождался его после долгого сна.

Он мой пыл охладил, пыл вчерашнего дня.

 

Я увидел вдруг свечи, цветы и портрет.

Кто-то прятал их здесь от меня столько лет,

И Божественный свет проявился на цвет,

А я думал уже, что его больше нет.

 

Слева-шкаф, справа-стул, помню, ветер подул.

Из открытых дверей по вискам полоснул.

Снег на шапке моей таял, падая вниз.

Я был счастлив тогда, я пел песни на бис.

 

И бокалов трезвон из открытх окон

Рассыпался по городу, пел саксофон.

Заставая врасплох запоздавших гостей,

Бой курантов отмерил полжизни моей.

 

Занавески вразлет, сколько пили — не в счет,

Только чувствовал я, что уже Новый Год,

Что уже новый снег на балконе лежит.

И подруга моя не о том говорит.

 

А когда поутру шел по тонкому льду,

Черный кот норовил предо мной проскользнуть.

Запах ели бил в нос, было жалко до слез,

Что уже не догнать стук вагонных колес.

 

Я ушел тогда прочь, все равно было мне,

Что закончилась ночь, и, что начался день,

Чемодан мой большой на дороге стоял,

А я веткой стихи на сугробе писал.

 

Для меня был перрон, словно край всей земли,

И гадала на сон мне цыганка с детьми,

Только в мыслях давно подъезжал я к Москве

И хотел посмотреть на перрон из купе.

Я хотел посмотреть на перрон из купе...

 

***

 

Александр Король

 

На бледных лепестках проснувшейся зари,

на солнечных лучах, что льются из-за тучи,

на смену декабрям приходят январи

(хоть не мои слова, да разве скажешь лучше)?

 

Приходит Новый Год, ссужая новый срок,

моим бегущим дням способствуя продлиться.

Подав надежды знак, как праздничный пирог,

который через час в желудке растворится.

 

Нет, это все не так — ведь я еще пишу!

Ведь я еще любим! Чего еще другого

просить мне у судьбы, покуда я дышу,

покуда из души наружу рвется слово.

 

Так что мне загадать, когда пробьют часы?

Для сына дней удач (ведь их пока не много),

иль чтоб с нуля в душе подвинулись весы,

где новая любовь и вся моя дорога?

 

А может, чтоб моя родная сторона,

которая меня за своего не числит,

хоть в этот год уже проснулась ото сна

и повернулась к тем, кто не крадет, но мыслит.

 

Пусть светятся огни, пусть бьют колокола,

которые меня с судьбой моей венчали!

Пусть будет эта ночь беспечно весела,

а там намерит Бог и счастья и печали.

 

****

 

Олег Митяев

 

Западная Сибирь. За пятьдесят мороз.

Край настоящих зим, и чистых сугробов в рост.

Здесь меня средь снегов ждут, если друг не в счет,

Несколько мужиков, и кое-кто еще.

 

Припев:

Она живет на берегу Томи,

И от раскосых от татарских глаз

В моем сплетеньи солнечном щемит

Наверно каждый раз.

 

Когда наутро в университет

Выходит на Московский тракт одна,

И никого на остановке нет

Красивей, чем она.

 

Водит мой друг КАМАЗ днем по стеклу болот,

А я все пишу про нас песню под Новый год.

Стужа узор плетет, праздника ждет страна,

Ждут мужики, и ждет с мамой своей она.

 

Припев.

 

А на неделе той снег полетит как пух,

Друг принесет домой снедь и кедровый дух.

Свалятся мужики, будем галдеть и петь,

И в форточках огоньки будут чужих гореть.

 

За старый год, за нас наговорим речей,

Друг заведет КАМАЗ, и мы поедем к ней.

 

Припев.

 

2001

 

***

 

Вот так проходит

 

Серенко Александр

 

Вот в летаргию погрузился лес,

Уже последний сброшен желтый лист

И ниже купол, меркнущих небес.

Забыт прощальный журавлиный крик.

 

Поля накроет саваном зима,

А с неба сыплет первый маркий снег.

Прикурят трубы частные дома.

Вот так проходят: месяц, год и век.

 

Ну что ж, остужен холодом финал,

Глянь, Новый год, уже стучится в двери.

Я помню, он мне много обещал.

Не выполнил и я уже не верю.

 

***

 

Мы ходили в город...

 

Борис Астафьев

 

Мы ходили в город. Интересно.

И у незнакомого подъезда

Подобрали веточку сосны.

 

Мы навесим на неё игрушек,

И воткнём в бутылку из-под пунша

—Пусть у нас свои досмотрит сны.

 

Милые, ну как же...

Не стареем,

И живём, и дышим – о другом.

Я клеёнкой новой стол оклею,

И опять друзьями заболею:

Жду вас. Приходите поскорее,

Поскорее...

Скоро — Новый год.

 

1997 г.

 

***

 

Я, побывавший там, где вы не бывали...

 

Стихи Ю.Левитанского

Музыка Вад. и Вал. Мищуков

 

Я, побывавший там, где вы не бывали,

Я, повидавший то, чего вы не видали,

Я, уже там стоявший одной ногою,

Я говорю вам — жизнь всё равно прекрасна!

Да, говорю я, жизнь всё равно прекрасна,

Даже когда трудна и когда опасна,

Даже когда несносна, почти ужасна,

Жизнь, говорю я, жизнь всё равно прекрасна!

 

Вот оглянусь назад, далека дорога,

Вот погляжу вперёд, впереди немного,

Что же там, позади? Города и страны,

Женщины были — Жанны, Марии, Анны.

 

Дружба была и верность, вражда и злоба,

Комья земли стучали о крышку гроба,

Старец Харон над тёмною той рекою

Ласково так помахивал мне рукою.

Ниточка жизни — шарик непрочно свитый,

Зыбкий туман надежды, дымок соблазна,

Штопаный, перештопанный, мятый, битый,

Жизнь, говорю я, жизнь всё равно прекрасна!

 

Небо багрово-красно перед восходом,

Лес опустел, морозно вокруг и ясно.

Здравствуй, мой друг воробушек, с Новым годом!

Холодно, братец, а всё равно прекрасно!

Здравствуй, мой друг воробушек, с Новым годом,

Холодно, братец, а всё равно прекрасно!

 

***

 

За тридевять земель

 

Олег Щетников

 

Улететь за тридевять земель,

И прожить там, если повезет

Ну хотя бы несколько недель,

В одиночку встретив Новый год.

 

Поутру топить в избушке печь,

Отгребать от двери свежий снег,

Пирожков с капустою напечь,

И пускать прохожих на ночлег.

 

И рассказы слушать их всю ночь,

Подливая теплое вино,

А когда покажется невмочь,

Поглядеть в привычное окно

Отхлебнуть на посошок глоток,

Постелить прохожему постель,

А потом – тихонько за порог,

И опять – за тридевять земель...

 

2000

 

***

 

Новогодняя

 

Анатолий Лемыш

 

Ночка новогодняя

В звезды разодета.

Никуда не годная

Катится планета.

 

Что ты кружишь попусту,

Что ты мчишься в темень,

Наклонив над пропастью

И Москву, и Бремен.

 

И в Чехословакии,

В Англии, в Китае,

Слышно – звезды звякают,

Отблески кидая.

 

Где-то кружат спутники,

А луна могуче

В рыцарском нагруднике

Прошибает тучи.

 

И жестикулируя

Шумно и вульгарно,

Снег полемизирует

Со столбом фонарным.

 

И опять с опаскою

В будущее глядя,

Пьем с тобой шампанское

В полночь, в снегопаде.

 

Пьем вино мы колкое.

Чокаясь, мы вспомним:

"С Новым Годом" — сколько их?

"С Новым Годом!" — что ли?

 

О хрусталь, красавица,

Хрусталем ударим.

Дай нам, Б-г, управиться

И со счастьем старым

 

***

 

Потуши свечу, занавесь окно...

 

Александр Суханов

 

Потуши свечу, занавесь окно,

Новый Год уже наступил давно,

Мы одни не спим, наш камин погас,

За стеной часы бьют четвертый раз.

 

До полуночи тихо пели мы,

А с полуночи говорили мы,

Мы покоя ждем, или новых дел,

До утра бы ждать, да всему предел.

 

Мы одни не спим, наш камин погас,

За стеной часы бьют четвертый раз,

Ты задумалась, я сижу молчу.

Занавесь окно, потуши свечу.

 

***

 

Навстречу

 

Стихи Михаил Мазель

Музыка Сергей Печенов

 

Сергею и Татьяне Никитиным,

Юрию Левитанскому,

Давиду Самойлову,

Борису Пастернаку

 

"... Мне жаль не узнанной до времени строки"

Юрий Левитанский

 

Пойдёмте, поглядим на снегопад.

Пойдёмте, постоим и помечтаем.

И скажем что-то тихо невпопад.

Не вопреки. Не вняв. Не причиняя.

Глаза закрой. Ты видишь этот снег?

Прижмись ко мне. Ты слышишь?.. Отдаётся.

И наяву. Да, наяву. А не во сне.

Не тая, на ладонях остаётся.

 

Пойдёмте, помечтаем в тишине.

Пойдёмте, воздадим любви как сможем.

И я не запахну опять кашне.

И голос мой молчанье преумножит.

 

Мы так спешим найти и подтвердить.

Стремимся доказать. Да, мы при деле.

Но я шепчу во тьму: — "Не навреди!.." —

и волнами расходятся пределы.

 

А снег пойдёт мгновение спустя.

А снег пойдёт, и мы шагнём навстречу.

И смыслом вдруг окажется пустяк.

И на секунду мы расправим плечи.

 

И будут Новый Год и новый круг.

И мы не вдруг попросим о спирали.

И не замерзнем, стоя на ветру,

вдыхая, выдыхая и вбирая.

 

Пойдём же, нас заждались; мы должны...

Хотя и никому никто не должен.

И если не подобие лыжни,..

мы свежие следы в снегу проложим.

 

Раскрой глаза, смотри – уже метет.

Уже бурлит шампанское Вселенной.

И тонкий чистый звук... Он нас ведёт.

Он снова здесь такой же сокровенный.

Он снова здесь...

 

28 декабря 2004 года

 

***

 

Прощание с ХХ веком

 

Дмитрий Курилов

 

Век двадцатый, как матрас полосатый,

весь пропитанный бензином и водкой,

в небесах плясал ракетой крылатой,

по морям нырял подводною лодкой.

 

Век двадцатый, как матрос беспортовый,

удаляется неровной походкой,

как алкаш, пропивший сад свой вишнёвый,

спит, зарезанный продажной красоткой.

 

Кувыркался он, как чокнутый клоун,

улыбался, как подвыпивший даун,

то сгибая нас смертельным поклоном,

то в глубокий отправляя нокдаун.

 

Пёр катком по раскалённым асфальтам,

умывался он кровавой росою,

выл ГУЛАГОМ и дымил Бухенвальдом

и утешился слащавой попсою.

 

Не грусти о нём, не плачь, дорогая! –

Оторви его листком скушной прозы!

Пластилиновой свечой догорая,

он роняет крокодиловы слёзы!

 

По лесам шныряют серые волки.

По ущельям свищут пули абрека.

Дед Мороз сидит у сломанной ёлки.

С Новым годом, господа! С новым веком!..

 

***

 

Порою покажется: лучше писать невозможно...

 

Алексей Ильинчик

 

Порою покажется: лучше писать невозможно,

Что ближе в обход, чем бездарно ломить напрямик,

Что смелый обязан мечту уступить осторожным...

Скажите, откуда улыбчивый мальчик возник?

 

Мальчишка, который лишь учится таинствам света,

Уверен, что проще всего разгонять облака

И счастье дарить, и что лучшая песня не спета:

Ведь автор её до сих пор не рождался пока.

 

Кружится снежок. Новый год. Новый век на рассвете.

Но кто-то в салате уснёт под нетрезвый смешок...

В гирлянде огней знают только поэты и дети,

Какой же подарок запрятан под ёлкой в мешок...

 

***

 

Новогоднее танго

 

Валентина Гиндлер

 

День начинался сереньким рассветом,

и жидкий свет струился по двору.

Он проникал за воротник к поэту,

он залезал за пазуху к вору,

 

к чиновнику вползал под одеяло,

и плакала во сне его жена:

поэзии ей в жизни не хватало,

а без нее и жизни грош цена!

 

Опять колечко к Рождеству, с алмазом.

A кольца – доказательство оков!

Но о любви не сказано ни разу,

а ей, как в книгах, хочется стихов.

 

Во сне чиновник снова видит это,

в душе его царит переполох, —

жена уходит к нищему поэту.

И слышится его тяжелый вздох...

 

Жена поэта слезы льет в подушку,

что денег нет уже который год,

что из нее он делает игрушку,

а сам то пишет сутками, то пьет.

 

Без денег ни свободы нет, ни счастья.

А что стихи? Набор красивых слов!

Чиновника б найти и обвенчаться...

Устроенность важнее, чем любовь!

 

У вора вроде никакой обузы,

но со свободой сложные дела.

Свобода-Воля – воровская муза,

а остальное – пепел и зола.

 

Ему острог положен волей царской.

Вчера чиновник подписал приказ.

Так начинался этот день январский,

и новый год. Уже в который раз...

 

Stockholm, NJ

 

***

 

Сергей Булгаков

 

За окном метель запела

Старый свой романс,

Словно вспомнить захотела

Все свои слова.

 

Провода звенят, как струны,

Мается фонарь,

И, качаясь, клен все думал

Песню освистать.

 

Мы с тобой в домишке старом,

Ты, да я, вдвоем,

Доставай, мой друг, гитару

Мы ей подпоём.

 

Наливай вина в бокалы

И зажги свечу,

Помянем же год наш старый,

Прахом снег ему.

 

Новый год все где-то бродит,

Блудит меж домов,

Время маятником ходит,

Ждёт его давно.

 

Ель в углу смолою плачет,

Синие шары,

Звон гитары, звон хрустальный,

Тусклый свет свечи.

 

За окном метель все пела

Старый свой романс,

Словно вспомнить захотела

Все свои слова.

 

Наливай вина в бокалы

И зажги свечу,

Помянем же год наш старый

Прахом снег ему.

 

***

 

Новогодняя песенка

 

Виктор Третьяков

 

Без друзей от ёлки мало толку —

Разве что иголки посчитать!

А придут друзья к тебе на ёлку —

Можно будет вместе помечтать:

 

Как ты станешь сильным и отважным,

Важным — эх, да что там говорить!

Тот, кто управлял корабликом бумажным,

Все моря сумеет покорить!

 

Припев:

Глянь-ка в зеркало, дружок:

На носу — Новый год!

С неба падает снежок,

Всё случится вот-вот!

Вот-вот!

Вот-вот!

Подожди, и всё случится

Вот-вот!

 

Всё произойдёт непонарошку,

Если в полночь к ёлке подойти:

Нужно лишь глаза закрыть ладошкой

И тихо досчитать до десяти!

 

Сколько всякой всячины на свете —

Ты ж остановись на полчасА:

Взрослые — они такие же, как дети,

Только, жаль, не верят в чудеса!

 

Припев (2 раза).

 

***

 

Снегурочка

 

Михаил Басаев

 

В городе, в волшебном городе

Жила снегурочка нежней цветка.

Встретил я под Новый год её,

Как и ко всем, ко мне пришла она.

 

Загадал я ей своё желание,

Попросил её, ну, стань живой!

Лишь с такой счастливым стану я

Проживу свою жизнь лишь с такой.

 

1967

 

***

 

Фатальное невезение

 

Анатолий Киреев

 

Я сверху еще заприметил

Аквариум — аэропорт,

Совсем не туда, куда метил,

Обрушился мой самолет.

 

Всю жизнь не имел представленья:

Ну как это путает черт,

Фатальное невезенье —

В дороге встречать Новый год.

 

Припев:

И ветер, и снег, и слезы, и смех,

По-честному поделиться,

Так поровну выйдет на всех.

Так поровну выйдет на всех.

 

Пытаюсь внимательным взглядом

Поспеть за бегущей строкой,

Мелькают слова, как снаряды,

Трассируя над головой.

Короткая метеосводка:

Погодка — чего говорить,

И в Ямбурге и в Находке

Морозец дает прикурить.

 

Продрогшего насмерть котенка

За пазуху прячет старик,

Ругает кассиршу девчонка,

Срываясь на слезы и крик.

И косточкой из апельсина

Стреляет мальчишка в народ,

И будто бы Буратино,

Свой носик повсюду сует.

 

Припев.

 

***

 

Новогодняя

 

Сергей Филиппов

 

Первая метель в окно стучится,

Первый снег подкрался по утру,

Ночь вспорхнула белоснежной птицей,

Звёзды тихо бродят по ковру.

 

Милая, прижмись ко мне покрепче,

Белая зима несёт печаль,

Затоплю камин и станет легче,

Я плесну шампанское в хрусталь.

 

Припев: Этот вечер нам подарен свыше,

Это наша звёздная метель,

Засыпает снег деревья, крыши,

Ждёт вдали сверкающий апрель.

 

В кресле ты сидишь, под треск поленьев

Я тебе играю полонез,

Лунный плед сползает на колени

И искрится радостью диез.

И пускай январь листает годы,

Мы не забываем о былом,

Чтобы дом наш обошли невзгоды,

Новый Год укроет нас крылом.

 

Припев.

 

***

 

Станислав Прокудин

 

На свободе зима! Получай даровую свободу!

Молоко на губах, а в глазах отдыхает мечта.

Я найду себе палку к еловому Новому году

И отправлюсь посланником старого в эти места.

 

Среди веток сосновых полюбится мне непогода,

Ледяная метель белой мышью свернется в руке.

Шевельнется подушка под ухом уснувшего года.

И останется мой поцелуй на остывшей щеке.

 

Небеса забинтованы накрепко белой завязкой.

Этой ночью завязнет в сугробе еще один зверь.

Пусть случится теперь, что обычно бывает за сказкой,

Пусть нежданная быль непременно случится теперь.

 

Пусть зима молодая напьется ветрами до краю.

Лишь одно в этом ветренном мире мне сможет помочь —

Я раскрою ладонь и в бессонном бреду загадаю:

Я увижу тебя, если снег будет злиться всю ночь.

 

***

 

Звезда на стене

 

Владимир Муромцев

 

Серые стены, белый потолок,

Ночью звезда одинокая в окне.

Есть у меня брат и сестра,

Но нет никого, для кого бы я была

Звездой в ночном окне.

 

Припев: Звезда на стене в раме моего окна,

Слезы на глазах, звезда на стене.

Некуда лететь, капает из крана вода.

Девочка, не плачь! Звезда на стене...

 

Солнце в декабре, скоро Новый Год,

Елка во дворе, бал-маскарад два дня.

Я себе сошью платье-чешую,

Крылья-лучи, стану ворожить,

Танцевать в зеркалах, в зеркалах.

 

Припев.

 

Серые стены, белый потолок,

Капает вода ледяная в тишине.

В доме ни души, некому тушить

Красную луну, что идет ко дну

Зрачков ледяных, ледяных...

 

Припев.

 

***

 

Ближневосточный сон

 

Ефим Ташлицкий

 

Утро, трезвое, как стеклышко,

Разливается прохлада,

И играет в брызги солнышко

На прическе водопада.

 

Мох на камне спит вальяжно,

Тронь рукой — поморщится,

А с пригорка смотрит важно

Тополями рощица.

 

Манит к северу тропинка,

За холмом скрывается,

Там, где первая снежинка

С неба опускается.

 

Осень рада: накормила

Медом мир и хлебом,

И печали растворила

Меж землей и небом.

 

Снег лежит, прогулкой дразнит,

Чист, как лист альбома,

Новый год, семейный праздник,

Мы справляем дома...

 

... Сон прошел, гляжу в окошко,

Ни реки, ни рощицы,

И блестит на кофте брошка

У соседки-модницы.

 

Пальмы, море, якоря,

Страус, обезьяны,

И в начале января

Я от грусти пьяный.

 

1 января 1998

 

***

 

Зима

 

Елена Квасницкая

 

Наконец наступила зима

На мой город подошвой хрустящей.

Всё морозит, сшивает сама,

Что разорвано было на части.

 

И на летних площадках поёт,

Разогнав всех артистов осенних,

Всё о том, что придёт Новый год,

О Рождественском шумном веселье.

 

Ветер в лицо, снегом в лицо,

Остановись, послушай:

Пасмурный день, ветреный день,

Тёплый день перед стужей.

 

Всё о ветрах, что воют в трубу,

О морозе — сыне законном.

Но вот только лишь тему одну

Окружает молчаньем упорным,

 

Будто кто-то назначил пари,

Совершает свой долг неуклонный,

Всё поёт и поёт mon ami.

...Но, не о любви, не о любви...

 

***

 

Нам теперь не до слов, не до снов...

 

Павел Папушев

 

Нам теперь не до слов, не до снов,

Но последнее бремя краду.

Недомолвки, почище невзгод,

Без того мою душу изъели.

Я желаю Вам белых снегов

В наступающем Новом году,

И шальной, разбитной хоровод

Возле самой пушистой из елей.

 

Попрощаюсь, и Ваш, и — ничей,

Невзирая на все vis-a-vis.

Может, просто пока не пора

Разбазаривать жизнь на амуры.

Я желаю Вам белых ночей,

Непременно в период любви,

А стихам — избежать топора

Безупречно бездарной цензуры.

 

Снизойдет и на нас благодать,

За потери отмолимся всласть,

И тогда ни единый из нас

Не помрет ни с тоски, ни от водки.

Я желаю до смерти мечтать

Вам о роли придворной красотки,

И желаю во все времена,

Чтобы эта мечта не сбылась...

 

***

 

Зима идет к свой вершине...

 

Гайк Мкртчян

 

Зима идет к свой вершине,

С календаря листки сдувая,

Зима идет к своей вершине

В окне промерзшего трамвая,

Зима идет к своей вершине,

Снег в дверь подъезда задувая,

Зима идет к своей вершине

Словно на графике кривая.

 

Декабрь — как последний взлет,

А там вершина — Новый год.

А мы зажжем на ели свечки,

Хоть на немного подобреем,

И мы погреемся у печки,

И мы сердца свои согреем,

И пусть в антеннах ветра свист,

С утра откроешь календарь —

Вновь перед нами чистый лист.

Январь.

 

***

 

Предновогодний фокстрот

 

Иван Колечкин

 

За окном — мороз. Но это даже хорошо.

Значит, Новый Год до нас почти дошел.

Вот взаимопониманье,

Крепкорукопожиманья,

Обниманья, целованья,

Поздравленья, пожеланья

Чтобы температура

Чаще была такой, как надо.

Чтобы дурни и дуры

Реже надоедали.

Чтобы вскочив "с ранья",

Думали ты и я:

Боже, как хорошо, что есть друзья...

 

Торт, шампанское, салаты... Елочка в углу

От тепла роняет за иглой иглу

От взаимопониманья...

...пожеланий

Чтоб нас меньше касалось

Все что связано с болью.

Чтоб разлуки казались

Перекуром — не более.

Чтоб на работу встав,

Жизнь начинать с листа.

В окна смотреть и шептать: "Красота..."

 

И опять весна промчится, лето пролетит,

Осень проплетется... Скрестятся пути

Вновь взаимопониманье...

...пожеланья

Чтоб мы все же встречаться

С Вами чаще сумели.

Чтобы встречи за чаем

Реже кончались просто похмельем.

Чтобы, вскочив с утра,

Дебри ресниц продрав,

Пелось от восторга: па-ру-ра...

 

декабрь 1997

 

***

 

Прошло новогодней ночи похмелье...

 

Михаил Веретенников

 

Прошло новогодней ночи похмелье,

Осталась лишь горечь побед —

Девчонки, как странно, в сказку всё верят,

В Прекрасного принца, несущего бред.

 

Погасла гирлянда, и ветки убрали,

Открыли балкон и проветрили дом.

Ах, праздник, как много всего мы узнали,

Ах, Боже, как много поймём мы потом...

 

Прошло новогодней ночи похмелье,

И вроде не сильно болит голова,

Мы Новому году, как дети, все верим,

Бросая на ветер пустые слова...

 

03.01.1998

 

***

 

На столе в беспорядке лежит бумага...

 

Борис Астафьев

 

На столе в беспорядке лежит бумага,

И ручка,

Рядом привычно стоит чайная

Кружка.

Сколько не виделись мы?В самом деле –

Подумалось даже:

Время уже на неделю

Вечности старше,

В отрывных календарных листках

Осязаемо – мимо.

Ангел бумажный парит в облаках

Горького дыма,

Около лампы летает,

Где самое пекло,

И папироса минуты считает

Столбиком пепла.

Ветер позёмкой шлифует в ночи

Плоскость асфальта,

Из щели оконной страшно торчит

Серая вата,

Отчаянье строит в слова

Невспомненный кто-то...

Счастливого вам Рождества

И Нового года!

 

2003 г.

 

***

 

Вечер 31 декабря

 

Музыка Сандро Эристави

Стихи Германа Тодорова

 

От снежного ветра — горячая брага

И стеганый плащ на холодные плечи.

Ложится неровной строкой на бумагу

На кончиках перьев зачерпнутый вечер.

 

Легка откровенность в канун новогодний,

Нетрудно о вечном в потемках глаголеть,

И даже казалось — был занавес поднят,

Чуть слышимый шепот на сцене был пролит.

 

Не сном ведь сегодня закончится вечер —

Он роль доиграет у рампы восхода.

Январские ветры, задутые свечи,

Бокал за здоровье Нового Года.

 

Вернулся я поздно, не помня дороги,

И пьяные окна качались в фасадах,

И ветер барахтался с крышами вровень

И снег мне на волосы кажется падал.

 

Отчеркнуты строки и серое утро

Нас ждет для беседы за утренним чаем.

Пословицы — вздор. В эту ночь я был мудрым

И вечер за синим окном нескончаем.

 

1983, Москва

 

***

 

Записки путешественника во Флориду

 

Михаил Овсищер

 

Вы мне скажете – на что ж это похоже:

Новый год справляют дома "завсегда"!

Но птицы тянутся на юг, и люди тоже,

Если к сердцу подступают холода.

 

Наш конёчек-горбуночек резво скачет,

Превращая мили в градусы тепла,

И жар-птица, осознав свою задачу,

Увлекает нас под тёплые крыла.

 

...Докатившись аж до пальм от наших сосен,

Прыгнем в воду, белизной акул маня...

Как советовал нам Визбор Юрий Йосич:

Если что – катитесь к морю на три дня.

 

А друзья-то по домам уж топят печи,

И бродягам взять пора бы это в толк,

Да и отпуск так летуч и быстротечен,

И работа, сами знаете, не волк...

 

24.12.08 – 4.01.09

 

***

 

Алексей Аполинаров

 

Я переболел, как и обещал.

Стал от снега бел брошенный причал.

Скоро Новый год, мысли теребят,

Что он ко мне придёт, но только без тебя.

 

Закрываю на зиму окно – холодно.

И смотрю, как старое кино свой дневник.

Нам с тобой достались за грехи поровну –

Боль разлуки, лучшие стихи, встречи миг.

 

Сожжены мосты, так уж говорят,

Но не думай ты, что этому я рад.

Я не смог понять, а потом простить,

Почему опять разошлись пути.

 

Закрываю на зиму окно – холодно.

И смотрю, как старое кино свой дневник.

Нам с тобой достались за грехи поровну –

Боль разлуки, лучшие стихи, встречи миг.

 

***

 

Грустная новогодняя песенка

 

Виталий Богомолов

 

Снег пушистый, снег летучий в белом саду

Застилает нашу память белым сукном.

Он все мягче станет падать там, за окном:

Жизнь, мол, жить еще научит в новом году,

 

Отрезвит мечты твои волной неудач,

Приведет в иной порядок мысли твои.

Эта мудрость, говорят, нам всем предстоит:

Хочешь — смейся, хочешь — нет, ты только не плачь.

 

Каждый знает, что стирает время черты,

Что у острых уголков смягчает края,

Но, не в силах угадать, каким буду я,

Я едва ли верю, что изменишься ты,

 

И, из бури выйдя неожиданно сух,

Все стараюсь думать, мол, не все заживет —

А шальные мысли, что сорвутся вот-вот,

Через месяц легче произносятся вслух...

 

Слишком близко к сердцу все нельзя принимать:

Хорошо ли, плохо ли, но это все так,

И смешались вместе радость, грусть, красота,

Ах, какая добрая нас лечит зима!

 

Погляди, какая за окном благодать,

Чувствуешь, как время совершает свой бег,

За окном все мягче, мягче падает снег.

Загадай желанье, хоть и звезд не видать...

 

***

 

Жизнь новую начну...

 

Владимир Розенбаум

 

Жизнь новую начну

С первым днем большого года.

Со значеньем, не по ходу

Грузик ходиков качну —

И со скрипом мне в ответ

Стрелки двинутся по кругу,

Мне протягивая руку

Через много-много лет...

 

Ритуал знакомый сей

Отправляет все невзгоды

Исчезающего года

В мир давно минувших дней,

Где коленки в синяках,

Стул в углу для наказаний

И тетрадка для заданий,

И страдания в стихах.

 

Жизнь новую начну —

Все что было, скроет снегом,

Различить где быль, где небыль

Не под силу самому.

Завтра тихо во вчера

Каплями перетекает,

Неизбежно наступает

Миг спасительных утрат.

 

Жизнь новую начну,

Было глиной — снова глина,

Клин не выбиваю клином,

Просто все перечеркну.

И последний оборот

Сделав, стрелки замирают,

Мою память запирают

На один всего лишь год!

 

Жизнь старую свою

Я продолжу час за часом,

Кончилась, так не начавшись,

Сказка та, что я пою.

Что ж осталось нам, друзья,

Год, не жизнь, но все же новый,

Я отсчитываю снова

 

Дни, дыханье затая...

Дни, дыханье затая...

Дни, дыханье затая...

 

Декабрь 1997

 

***

 

Посвящение ёлке Анфисе

 

Игорь Белый

 

Разбираю новогоднюю ёлку,

Ёлка знает, что во зло, а что милость,

И что нету от неё нынче толку —

Столько снега на душе накопилось.

 

А вот этот шар, что выгнулся зябко,

Цвета детства моего вместе с братом.

На торжественную ёлкину лапку

Его мама надевала когда-то.

 

Начинается февраль, и всю хвою

То ли снегом замело, то ли пылью.

Колокольчик мы купили с тобою,

Ну а шишку нам друзья подарили.

 

Этот шар почти нисколько не весит,

Сверху зелень, снизу цвета кармина.

Тебе было девять лет или десять,

Ты болела корью и скарлатиной.

 

Эту ёлку мы ведь выбрали сами,

И она, от января-староверца

Защищая нас худыми ветвями,

Все снежинки приняла близко к сердцу.

 

Подметаю пол у стенки и полок,

Только дальний угол мне незаметен,

Где иголки повстречают иголок,

Что живут там целый год меж паркетин.

 

02.02.97,

Москва

 

***

 

Диалог у новогодней елки

 

Стихи Ю. Левитанского,

Музыка С. Никитина

 

— Что происходит на свете? — А просто зима.

— Просто зима, полагаете вы? — Полагаю.

Я ведь и сам, как умею, следы пролагаю;

В ваши уснувшие ранней порою дома.

 

— Что же за всем этим будет? — А будет январь.

— Будет январь, вы считаете? — Да, я считаю.

Я ведь давно эту белую книгу читаю,

Этот, с картинками вьюги старинный букварь.

 

— Чем же все это окончится? — Будет апрель.

— Будет апрель, вы уверены? — Да, я уверен.

Я уже слышал, и слух этот мною проверен,

Будто бы в роще сегодня звенела свирель.

 

— Что же из этого следует? — Следует — жить!

Шить сарафаны и легкие платья из ситца.

— Вы полагаете, все это будет носиться?

— Я полагаю, что все это следует шить!

 

Следует шить, ибо сколько вьюге ни кружить,

Недолговечны ее кабала и опала.

Так разрешите в честь новогоднего бала

Руку на танец, сударыня, вам предложить.

 

Месяц, серебряный шар со свечою внутри,

И карнавальные маски по кругу, по кругу.

Вальс начинается, дайте ж, сударыня, руку,

И раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три,

раз-два-три.

 

Пайрам парайрам парайрам парайрам парам,

Пам пам парарарайрам парайрам парайрам.

Вальс начинается, дайте ж, сударыня, руку,

И раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три,

раз-два-три.

 

***

 

Песня Лилипута (из спектакля "Дом, который построил Свифт")

 

Вероника Долина

 

Помню свечку, помню ёлку.

Я гляжу на ёлку в щёлку.

Помню, помню волшебство:

Детство. Ёлка. Рождество.

 

За окошком тишина,

И деревья, и луна.

Добрый, милый ангелок!

У камина — мой чулок.

 

Спят собачки. Спят овечки.

Меркнут звёзды, гаснут свечки.

Милый, добрый ангелок!

Брось монетку в мой чулок...

 

1984

 

***

 

Новогодняя ёлка

 

Виктор Миронов

 

На варежках остался запах ёлки.

Я выбросил её совсем недавно.

Я сгрёб в совок от шарика осколки...

Без ёлки – пусто, но как прежде – славно...

 

Конечно, ёлку выкинуть – печально.

Ведь только раз в году нам это чудо

Дарует жизнь – так чисто и хрустально,

Как будто бы любовь – из Ниоткуда.

 

На ветках ёлки проступала смолка,

И тонкий звук нам колдовали бусы.

И не французскими духами пахла ёлка,

А – морем, образовывая узы!..

 

И выбросить её – как бросить друга!..

Но в доме ёлка корни не пускает.

И лучше бы её любила вьюга!..

Но без неё чего-то не хватает...

 

Судьбе я благодарен в белом шёлке,

Что в жизни – гармонично всё и плавно...

На варежках остался запах ёлки.

Я выбросил её совсем недавно.

 

2009

 

***

 

У новогодней елки, у новогодней елки...

 

Сергей Крылов

 

У новогодней елки, у новогодней елки

Все старые обиды забудем до поры,

Не станем пересчитывать шишки и иголки,

А будем вешать свечи, стеклянные шары.

 

У новогодней елки, у новогодней елки

По-доброму помянем свое житье-бытье —

Пусть все, о чем мечтали мы, разбилось на осколки,

Но каждому досталось что-нибудь свое.

 

У новогодней елки, у новогодней елки

Обнимем наших женщин, а женщины — мужчин.

Ничто не помешает нам жить счастливо и долго,

Поскольку жить иначе нет стоящих причин.

 

У новогодней елки, у новогодней елки

Все старые обиды забудем до поры,

Не станем пересчитывать шишки и иголки,

А будем вешать свечи, стеклянные шары.

 

***

 

(Из цикла "Восемь маленьких собачек")

 

Сергей Савицкий

 

Проводы старого года... Жду, когда ёлка оттает.

Вызвонить всех, кого любишь и увезти на трамвае.

Пусть новогодние ёлки рельсы в снегу освещают,

Пусть за окошком собачка вдоль фонарей поспешает.

 

Петь позабытые песни, но загрустив не напиться,

А целовать дорогие, чуть утомлённые лица.

Пусть нам кольцо городское добрые сны навевает,

Пусть деловито собачка вдоль фонарей поспешает.

 

И не разорваны нити, и не потеряны люди,

Всем, безусловно, приснится, что никогда не разбудят.

Ехать и с грустной улыбкой видеть из окон трамвая:

Жизнь неказистой собачкой вдоль фонарей поспешает.

 

1995

 

***

 

Рождественская

 

Александр Башлачёв

 

Крутит ветер фонари

на реке Фонтанке.

Спите, дети... До зари

с вами — добрый ангел.

 

Начинает колдовство

домовой-проказник.

Завтра будет Рождество,

Завтра будет праздник.

 

Ляжет ласковый снежок

на дыру-прореху.

То-то будет хорошо,

То-то будет смеху.

 

Каждый что-нибудь найдет

в варежках и в шапке.

А соседский Васька-кот

спрячет цап-царапки.

 

Звон-фольга, как серебро.

Розовые банты.

Прочь бумагу! Прочь перо!

Скучные диктанты.

 

Замелькают в зеркалах

платья-паутинки.

Любит добрая игла

добрые пластинки.

 

Будем весело делить

дольки мандарина.

Будет радостно кружить

елка-балерина.

 

Полетят из-под руки

клавиши рояля.

И запляшут пузырьки

в мамином бокале.

 

То-то будет хорошо!

Смеху будет много.

Спите, дети. Я пошел.

Скатертью тревога...

 

***

 

Новогодняя песенка

 

Сергей Погорелый

 

Громкая мелодия... Посредине зала

Елка новогодняя о тайге мечтала —

Плакала смолистыми, теплыми слезами...

Как-то ночью мглистою сосны ей шептали:

 

"У тебя, наверное, вся родня такая —

Шубка белоснежная, хвоя голубая.

Как нам не завидовать, как нам не печалиться?

Елка, ты счастливая. Елка, ты красавица.

 

Ну а мы — не очень..." — горевали сосны

Этой тихой ночью о судьбе несносной.

Долго горевали, долго говорили...

А ее в субботу топором срубили.

 

Отряхнули шубу, из сосулек бусы,

Ухватили грубо, зашвырнули в кузов.

Голубые руки ели заломили.

По груди упругой валенки ходили.

 

С кузова снимали — пальцы поломали.

Долго торговались — за трояк отдали.

Музыка играет... Музыка играет...

Елка свои слезы чистые глотает.

 

***

 

Обращение к Елке

 

Андрей Корф

 

Пуст мой ящик из картона,

Где хранились для игры

Деревянная корона

И бумажные шары.

Старый ящик полон гнева,

Негодует от души:

Ведь сегодня королева —

Ты, рожденная в глуши.

Не сердись на старикана;

Пусть он прячется за дверь.

Ведь не видно из чулана,

Как прекрасна ты теперь.

 

После приступа мигрени

Со слезами вспомнит он

Две несбывшиеся тени

В черных рамочках окон.

Давней повести осколки

Он составит в алфавит —

И на Самой Первой Елке

Снова иней заблестит;

И в коробке из картона,

Где-то найденной вчера,

Вновь окажется корона

Из камней и серебра.

 

***

 

Доктор Оля

 

Наталья Дудкина

 

Хорошо живёт одна

Доктор Оля Соколова,

Ей квартира не тесна,

И хлопот не полон рот,

Даже сам главврач больницы

Любит Олю, право слово,

Пятый год уже как любит,

Только замуж не берёт.

 

Доктор Оля неспроста

В ординаторской сегодня

Приготовит два бокала

Из богемского стекла,

Да, главврач её, конечно,

Дома в праздник новогодний,

Но, глядишь, на час заедет,

Отовравшись про дела.

 

Он немолод и устал,

У него большие дети,

У него своя квартира

И от Олиной ключи,

Оля знает: этот грех

Ей на том зачтётся свете,

Так и мама говорила,

Нынче больше всё молчит.

 

Доктор Оля – свет в ночи

Интенсивной терапии,

Что ты плачешь у окошка,

Будто счастье позади?

Отгони дурные мысли,

Чтоб беду не торопили,

Вытри слёзы, доктор Оля –

Он на свете не один.

 

Это ты у нас одна,

И в палате номер восемь,

Где ожог, сквозная рана

И открытый перелом –

Ветка ёлки, шар стеклянный,

Заходи, мы очень просим,

Милый доктор, белый ангел,

Бесконечное тепло.

 

***

 

Давай, душа, давай...

 

Стихи Юнны Мориц

Музыка Валерия Мищука

 

Давай, душа, давай

Проникнем за ограду,

Там розовый трамвай

Бежит по снегопаду.

В кофейне за углом

Поджаривают зерна,

И лестницы излом

Пропах напитком черным.

 

Верни, верни, верни

Звезда, мое светило

И считанные дни

Которых не хватило.

Под шорох мандолин,

Играющих на елке,

Очистим мандарин

И снимем книгу с полки.

 

В таинственную речь

Вникая до рассвета,

Отбросим кофту с плеч

На озеро паркета.

И, отлучив лицо

От чтенья на мгновенье,

Найдем, в конце концов

Покой и просветление.

 

Давай, душа, давай

Проникнем за ограду,

Там розовый трамвай

Бежит по снегопаду.

 

***

 

Рождество

 

Андрей Коровин

 

В Рождество не будем плакать.

Светит елка из угла.

Свечка будет воском капать.

В небе звездочка взошла.

 

Волхвы Мельхиор, Валтасар, Гаспар

На новых царей приходит смотреть...

Золото — царю, ладан — божеству,

А смирна — идущим на смерть.

 

Мисаил, Ахеил, Кириак и Стефан,

Ваши овцы теперь никому не нужны.

Новый Бог сам себя принесет в жертву вам.

Вы — Ему поклониться должны...

 

В Рождество не будем плакать.

Светит елка из угла.

Свечка будет воском капать.

В небе звездочка взошла.

 

1995

 

***

 

Смена года

 

Михаил Кинер

 

И бесконечно близок стал

Тревожный праздник смены года,

Когда летящая погода

Читала арию с листа.

 

Мела слепящая метель,

И те, которых мы любили,

В метель, как в память уходили:

Предназначался новый день.

 

От сонных сахарных домов

Шел запах хвои и печенья.

Год начинался с отреченья

От дней, что минули давно.

 

А мы, от памяти устав,

Приставив лесенку, так нежно

На елку вешали надежды,

И елка высилась с креста.

 

Метель как задано мела,

И торопливая погода

Метели ветреной в угоду

Несла грядущие дела.

 

Происходила смена года,

Происходила смена года...

 

***

 

Новогодняя

 

Геннадий Васильев

 

Марине

 

В домах малиновые елки

и мишура.

Снуют полуночные "Волги",

и нам пора

в бокал хрустальный на три пальца

вина налить

и на полуночных скитальцев

не походить.

 

Снег оседает белой пеной

по кручам крыш.

Гляди в окошко непременно —

не проглядишь,

как разноцветно, как трескуче

взорвется ночь.

Как старый год в возке скрипучем

укатит прочь.

 

И будут проводы недолги

в другом году,

и беды прежние, как волки,

в свой лес уйдут.

 

Туда, к огням и фейерверкам

и нам пора!..

Хрусталь звенящ. Напиток терпок.

Ура. Ура.

 

Декабрь 1994

 

***

 

Посленовогодняя

 

Юрий Карпов

 

Тихо. Под елкой уснул

Дед Мороз усталый...

Свечи в иголках погасли.

И пусто стало

 

Припев:

И в темноте кварталов

Мало людей осталось

Грустные, отдохнувшие

Радостные или бесчувственные

Каждый встретил свой Новый год

 

Звезды погасли в небе

И фонари погасли

Пусть новый год – на счастье

Если ты был несчастлив

 

Припев:

Ведь, все равно настанет утро

И солнце встанет

Утро настанет все равно

И солнце встанет

Если, вдруг не проспит оно....

 

Тихо. Под елкой уснул

Дед Мороз усталый...

Свечи в иголках.

Погасли. И пусто стало

 

Припев:

Пусть поскорей настанет утро

И солнце встанет

Утро настанет все равно

И солнце встанет

Если, вдруг не проспит оно...

 

2002

 

***

 

Недописанная Новогодняя

 

Зоя Ященко

 

Ах, Боже мой, какая жалость,

Вам не к лицу мое лицо.

Я поняла и растерялась,

Взойдя на Ваше на крыльцо.

 

Купите мне с вуалью шляпу

Я научусь ее носить,

И буду только в этой шляпе

К Вам на свидания ходить.

 

Ах, Боже мой, какая жалость

В продаже шляп с вуалью нет.

Совсем надежды не осталось

И Ваше "нет" сошло на нет.

Купите мне морскую свинку,

Я в темноте одна боюсь.

И запишите мне на пластинку

Мне голос Ваш, мне вашу грусть.

 

Ах, Боже мой, какая жалость,

Давно зима, а снега нет.

И песня вроде дописалась,

А мне б еще хотя б куплет.

Куплю во вторник шар стеклянный,

А в среду елку наряжу,

А в воскресенье спать не стану,

Еще куплетик допишу.

 

***

 

Как старый год уходит в прошлое...

 

Татьяна Шкодина

 

Как старый год уходит в прошлое

Под натиском календарей,

Так улетает снежной крошкою

Частица памяти моей.

 

И постепенно забываются

Минуты, складываясь в дни...

С такой потерей не смиряются

Часы настенные одни.

 

Они настойчиво напомнят мне

Как в детстве гулко пели "БОМ..."

Вот так же хвоей пахло в комнате,

И ночь чернела за окном.

 

Там все казалось чудной сказкою:

Игрушки, блестки, мишура,

Огни мигали с елки ласково,

И апельсина кожура

 

Светилась золотом под елкою,

Как солнца маленького ком...

А пол, усыпанный иголками,

Казался вышитым платком.

 

Тот Новый год, его волнение

И ожидание чудес

Вернуть хотя бы на мгновение —

Неважно, с детством или без.

 

В ночи опять пытаюсь высмотреть,

Куда мой Старый Год уйдет,

Чтоб вслед ему петардой выстрелить,

Быть может, звук его вернет?

 

И он на миг, но растеряется,

И я смогу его догнать,

Под Новый год не то сбывается,

Ведь до мечты рукой подать.

 

Но, выцветая под снежинками,

Следы теряются в снегу.

А звезды в душу смотрят льдинками:

Не от себя ли я бегу?

 

***

 

Снежили снеги в двадцатом веке по старой памяти...

 

Раиса Нурмухаметова

 

Снежили снеги в двадцатом веке по старой памяти,

Потела ёлка смолою тонкой на звонкой паперти,

Гудела вьюга, медвежьим слухом сводя конечности,

И было в этом седом сонете чуток от вечности.

 

А Дед Морозы мешали прозу с парами винными,

Пугая лошадь, косили площадь часы старинные.

Ещё всё цело, не прогремело на стыках плитками,

Но двадцать первый, пытая нервы, скрипел калиткою.

 

А мы сидели, бокалы грели за круглым столиком.

В бокалах — пресно, на сердце — песня, всего и только-то.

И говорили, что жизнь прожили... А в чудо верится...

И не жалели, что шарик белый всё время вертится...

 

***

 

Рождество

 

Андрей Корф

 

Ах, если б новогодние игрушки

Не прятали в чулан после пирушки,

Как шахматы — доску после игры;

И если бы на елке оставляли,

Как на усопшем маршале — медали,

И дождик, и блестящие шары,

 

То дворники не жгли бы наши елки,

Разглядывая яркие осколки,

Боясь обжечься спьяну о стекло...

На Рождество безумствуем мы сами:

Коньяк и кровь меняются местами —

Но нынче день, и время истекло.

 

А потому давайте в нашем парке

Спасенные игрушки и подарки

Смешаем с прозаической листвой.

Пусть по аллеям бывших поколений

Пройдутся настроения и тени

Из сказки постаревшей, но живой.

 

И барышня в корсете и капоре

Вдруг спросит: "Это вы в церковном хоре

Так пели, что кружилась голова?.."

Ах, если б новогодние игрушки

Не прятали в чулан после пирушки

До будущего чудо — Рождества!

 

***

 

Моя душа куда-то торопилась...

 

Ольга Запрудина

 

Моя душа куда-то торопилась,

Стремилась ввысь мятежная душа,

Но вот в автобусе её облили пивом,

А дома вдребезги разбился с ёлки шар.

С той, что светилась с верху и до низу,

Меняя тонус с минуса на плюс...

Как реалист с завидной долей оптимизма

Её я успокоить тороплюсь:

Что за беда — и шарф уже постиран,

И не остался след на рукавах,

Могли облить не пивом, а кефиром,

И мог не шар разбиться — голова...

И я снимаю груз с уставшей ёлки —

Груз мишуры и хрупкого стекла,

И подбираю острые осколки —

Осколки прошлогоднего тепла...

 

Январь, 2005

 

P.S. 2года спустя:

 

Новый январь декабря не жарче...

Новая шубка чертовски красива...

Полный автобус... Рукой дрожащей

Рядом мужик открывает пиво...

 

08.01.2007

 

***

 

Год високосный миновал...

 

Александр Иванов

 

Год високосный миновал,

А мы с тобой не поумнели.

Все б нам кружить на карусели,

Все бы ходить на карнавал,

Друг, без меня этот бал.

 

Припев:

После года печальных ошибок,

После года притворных улыбок,

После года разочарований

Вот одно из заветных желаний:

Ночь без интриг и масок,

Ночь без нелепых сказок,

Бал одиноких, ждущих,

Верных сердец.

 

Друг отвечает: Вот каков!

Что за утопия такая?

Этой идее потакая,

Мы наломаем столько дров!

Зря ты угрюм и суров.

 

Припев:

Новый год — это сила традиций —

В маске кошки мурлыкает львица,

В шкуре буйвола блеет ягненок —

Это каждому ясно с пеленок.

Как без интриг и масок,

Как без нелепых сказок

Для одиноких, ждущих,

Верных сердец?

 

Елка сияет, играет джаз...

Друг, мы опять не поумнели.

Снова мы в той же карусели,

Снова в плену у тех же глаз,

Так уж пускай в этот раз

 

Припев:

После года печальных ошибок,

После года притворных улыбок,

После года разочарований

Будет год исполненья желаний —

Год без интриг и масок,

Год без нелепых сказок,

Бал одиноких, ждущих,

Верных сердец.

 

***

 

Нету чуда

 

Владимир Шандриков

 

Новогодняя зима

Пьяно закружила.

Говорят, что ты меня

Зло приворожила.

Если так — то где же вы,

Сладостные чары,

Знаки качества любви?

Я ж как волк в овчарне.

Не хвала вам, а хула.

Все вранье и бредни.

Не колдуньей ты была,

Даже и не ведьмой.

Просто в жизни иногда

Так порой бывает,

Что в другие города,

От всего и навсегда

В ночь уходят поезда,

А их не провожают.

 

Вот и праздник, — и гостей

Густо, очень густо!

Почему же на душе

Грустно, очень грустно?

Елка, свечи, полусвет,

Тайный звон посуды...

Только сказки, все же, нет...

Нету, все же, чуда...

Тосты, шутки, серпантин,

Записи — что надо!

Только я не Аладдин,

По причине ль, без причин,

Ты одна и я один,

Где-то с кем-то рядом.

 

Со слезами танцевать —

Глупо и без смысла.

Память просит заказать

Танго вместо твиста.

Как ресницы запушил

Новогодний иней,

И не водкой опьянил

Вечер синий-синий.

Знаю, где-то далеко,

Но сегодня точно

Очень будет нелегко

Врать глазами в потолок,

Память стиснувши в комок,

Этой зимней ночью.

 

След Дюймовочки простыл.

На супер-Робин Гуда

Променяла принца ты.

Ну а где же чудо?

В шубке ходишь дорогой,

Денежки имеешь,

Только шубкой меховой

Душу не согреешь.

Новогодний стол накрыт,

Царственное блюдо,

Все чудесно с виду, но

Не хватает чуда.

А без чуда — ерунда

На горчичном масле.

Все — сплошной самообман,

Вот и нету сказки!

 

Если чудо есть в вине,

Тяпни лучше спирта.

Вся супружеская жизнь —

Нечто, вроде флирта.

 

Март 1977

 

***

Рождественская

 

Владимир Капгер

 

Сверкают разбитых игрушек осколки,

Веселые свечки рождественской елки

Погасли, как окна избушек в лесу.

Забытым созвездьем гирлянда мерцает,

Сверчок говорящий сидит под часами,

По комнатам светлые тени ползут.

Наш город поземка завьюжит, заснежит,

Из темных углов выйдет добрая нежить,

Мышами летучими сны прилетят!

Покуда в кроватках детишки вздыхают,

Тритутики рядом в игрушки играют,

Похожие на говорящих котят.

Наш праздник заветный, забытый, любимый,

Ты нами был предан, но нас не покинул,

Ты к нам незаметно всегда прилетал.

Звездой золотой, что зажжется сегодня,

Светло озаряя весь мир новогодний,

Сходил к нам улыбкой младенца Христа.

О, день долгожданный, извечный, чудесный,

Всплывающий в памяти радостной песней,

Той песней, что дедушки пели детьми.

Той песней, где счастье по скатерти гладкой

К нам в гости бежит мохноногой лошадкой,

Везущей по снегу гостинцы и мир.

Ну здравствуй, лошадка мохнатая, здравствуй,

Сегодня младенец ступает на царство,

А значит настала надежды пора.

И значит звенящей, сверкающей нитью

Былое воскреснет, и вновь мы увидим

Под снегом ожившую землю с утра.

Под снегом ожившую землю с утра.

 

А пока...

 

Сверкают разбитых игрушек осколки,

Разбросаны по полу зайцы и волки...

 

1989-1990

 

***

 

Всё невозможности наши, всё невозможности...

 

Раиса Нурмухаметова

 

Всё невозможности наши, всё невозможности,

Каверза мысли, призрак ненужности,

Вечная грань между песней и пошлостью,

Меж нутром и наружностью.

 

Пишет по белому белым ангел на небе,

Пишет по чёрному чёрным умница-чёрт.

Мы же по белому чёрным, по чёрному белым

Пишем отчёт.

 

Ёлку поставим, слышь, пусть квартируется.

Шарики, дождики — может не зря?

Что ж из того, что ни с чем не рифмуется

Тридцать первое декабря?

 

***

 

Кончается век

 

Ксения Полтева

 

Кончается век, чей оракул был глух и невнятен,

стократно прославлен и тысячу раз заклеймен.

Смолкают часы, размыкаются наши объятья.

Весь мир ожидает пришествия новых времен.

 

...но те, что идут к нам, идут как всегда, в темноте,

затем, чтобы им наших лиц никогда не увидеть,

не в силах любить нас, не в силах и возненавидеть.

А впрочем, они не затем, не затем, не затем.

 

Кончается век. Разукрашены елки шарами.

В сиреневом небе взошла голубая звезда.

Полозья скрипят — то волхвы со своими дарами

спешат, чтобы снова, в двухтысячный раз опоздать,

 

и землю пройдя, оказаться на том берегу,

где, глядя на небо большими стальными глазами,

безумные девочки строят песчаные замки, —

а волны бушуют и плачут, но их берегут.

 

А око с небес, приподняв недреманное веко,

любуется снегом, который, весь мир полоня,

лежит на усталых плечах уходящего века,

лежащего в белом снегу уходящего дня.

 

***

 

Новый Кандид

 

Дмитрий Гагуа

 

"Tout est pour mieux

dans le meilleur des mondes possibles."

Voltaire, "Candide". *

 

I.

 

... из возможных миров. То есть, лучшее — это мираж,

сон, утопия, проба пера, блажь непризнанной музы.

Свет рубиновых звезд, проникает сквозь пыльный метраж

в совмещенный санузел,

где уже доказали не раз теорему Ферма,

но отсутствуют перлы, а годы и груды раскопок

констатируют лишь постоянство состава дерьма

да тщету гороскопа.

 

За окном — понедельник, и тот еще — в крапинку — флаг.

Слышишь, Муза, скажи мне о том... Но не скажет, не слышит.

От параш до Парижа почти континент. Это факт,

общепризнанный свыше.

 

Поневоле поверишь и сам, что из множества мест,

по отдельности взятых, слагается мир. И коль terra

здесь incognita, ** может быть, все в совокупности есть

комментарий к Вольтеру?

 

Небо. Звезды. И где-то внизу, в пресловутой тиши,

на краю унитаза — античная поза атлета.

Встань. Нажми на рычаг. И прислушайся. И запиши:

"Это есть наш последний..."

 

II.

 

О, этот лучший из миров,

где совесть вместо контролера,

где зарифмован в пару строф

маршрут трамвайной одиссеи!

Живем, волнуемся, спешим

сквозь свой насквозь промерзший город,

солидны, словно малыши

на новогодней карусели.

 

В вагоне шумно и тепло,

он весь пропах табачным дымом.

Сквозь запотевшее стекло

мне улыбаются Сирены,

из-под карниза Дома мод

Атланты гордо смотрят мимо.

Трамвай въезжает в Новый год,

где чистый спирт и чай с вареньем.

 

Обжитый временем вагон

чуть дребезжит на повороте.

Невольно думаешь о том,

что замыкается кривая,

и в Новый год твой старый мир —

Циклоп с метелкой в подворотне,

троянская война квартир

и одиссея на трамвае.

 

 

* (фран.) — Всё к лучшему в этом лучшем из возможных миров.

 

Вольтер, "Кандид"

 

** Terra incognita (лат.) — земля неизвестная

 

***

 

Новогодняя полечка

 

Юлий Ким

 

На полянке, на лужайке,

Где одни снега,

Плящут белки, пляшут зайки,

А кругом тайга, да-да-да!

 

Не до них сегодня волку,

Не до них лисе:

Сегодня, сегодня,

Сегодня пляшут все.

 

Пляшут села и поселки,

Пляшут города.

Хорощо плясать у елки,—

Да-да-да-да-да-да-да-да!

 

И сегодня, и сегодня

Мы желаем вам

Веселья и счастья

С песней пополам!

 

1961

 

***

 

Накануне Рождества...

 

муз. Юрий Карпов

ст. Александр Макаренков

 

Накануне Рождества

Снег становится белее,

И встречаются в аллеях

Только добрые слова.

Знать, любовь всегда права,

Светом правят мир, да счастье,

И кончается ненастье

Накануне Рождества.

 

Улыбаюсь под сосной —

Мы купили вместо елки

Эти длинные иголки,

И мне кажется: я — Ной.

И уже забрал тебя

На ковчег свой новогодний

Сходни сняты, парус поднят.

Ветры волны теребят.

 

Мы плывем по мостовым,

Вдоль домов, куртин и скверов,

Принимаем жизнь на веру —

Там тепло, где в трубах дым.

И нелепый самовар,

Что зовем мы нежно — Пашкой

На плите, как день вчерашний,

Из ноздри пускает пар.

 

В этом городе большом

По ночам не спят машины,

На реке не мерзнут льдины,

Проплывая нагишом

За окном давным давно

Неуютно и темно

По оббитым кружкам чай

Мы вдвоем. Горит свеча..........

 

Накануне Рождества

Снег становится белее,

И встречаются в аллеях

Только добрые слова.

Знать, любовь всегда права,

Светом правят мир, да счастье,

И кончается ненастье

Накануне Рождества.......

 

ПЕСНИ ДЕДОВ МОРОЗОВ

 

Строевая песня Дедов Морозов

 

Ярослав Харечко

 

Напрасно вы на нас глядите косо,

И в ваш подъезд нагрянет Новый Год.

Но а таких, как мы, Дедов Морозов

Вам днем с огнем угрозыск не найдет.

Нас в Москонцерте снаряжают в роты.

И вертолеты, кони, трактора...

Десантом нас забросят на работу.

Держись за ваши елки, детвора!

 

Припев:

 

А ну-ка, елочка, зажгись,

Проходят наши дни.

Детишки маленькие, брысь!

Вас много, а мы одни.

 

Вы думаете, это очень просто.

Нажал звонок. Сказал: "Я Дед Мороз!"

Вас тут же оборжёт любой подросток.

А у меня подагра и склероз.

И эти сани, бубенцы и лыжи...

Эх, взял бы шубу, продал и удрал.

Я эти лыжи с детства ненавижу.

Я в драмкружке Нехлюдова играл.

 

Припев.

 

Рисуют нас летящими в ракете,

С большим мешком подарков на спине,

А в каждым целлофановом пакете

Такое, что не снилось и во сне.

Я как— то заглянул для интересу,

И умиленья слез сдержать не смог,

Две вафли, и конфета на довесок,

Конфета, извините, "Василек".

 

Припев.

 

Наш коллектив нам никогда не тесен.

Снегурочка-то, правда, так себе,

Но зайчик — автор многих детских песен,

А серый волк из нашего КаБэ.

Образованье помогает все же —

Идем частенько на эксперимент.

Такое иногда сморозить можем,

Что елки осыпаются в момент.

 

Припев.

 

Мы любим шумных утренников пляску,

Резвимся и болтаем чепуху.

А платят, платят если не как в сказке,

То прямо как в мартеновском цеху.

В двадцатый раз, как выйдешь к детям в залу,

Покрутишься минуточку одну —

И хочется с Казанского вокзала

Рвануть куда-нибудь под Фергану.

 

Припев.

 

1976 г.

 

***

 

Новый Год в детском саду

 

Леонид Сергеев

 

— Здравствуйте, детишки, я — Дедушка Мороз!

А? — не слышу...

Здравствуйте, детишки, я — Дедушка Мороз!

О — потише.

 

Я, между прочим, подарки вам принес

И привет.

Пачку печенья, батон и паровоз...

Э-э-э, батона нет...

 

Катя Петрова, читай скорей стишок.

(звук, изображающий храп) Так скоро.

Ну-ка, детишки, похлопаем чуток,

Катя, снова.

 

....Под елочкой скакал

Весь в иголках.

Что смеетесь, дети? А-а-а — дедушка упал! —

Очень скользко...

 

Что ж орешь ты, мальчик, я не снеговик

И не Карлсон.

Ну ладно, я — лошадка, ну трык-тык-дык-тык-дык,

Все, наскакался!

 

Валенок отдайте, бороду не трожь,

Конопатый,

Ну, я же не лошадка, ну че же ты орешь?

Где пираты?!

 

Дети, пожалейте Дедю Мороза

А!! — как больно!

Хорошо, что в ухо, а если бы в глаза?

Все, довольно!

 

У-тю-тю, детишки, елка высока,

Все, прощайте!

Рыжий, конопатый, пионер в очках,

Не качайте (А-а-а-а-а!)

 

Это вы, детишки, Катенька, не плачь!

Эй, у входа,

Пропустите тетю — это тетя-врач.

С Новым Годом!

 

***

 

Монолог Деда Мороза

 

Александр Быстрицкий

 

Ах, какой огромный дом — это мой участок.

Я иду к нему с мешком — Дед Мороз несчастный.

У меня есть красный нос, борода из ваты —

Я, ребята, Дед Мороз, нанятый за плату.

 

Дома ждет меня жена, плачут дома дети,

Как хотел я Новый год вместе с ними встретить!

Да только так решил местком — Петр Трясогузка.

И вот теперь иду с мешком — у меня нагрузка.

 

Вот квартира номер раз и звонок без метки —

Здрасьте! Я пришел до вас, где же ваши детки?

Что такое — нет детей?! Что ж вы это, право?

Ну, распишитесь поскорее, да не здесь, а справа.

 

Что-то мне в карман суют? Три рубля? Ну что вы!

Водки? Нет, ребят, не пью, не терплю спиртного.

Ну почему как неродной? Все мы просто люди...

Ну, давайте по одной, ну, за праздник, будем!

 

Вот квартира номер два. Здравствуйте, детишки!

Дед Мороз явился к вам — распишитесь в книжке

Получай Бабу Ягу для своей подружки

Нет, собачку не могу, но могу две пушки.

 

Что мне там в карман суют? Три рубля? Давайте!

Водки? Нет, ребят, не пью...

А впрочем, черт с ней, наливайте!

Вот квартира номер три. Как бы не свалиться?

Открывайте, говорю, Дед Маразм стучится!

 

Живо звать сюда детей! На тебе подметку,

Да гоните пять рублей! Наливайте водку!

Дайте что-нибудь заесть, только поскорее!

Да за стол пустите сесть! Фу — одни евреи!

 

Вот квартира номер фир! Открывайте живо!

Я, ребяты, Мойдодыр к вам от коллектива!

Что ты прячешься, малыш? Дайте мне дорогу!

Стой, папаша, где стоишь! О, да вас тут много...

 

Переносица болит, и под глазом пухнет...

Кто я? — Леший, Айболит? Где лежу? — На кухне?!

И давай-ка без угроз, помолчим хоть разик...

Здравствуй, Дедушка Мороз! Принесите тазик...

 

Ленинград

 

С НОВЫМ СМЕХОМ!

 

[b]Ах, Новый год — чудес пора!..[b]

 

Любовь Окунева

 

Ах, Новый год — чудес пора!

Какой дурак сказал такое?

Посуды грязная гора.

Кто её завтра перемоет?

Шампанское рекой течёт,

Сознанья лодка уплывает...

А как вернётся, так поймёт,

Что утро добрым не бывает.

 

Ах, Рождество — святая ночь,

С утра ни капли нет в кувшине.

Никто не сможет мне помочь.

Я как дурак среди пустыни.

О, Господи, прости меня.

Уже терзают угрызенья.

Мы будем добрые друзья...

Мне б только вспомнить, кто и где я.

 

Ах, этот старый Новый год,

Когда ж он кончится, зараза?

Какой, скажите, идиот

Придумай этот "тихий" праздник?

Пол-января — друзья, родные

И в доме буйное веселье.

С подобным расписаньем дня

Мне не дожить до той недели.

 

1999

 

***

 

Сантаклаустрофобия (Jingle bells)

 

Владимир Береснев

 

Jingle bells, jingle bells

Jingle all the way!

 

Как-то раз под Новый Год

Дома я сидел

Под "Иронию судьбы"

Я пельмени ел.

Чу! Шуршание в трубе.

Глядь — огонь погас.

Я совсем не пьяный был,

Помню как сейчас...

Jingle bells, jingle bells –

Бубенцы поют.

Санта Клаус к нам пришел,

Very, very good!

Вытер ноги о ковер,

Отряхнул живот.

Я, понятно, офигел:

Чё, блин, за урод?

 

С виду вроде Дед Мороз...

Почему в очках?

Почему один пришел,

Где Снегурочка?

Санта подавил смешок

И сказал певуче:

Бабы это хорошо,

А олени лучше!

Jingle bells, jingle bells –

Бубенцы взахлеб.

Санта Клаус к нам пришел,

Он — оленевод.

Что за very, very стыд,

Very, very срам?

Санта Клаус, f...k & s...t,

Ты не нужен нам!

 

Санта скромно отвечал:

Я не Дед Мороз,

Но подарки все равно

Я тебе принес.

Мои грязные носки

С батареи – хвать!

И давай в них леденцы,

Мятные пихать

Jingle bells, jingle bells –

Бубенцы вразлет.

Санта Клаус к нам пришел –

Ну, полный идиот!

Это ж русские носки,

Ты имей ввиду –

Их меняет наш народ

Только раз в году!

 

Он ушел, а я сижу,

Как медведь в лесу –

С легким привкусом носков

Леденцы сосу.

Санта Клаус у меня

Все пельмени съел...

It’s forever – Happy Birthday,

Merry Christmas, Jingle bells!

Как в лесу родилась ё...

Как её? Забыл!

Санта Клаус, ё-моё,

Что ж ты натворил!

Где же песни и стихи?

Где же хоровод?

Где же very very well

Russia Новый Год?

 

***

 

Год крысы

 

Евгений Банников

 

Новый год, он и она.

 

Муж: — Крыса. — Жена: — А-а-а-а!..

— Не надо воя,

Ведь крысы — наш барометр, не суд.

И только с корабля, где дно гнилое,

Бегут они, отчаянно бегут.

 

И Новый Год — то, между прочим, тоже Крысы,

Так не ори, а наливай вина!

И, может быть, покажет хвостик лысый

Из-под серванта для тебя она.

Ведь вместе на Земле живем веками

И с нас она берет свое, пойми.

А, что бы там не ширкалась ночами,

Сама ты эту крысу покорми.

 

Она поест и, в норку уползая,

Вдруг принесет чего-нибудь взамен,

Ведь крысы благодарными бывают

И, слышь, живет под нами бизнесмен.

 

***

 

Новогодняя

 

Михаил Кайгородцев

 

Вот и звёздочки на небе зароились,

Вышел месяц и сугробы заискрил,

А в могилах мертвяки зашевелились,

Хоть забыл про них архангел Гавриил.

К полуночи точат зубы вурдалаки,

Ведьмы ступы подготовили в полёт,

А зверята на заснеженной полянке

Возле ёлочки встречают Новый год!

 

Выполз леший из осиновой колоды,

Разругавшись со сварливою женой,

И пошлёпал на соседнее болото,

Где ему готовил ужин водяной.

Посидели, раздавили по полбанки

И пошли качать болото взад-вперёд...

А зверята на заснеженной полянке

Возле ёлочки встречают Новый год!

 

И доклад на заседанье Дикой Своры

Зачитал хозяин леса Дикий Кур,

Что с Горгоною его переговоры

Продвигаются уже на третий тур!

Вот Кикимора о происках китайских (чертей)

Что-то с дерева высокого орёт...

А зверята на заснеженной полянке

Возле ёлочки встречают Новый год!

 

1979

 

***

 

Новогодняя Глафирная

 

Песня о том, как всемирно малоизвестный автор пытался соблазнить героиню песни А. Иващенко и Г. Васильева разделить с ним новогоднюю ночь

 

Олег Немировский

 

Приезжай ко мне, Глафира!

Не скупись, возьми такси.

Не забудь кусочек сыра

И селедку иваси.

 

Приезжай, побудь со мною!

Вместе встретим Новый Год...

Захвати там заливное

И какой-нибудь компот.

 

Никого не будет в доме,

Кроме, то есть, нас с тобой...

Кстати, будешь в гастрономе –

Раскрутись на "зверобой".

 

Надоели мне тусовки!

Им-то что, а мне – корми...

Прикупи еще "зубровки" –

Будет кстати, мон ами.

 

Да, совсем забыл колбаску,

Что-то типа сервелат.

И бутылочку "фетяски".

И какой-нибудь салат.

 

У меня такая елка!

(Лично в сквере вырубал.)

Собирайся, но недолго –

Ты ж ко мне, а не на бал.

 

Приезжай скорей, Глафира,

Я уже надул шары.

Под тебя настрою лиру...

И еще купи икры.

 

Мы с тобой сыграем в нарды.

Или в покер — ай лав ю...

 

Как меня достали барды!

Вот, опять под них пою...

 

***

 

Новогодняя история

 

(Как мы встречали 2007 г. :)

 

Музыка Дины Ростовщиковой

Стихи Андрея Ростовщикова

 

Что воду в ступе зря толочь?

Лишь раз в году приходит ночь,

Когда сбываются мечты

Ну прямо с ходу.

О чем я? Да про Новый год

Который пляшет и поет,

Когда шампанское не пьет,

Как чайка воду.

 

В такую ночь примерно в два

Мы еле-еле и едва,

Как пешки двигались с Е2

На Е4.

Был снегопад. Мела метель.

Сосед пел словно коростель.

Петарда угодила в ель.

Свет отключили.

 

Настала тьма — хоть глаз коли,

И вопль "Все могут короли"

Вдруг оборвался и пропал

С соседом вместе.

Но дело, в общем-то, не в нем...

Друг друга с мужем как найдем?

Наверно, ждет уже с вином

В условном месте.

 

ПРИПЕВ

Год — это Огненный Кабан

С ним рядом — рыжая Свинья...

Ты думал, это снеговик? А это я!

 

Эх, Год Свиньи — Мурлен Мурло!

Меня почти что замело,

А свет не чинят, как назло —

Стою и мерзну.

Везде пьют водку и крюшон!

Здесь — замело по капюшон,

Как видно, поздно пить Баржом —

Ну, очень поздно.

 

Тут кто-то тронул за плечо

И прохрипел: "Нин, ну ты чо?

Хлебни-ка скотча —

Взял в ларьке у магазина!"

Два длинных сделала глотка,

Нашла подобие платка

А после тихо прошептала: "Я — не Нина!"

 

ПРИПЕВ

 

Потом брела куда-то прочь...

Запомнится мне эта ночь!

И этот самопальный скотч,

И группа "Чи-ли".

Не площадь, а большой сугроб,

Во тьме Москва — как Конотоп...

Тут свет включили.

 

Ты от меня был в трех шагах

С пустой бутылкою в руках,

Кабанья маска набекрень —

Да черт с ней, с маской.

Такой вот вышел Новый год

С собой он чудеса несет

И веру в сказки.

 

2007

 

***

 

Елка — не игрушки

 

Александр Дулов

 

Пародия Бориса Брайнина на Юрия Кузнецова

 

Декабрь зловещий подходил

К черте другого дня,

И сын у матери спросил:

— Где елка у меня?

 

— Пойди дорогой на закат

И сердце успокой,

Где ждет тебя твой старший брат

Под гробовой доской.

 

Где "баю-бай" поет метель

Из стали и свинца,

С корнями выдернешь ты ель

Из черепа отца.

 

— Иди,— ему сказала мать.

И хлеб с вином дала.

— Иди, тебя я буду ждать,—

И тут же умерла.

 

— Прости, родная сторона,

А я тебя простил.

Он выпил горького вина

И ногти отрастил.

 

И в нем священный огнь взалкал,

Ведя его судьбу,

Он днем повозку слез толкал,

А ночью спал в гробу.

 

И там, где выжглась ночь дотла,

Где филин звал гостей,

Там ель могильная росла

Одна среди костей.

 

Как смерть, он к елке подлетел,

Вонзил в нее металл.

И волк от страха околел,

А заяц дуба дал.

 

Он через тысячу дорог,

Через озера слез

Приполз домой без рук, без ног

И елочку принес.

 

Она в гирляндах их костей

На праздник к нам пришла...

 

...И много, много радости

Детишкам принесла.

 

***

 

Внутренний монолог домоуправа, совершенно случайно попавшего при новогоднем обходе квартир на интеллигентную национальную елку

 

Михаил Кочетков

 

Что мне эти ваши елки, посиделки с Дед Морозом,

Да на лестничной площадке сигаретки.

Да жидовские подарки, да Снегурки, как матросы,

Натянувшие ментовские беретки.

 

Где хозяйка, злая сволочь? Улыбается, змеюка.

И хозяин, злой упырь, не доливает.

А их отпрыск так и метит мне хлопушкой прямо в ухо —

Во засранец! Ведь до смерти ж напугает.

 

Да и гости все подонки — брючки, галстучки, жилетки,

И друг дружке, мол, утю-тю, будьте здоровы.

А в башках одно и то же: Марь Иванну б на кушетку.

Ну не Марь Иванну, так эту... Эсфирь Петровну.

 

Им плевать на перестройку, им плевать на госприемку,

Им плевать, плевать, плевать с высокой кручи.

И все хором хвалят тещу за двойную перегонку,

Я б ее за эту перегонку вздрючил.

 

Вот возьму, уйду от гадов, Карла Маркеса достану,

Прочитаю я всего до послесловья.

И тогда уж мы посмотрим, дорогие Либерманы,

Рабиновичи и прочее отродье!

 

Мы ведь с каждым разберемся, кто из вас масон-предатель,

Кто вредитель, а кто патриот фальшивый.

Всех вредителей повесим, всех предателей посадим!..

Ох ты Господи, я вслух!

Как некрасиво...

 

СТАРЫЙ НОВЫЙ ГОД

 

Старый Новый Год

 

Стихи Ю. Мориц

Музыка Л. Степанов

 

И все равно мы дети. Нам так страшно

На елку опоздать из-за метели,

Из-за трамвая, или гололеда,

На этот праздник детский опоздать.

 

Мы женимся, разводимся, простите,

Но все равно мы дети — мы на елку.

И мы летим за праздничной добавкой

Добавьте нам хоть Старый Новый год!

 

Он старый, старый, он совсем уже не новый,

На нем уже пылали эти свечи,

На них уже сверкали эти слезы,

Однажды утром эти гости разошлись.

 

Но мы летим опять на это пламя,

Но втайне мы надеемся на чувство.

На эту самую желанную добавку,

Добавьте нам хоть Старый Новый год!

 

Он старый, старый, он совсем уже не новый,

На нем уже звенели эти струны,

И этот снег, и этот воск, и эти чувства.

Однажды утром этот воск окаменел.

 

Но все равно мы дети, мы на елку.

И мы летим за этой призрачной добавкой,

За невозвратным и неповторимым,

Добавьте нам хоть Старый Новый год!

 

Он старый, старый, он совсем уже не новый,

На нем уже слыхали эти песни.

На нем уже пылали эти клятвы

Однажды утром — только пепел золотой.

 

Но мы готовы умереть за этот пепел,

За это праздник нашей нежности и грусти

И мы летим за этой призрачной добавкой,

Добавьте нам хоть Старый Новый год...

 

И все равно мы дети — мы на елку,

И мы летим за этой призрачной добавкой,

За невозвратным и неповторимым,

Добавьте нам хоть Старый Новый год.

 

***

 

Старый Новый год

 

Стихи А.Вознесенский

Музыка Бикчентаев Дмитрий

 

С первого по тринадцатое

нашего января,

сами собой набираются

старые номера.

Сняли иллюминацию,

но не зажгли свечей,

с первого по тринадцатое

жёны не ждут мужей.

 

С первого по тринадцатое —

пропасть между времён.

Вытру рюмашки насухо,

выключу телефон.

Дома, как в парикмахерской,

много сухой иглы,

простыни перетряхиваются,

не подмести полы.

 

Вместо метро Вернадского

кружатся дерева,

сценою императорской

кружится Павлово.

 

Только в России празднуют

эти двенадцать дней,

как интервал в ненастиях

через двенадцать лет.

Вьюгою Патриаршею

позамело капот,

в новом несостоявшееся

старое настаёт.

 

Я закопал шампанское

под снегопад в саду,

выйду с тобой с опаскою:

вдруг его не найду.

Нас обвенчает наскоро

снежная коронация

с первого по тринадцатое,

с первого по тринадцатое.

 

***

 

Старый Новый год

 

Александр Тимченко

 

Это какой-то совсем уж неправильный день.

Как это дважды в году отмечать день рождения?

А в уголке притаилось из леса растенье.

Что вы наводите, граждане, тень на плетень?

 

Что-то про это число слишком много примет.

Даже апостол и тот неугоден был Богу.

И говорят, что нельзя отправляться в дорогу,

И не сулит ничего он тебе кроме бед.

 

Года начало, тринадцатый день января,

Елка в углу две недели огнями сияла.

Что-то сегодня под вечер с глазами вдруг стало.

То ли от ветра, от снега слезятся, горят.

 

Это совсем не мороз вышибает слезу

Слезы у нас на глазах, но, увы, не от смеха.

В перечне наших побед, достижений, успехов

Видим мы прочерк и только пустую графу.

 

Ветер гуляет на вольные восемь сторон.

Я говорю, понимаешь ли, не о кармане.

Кстати, о нем, тут уж точно себя не обманешь,

Если не часто в нем слышишь серебряный звон.

 

А серебро уж коснулось моей головы.

Я понимаю, что это звучит так банально.

Но с откровенностью и чистотою кристальной

Видим дорогу свою мы к порогам иным.

 

Не за парадным столом нам сегодня сидеть,

И не порадует нас обветшалое платье.

Вы в полумраке глаза поскорее упрячьте,

Ведь в зеркала нам совсем не приятно смотреть.

 

И новогодний веселый хмельной перезвон

Не огласит нынче тихое наше застолье.

И не в хрустальный бокал, а в скромнее поболе,

И не шампанское пьем, а вообще самогон.

 

Горькую пьем, и горит сигарета в руке,

Видно придется испить эту горькую чашу.

Что же мы сделали, — жизнь разбазарили нашу.

Помнишь, какими мы были, а стали мы кем?

 

Ведь наша жизнь разделилась едва пополам,

Как разделился на два этот месяц метелей.

Ах, разделить пополам бы, что мы не успели,

Вот бы умножить на два, то, что сделать бы нам.

 

Выключим свет, слишком много на люстре свечей.

Лучше украсим старинный подсвечник свечами.

Вспомним, о чем мы мечтали ночами в начале.

В долгих беседах в полночь и в сиянье очей.

 

Ах, эта ночь! Нам ее пережить, переждать,

Вот поворотится месяц на третью седмицу.

Может быть, сбудется, или хотя бы приснится,

Только беда, ну нисколько не хочется спать!

 

Хочется жить, полыхая, как в мае гроза,

Год провожая за годом, встречать годовщины.

Чтоб не печаль и беда, а иные причины,

Хоть иногда увлажняли бы наши глаза.

 

Что же оставим мы в прежних годах за собой?

Что же мы встретим в грядущих годах пред собою?

Хоть не в фаворе фортуны, и в споре с судьбою,

Преодолеем ее и не спросим иной.

 

Скоро грядет новый век и в движеньи планет

Этот тринадцатый день больше властен не будет.

Но все равно мы его никогда не забудем,

Строгий свидетель прекрасных трагических лет.

 

13-14 января 1997

 

***

 

Старый Новый год

 

Елена Решетняк

 

Шаг минут, нарочно медленный,

С бегом бешеным часов...

Сновидений дождь серебряный

В чаше сломанных весов...

 

Озорная воля случая, как нелепая игра....

Серпантином перекрученных дней прошедших мишура.

Серпантином перекрученных дней прошедших мишура.

 

Век бессонница усталая.

Рук неразделимый круг.

Нервных струн аккорды старые

С болью памятных разлук...

 

Невозможность возвращения с неизбежностью утрат...

Запоздалое прощение в ожидании утра...

Запоздалое прощение в ожидании утра...

 

В трубке дальнее молчание,

И слепящий солнца свет...

Глаз недолгое прощание,

Пришвартованный "Корвет"...

 

Остров, скованный над Волгою, неразгаданный вопрос...

От волшебника под елкою — дед Мороз и верный пес...

От волшебника под елкою — дед Мороз и верный пес...

 

14. 01. 1996

 

***

 

Кубок голубой

 

Виктор Попов

 

Я пью грузинское вино, душистое как мед,

Встречать вином заведено не новый Новый год.

Уже январь тринадцать дней на ватмане снегов

Выводит циркулем огней порочный круг долгов.

 

Поднимем кубок голубой с резьбой прожилок

За все года, что мы с тобой вдвоём прожили,

За дни, что выпиты до дна из горькой чаши,

За жизнь, которая одна, и только наша.

 

За наших нынешних друзей, и прошлых тоже,

За тех, кого наш "дом-музей" вместить не может,

За тех, кто с горечью в очах молчит щадяще,

И сохраняет наш очаг, едва дышащий.

 

Презрев примету, прикурю от меркнущей свечи,

И в том покаюсь январю, в чем Бог не уличит.

Когда ж очистится душа, как воздух по весне,

Мы будем слушать чуть дыша, как дышит сын во сне.

 

За день, который дребезжит пустопорожне,

И тот, что нам с тобой прожить судьба положит,

За то, что нам с тобой опять не спать ночами,

За разрешённость всё начать опять сначала.

 

Поднимем кубок голубой с резьбой прожилок

За все года, что мы с тобой вдвоём прожили,

За дни, что выпиты до дна из горькой чаши,

За жизнь, которая одна, и только наша.

 

ПЕЧАЛЬНЫЙ НОВЫЙ ГОД

 

Новый Год в Тутончанах

 

Валерий Кузнецов

 

Я вышел на крыльцо и вдруг увидел Новый Год,

Он к дому шел навстречу мне по тропке.

"Ты человек?" — спросил он, улыбаясь во весь рот.

Сказал я: "Да, но я в командировке.

Как мне ни жаль, но я в командировке".

 

"А что это такое?" — удивился Новый Год,

И я ему отрезал по-простому:

"Мир делится давно на тех, кто дома водку пьет

И тех, кто водку пьет вдали от дома,

А я сейчас как раз вдали от дома".

 

"Раз ты вдали, то вспомни о друзьях!" — воскликнул он, —

"Ведь чувство локтя так присуще людям".

И Новый Год завелся, словно старый патефон,

А я ему сказал: "Давай не будем,

Давай о чувствах говорить не будем".

 

"Ты прост, а наша сущность раскрывается хитро,

Она, как кошка в лапах, прячет когти.

Когда тебя твой ближний двинет локтем под ребро,

Тогда поймешь, что значит чувство локтя,

Ну а пока молчи про чувство локтя".

 

У малыша слезами переполнились глаза,

И стало мне от этих слез неловко.

Он прошептал: "Тогда зачем я здесь?", а я сказал:

"Наверно, как и я — в командировке.

Мы в этом мире все в командировке".

 

Малыш, вздохнув печально, произнес: "Ну, я пойду".

И больше я его нигде не видел.

Ох, и устроит пакость он мне в нынешнем году

За то, что в прошлом я его обидел,

А я ведь зря его тогда обидел.

 

1971

 

***

 

А в Новый год страна смотрела телевизор...

 

Леонид Сергеев

 

А в Новый год страна смотрела телевизор.

Одни и те же сиськи, ляжки и зады...

Одни и те же мастера прикольной шизы,

Хиты, понты— и ощущение беды...

 

Из года в год, из века в век перелетали

Всё те же "звезды" под фанеру невпопад,

И в Новый год сидели люди и гадали:

Когда ж начнется долгожданный звездопад?

 

Деды смотрели и вздыхали: "Вот где бабки!

Не то, что наши— нет ни денег и ни льгот!",

И, наступив — в который раз!— на те же грабки,

Страна смотрела телевизор в Новый год...

 

А там девчушка — залетела как хотела,

Парнишка с грудью..., мол, всё будет хорошо!

Страна дурела, отрывалась и балдела,

Из-под стола крича в экран: "Давай ишшо!!!".

 

И там давали. Сразу все и сразу многим.

Кумиры прыгали с канала на канал.

Всё те же песни, те же шутки для убогих—

Безумный вечный бесконечный сериал!

 

И вечный шлягер, и покой нам только снится!

Куда ни плюнь — "звезда" с "звездою" говорит,

Всё те же задницы, похожие на лица—

Десятидневный мега-гипер-суперхит!

 

...Но деньги кончились. Экраны опустели.

И мертвый город пьяно спит, и видит сны.

В мозгах бушуют предпохмельные метели,

Намереваясь не кончаться до весны...

 

Но кто ж так просто клиентуру отпускает?

Но кто ж из этих страшных лап куда уйдет?

...И телевизоры экраны зажигают:

"Страна! Вставай! Мы повторяем Новый год!".

 

13 января 2005 года

 

***

 

Запой под Новый год

 

Странная ночь. Не то снег, не то дождь, все развезло. Человек идет пьяненький, бормочет какие-то странные слова, вспоминает стихи, строчки из писем. А чаще всего вспоминает такую строчку их письма Пушкина брату Льву: "Пишут мне, что Батюшков помешался. Быть нельзя!"

 

Александр Галич

 

По-осеннему деревья налегке,

Керосиновые пятна на реке,

Фиолетовые пятна на воде,

Ты сказала мне тихонько: "Быть беде".

 

Я позабыл твое лицо,

Я пьян был к полдню,

Я подарил твое кольцо, —

Кому, не помню...

 

Я подымал тебя на смех,

И врал про что-то,

И сам смеялся больше всех,

И пил без счета.

 

Из шутовства, из хвастовства

В то — балаганье

Я предал все твои слова

На поруганье.

 

Качалась пьяная мотня

Вокруг прибойно,

И ты спросила у меня:

"Тебе не больно?"

 

Не поймешь — не то январь, не то апрель,

Не поймешь — не то метель, не то капель.

На реке не ледостав, не ледоход.

Старый год, а ты сказала — Новый год.

 

Их век выносит на гора,

И — марш по свету,

Одно отличье — номера,

Другого нету!

 

О, этот серый частокол —

Двадцатый опус,

Где каждый день, как протокол,

А ночь, как обыск,

 

Где все зазря, где все не то,

И все не прочно,

Который час, и то никто

Не знает точно.

 

Лишь неизменен календарь

В приметах века —

Ночная улица. Фонарь.

Канал. Аптека...

 

В этот вечер, не сумевший стать зимой,

Мы дороги не нашли к себе домой,

А спросил тебя: "А может, все не зря?"

Ты ответила — старинным: "Быть нельзя".

 

1969

 

***

 

Елка в Кремле

 

Стихи Игоря Иртенева

[i]Музыка Александра Дулова[i]

 

Объявлен Новый год в Кремле

Декретом ВЧК.

Играет Ленин на пиле

Бессмертного "Сурка".

 

Смешались нынче времена

За праздничным столом,

Идет столетняя война,

Татары под Орлом.

 

Какая ель, какая ель

В Кремле под Новый год —

Такой не видывал досель

Видавший все народ.

 

На ней усиленный наряд

Из пулеметных лент,

Висит матрос, висит солдат,

Висит интеллигент.

 

Метет, метет по всей земле

Железная метла.

Играет Ленин на пиле,

Чудны его дела.

 

Его аршином не понять

И не объять умом.

Он сам себе отец и мать

В лице своем одном.

 

В ночи печатая шаги

Проходит через двор,

До глаз закутан в плащ пурги,

Лубянский командор.

 

Железный лях, а может лех,

Руси первочекист,

Он принял грех за нас за всех,

Но сам остался чист.

 

Подводит к елке Дед Мороз

Снегурочку — Каплан.

Он в белом венчике из роз,

Она прошла Афган.

 

В носу бензольное кольцо,

Во лбу звезда горит.

Ее недетское лицо

О многом говорит.

 

Играет Ленин на пиле

Заветы Ильича.

Плутает разум мой во мгле,

Оплавилась свеча.

 

На хорах певчие блюют,

И с криками "Ура!"

Часы на Спасской башне бьют

Бухие любера.

 

***

 

Идиот

 

Ольга Чикина

 

А вчера был Новый год, было много снега.

Шел по снегу идиот и искал ночлега.

И заглядывал в людей, прислонясь к забору.

И об этом целый день только разговоров.

 

Все боялись этих глаз — затворяли двери.

И ругались, затворясь, чтобы в них не верил.

И не делались добрей, ровно не хотели.

Отгоняли от дверей, били да свистели.

 

Вот и камни у виска — закричал от страха.

Только мальчик услыхал да одна собака.

Вот подняли за рукав пьяные солдаты.

И поплакав, и устав, он ушел куда-то.

 

Ночь свернула паруса, всё опять на место.

Спит писатель в небесах, Федор Достоевский.

Отошедши ото сна, голову под воду.

Все больные от вина, с новым Новым годом.

 

1993

 

***

 

Встреча Нового Года

 

Алексей Сорокин

 

Эпиграф:

 

Снимите бутербродно-винный

С дешевых костюмов след.

Как вас ваши девушки примут:

Целуя иль сплюнув? Свет,

Потушите свет, он мешает

Зацикленным мышцам есть.

Пустите его, парень шарит,

Не дайте сокрыться в месть.

Потом разыщите разное

Если сила слова гнет,

А лучше давайте праздновать,

Желательно Новый Год.

 

В старой хижине на берегу

Допиваю в одиночку ночь.

Сам себе ее подлить смогу —

Самого себя не превозмочь.

 

И только время вяжет свитер деревянный

Нам.

 

До ближайших собутыльников,

Как до ночи этой самой дна,

Разменяли пол-полтинника,

А на долго ль хватит сдачи нам.

 

И только время на снегу рисует

Мартовским дождем.

 

Как манто на плечи дивных дам

Расстелилась ночь предателем.

Здесь себя я даже не продам,

Не хватает покупателей.

 

И только время поезд мчит, забыв билеты

Распродать.

 

Закрутился самокруткой год,

И табак его занюханный

Предвещает хитро наперед

Быть все время мне под мухою.

 

И только время, все отняв, не сожалеет

Ни о чем.

 

27 ноября 1990 — ноябрь 1998

Лужки – Феникс

 

***

 

Прошел, прошел, осыпался Новый год...

 

Новелла Матвеева

 

Прошел, прошел, осыпался Новый год:

Все куклы с елки попадали вниз лицом...

Блестящий шарик, как перезрелый плод,

Свалился с ветки — смирился с таким концом.

 

Морозной ночью, стыдливо крадясь как вор,

Уносишь елку — бросаешь на задний двор,

Но завтра снова — за шкафом и там, в углу, —

Найдешь от елки еще не одну иглу.

 

И долго будешь от игл свой дом полоть,

А иглы будут с укором тебя колоть —

Так тихо-тихо, как, долгую мысль тая,

Свою же руку порою кольнет швея.

 

1964

 

***

Печальный Новый год

 

Сергей Крылов

 

Пора, пора, давно пора.

Зажгутся звезды до утра.

Закат потух,

Молчит петух —

Пора, пора, давно пора.

 

Молчит под елкой Дед Мороз —

Так одинок он, так оброс.

Ах, почему

Твержу ему

Я свой бессмысленный вопрос?

 

"Моя любовь, ах, где ты, где?

По этой ходишь ли земле?"

А грустный дед —

Ни да, ни нет

И лишь качается в ответ.

 

Печален мир, где нет звезды,

Но у меня есть где-то ты.

И от зари

И до зари

Гори, звезда моя, гори!

 

Пора, пора, давно пора.

Зажгутся звезды до утра.

Закат потух,

Кричит петух.

Пора, пора, давно пора!

 

***

 

Новый Год

 

Аркадий Дубинчик

 

Под утро, когда утихнут колкости и осанны,

Подвыпившие хозяева пойдут провожать гостей,

В нелепой пустой квартире возникнет Год Обезьяны,

Свисая с зелёной ветки на длинном своем хвосте.

 

Он скорчит такую рожу, какую непросто скорчить,

Он ловко допьёт остатки, докурит бычок, и тогда —

Нахально к обоям импортным прилепит импортным скотчем

Безжалостный, искорёженый, новый свой календарь.

 

Там будет девиз: "Лишь время времени неподвластно"

На том языке, которий понять немногим дано,

И чьей-то жестокой шуткою яркою краской красной

Отмечены даты рождения друзей, ушедших давно.

 

И с первым же звуком радио начнет Зодиака циркуль

Очерчивать безысходности шуршащую кутерьму

Пока не замрёт на странице, оборванной чёрной цифрой,

Какою-то странной датою, понятной мне одному.

 

И снова я буду плакать, прокуренный и поддатый,

В системе летосчисления напрасно искать изъян,

О, Господи, что мне делать с проклятою этой датой?

Зачем же мы происходим, люди, от обезьян...

 

1 Января 1992

 

***

 

Год кончается високосный...

 

Юрий Визбор

 

Год кончается високосный,

Нудный, будто телекино

Под названием "Шуркины вёсны"

Или Муркины — все равно.

 

Год кончается невезучий,

Вязкий, будто мерзлый тавот.

Отвратительный рев базуки —

Позывные года того.

 

В этот год тревог за эпоху

И артистам его удалось

Роль сыграть потрясающе плохо:

Много пьянствовали, небось.

 

Лишь один Артист — всенародный —

Тихой смертью прославил тот год.

Пел по-разному, но свободно.

И сейчас, надеюсь, поет.

 

Заплетая черные косы

Азиатских мрачнейших дел,

Стал раскосым год високосный

И от косности окосел.

 

Год отсутствия утешенья,

Урожайный недобротой,

Год слежения, год глушенья,

Год скольжения над пустотой.

 

В этот год друзья расставались,

Барахлишко свое кроя,

И знакомые удалялись

В незнакомые нам края.

 

Год Василия, год Володи,

Год, где ценится корнеплод,

Год гадалок и их пародий,

И Валеры Рюмина год.

 

Ну, а мы поживали просто.

Изводили много чернил.

Чад своих наблюдали росты.

Лично я — машину чинил.

 

Разве только Саша Никитин

Даром времени не терял:

Красок Родины истребитель

Две картины нарисовал.

 

Одного вдохновенья ради

Он гуашью пачкал щеку

И в литовском селе Побраде

Жил на воле, будто якут.

 

Не по-детски и не игриво

Рисовал край лесов и воды.

Про литовский его период,

Я уверен, — напишут труды.

 

Был, мол, гений пока не в зените,

Но создал, мол, шедевров ряд,

Что отец его — тоже Никитин —

Будто тайный был музыкант,

 

И что мать отцу подпевала

И вела всей семьи дела,

И нисколько не напивалась,

Сколько б, в частности, ни пила.

 

Что смотреть ему телевизор

Разрешала часок-другой.

И что жил с ними некто Визбор

Со своей прекрасной женой.

 

Дальше звездочка. И курсивом

В сноске сказано таково,

Что жена, мол, добра-красива,

А про Визбора — ничего.

 

И на эту славу согласен,

И такая радость сойдет.

Сашкой, Танькой, Анькой прекрасен

Был совсем не прекрасный год.

 

И прекрасен еще друзьями

И в чужом, и в своем дому.

И живыми еще матерями —

Вот за это спасибо ему.

 

Лично я — человек непьющий,

Но за Новый год мой бокал,

Потому что год настающий

Тем хорош, что еще не настал.

 

1980

 

***

 

Новый год – 90

 

Павел Папушев

 

Ворожи-не ворожи — счастья нет на белом свете,

Но сподобило дожить до конца десятилетья.

Поуютней, потесней, а тесниться мы умеем.

Слава Богу, живы все — и гусары, и плебеи.

 

Век к концу, а счастья нет. Все неправильно, ребята,

Как говаривал поэт, что ушел в восьмидесятом,

Не доверив никому чудотворного секрета:

Отдохнулось ли ему там от бестолочи этой?

 

Голоси-не голоси, что случилось — не воротишь,

Полстраны исколесил, то на взводе, то на взлете...

Подлетел, как кур в ощип, как представишь — так заплачешь.

Счастья нет, а ты ищи, не поищешь — не обрящешь!

 

Ворожи-не ворожи — нет в Отечестве пророков.

Сколько нам осталось жить до положенного срока.

Я ответы берегу на момент повеселее,

И пою вам, как умею, и люблю вас, как могу...

 

***

 

Колыбельная

 

Стихи Сергея Сапожникова

 

С Новым Годом, с новым горем,

с вечным праздником обид!

Бог с друзьями перессорит,

черт с врагами помирит.

 

Что-то странное бормочет

белоглазая зима,

волчьей стаей среди ночи

кружит танец кутерьма.

 

То ли пусто, то ли тихо,

то ли вспомнить не могу.

В подворотне жмется лихо,

чертит знаки на снегу,

 

может счастье нагадает,

жизнь короткую продлит,

может впрямь о чем-то знает,

только нам не говорит.

 

Все одно — мороз, пурга ли,

скажет правду ли, соврет,

спи спокойно, дорогая,

мы все знаем наперед.

 

Март 1999,

Лос-Анджелес

 

***

 

Письмо

 

Стихи Дмитрия Сухарева

Музыка Сергея Никитина

 

Забудусь райским сном

Средь ангельских полей

Над ангельским письмом

Возлюбленной моей.

В том ангельском письме

В тот давний Новый год

Меня в своей тюрьме

Возлюбленная ждет.

 

О, как бы я хотел

Ворваться в дом пустой, —

Я вихрем бы взлетел

По лестнице крутой —

Припасть к твоим ногам,

Мой ангел во плоти:

Прости меня, прости!

Прости меня, прости!

 

Попросим у небес —

Нам прошлое вернут.

Ах, времени в обрез,

Осталось пять минут.

Нальем с тобой вина,

Включим с тобой Москву,

И будет все не так,

Как было наяву.

 

Забудусь райским сном

Средь ангельских полей

Над ангельским письмом

Возлюбленной моей.

В том ангельском письме

В тот давний Новый год

Меня в своей тюрьме

Возлюбленная ждет.

 

***

 

Новогоднее

 

Александр Колупаев

 

Посвящается отцу

 

Бываем мы порой не ко двору,

и на пиру, как белые вороны.

И часто нам самим не по нутру

неважные и серые персоны.

 

Я год назад, справляя Новый год,

чтобы к утру не помереть со скуки,

в глухую ночь перешагнул порог

и зашагал, в карманах грея руки.

 

Мне было ровным счётом наплевать:

спились там за спиною или спелись.

Но узел надо было разрубать —

и Новый год — не Первое апреля.

 

Он — Рубикон, своеобразный тест,

ревизия и выеладка итога,

когда мы на потерях ставим крест

и верим в зори нового исхода.

 

В торжественном морозном полусне,

потрескивая, звёздочки горели,

и радостно светили сразу всем,

жаль только — никого они не грели.

 

Уже я основательно продрог.

Путь гордеца хоть прям, зато и труден.

Но хорошо, что большинство дорог

в конце концов ведут к теплу и людям.

 

На самой на окраине села,

как пароход, дышала кочегарка

и по снегам навстречу мне плыла,

что даже стало весело и жарко.

 

Мы с кочегаром сверили часы.

Страна пила, притворно ликовала.

И усмехнувшись пожеланьям из Москвы,

мы поднялись и сдвинули бокалы.

 

Давай, страна, за твой Тигровый год,

сегодня все друг другу почти братья,

за Новый лимузин твоих господ,

за нас с тобой, чтоб нам не побираться!

 

Мы пили, говорили обо всём,

что, в общем-то, куда ни ткни — хреново.

Задумавшись, сказал он: "Помянём

забытого потомками Хрущёва".

 

И глядя в угол, вспоминал войну,

немецкий лагерь где-то на Эльзасе,

и мимо дома товарняк на Колыму,

где от мороза души промерзали.

 

Не сочинял он и не суд чинил,

но слово каждое — небитой картой,

а я сидел, как олух-ученик

перед учителем за первой партой...

 

"За исключением Великого Петра —

на троне неказистые монархи.

И до сих пор, считая с мартобря —

безликие стандартные кухарки.

 

Как ни мудри и в дебри ни залазь,

мерило в мире людям — это совесть.

А что: "Какой народ — такая власть" —

Сказала бестолочь и сволочь!"

 

Обет безбрачия длиною в двадцать лет.

Сравнив два ада, понял цену жизни.

Он мог остаться в вечной мерзлоте,

да сжалился над ним, видать, Всевышний.

 

Освободился в пятьдесят восьмом.

Не позабыть. Да и статья такая ж.

На этом свете насмотрелся и на том,

да так, что в кочегарке не оттаял.

 

Он замолчал и мы ушли в себя.

Гудела топка, мыкнула корова.

Лицо его от отблесков огня

казалось ликом старого святого.

 

И заповедь такую он мне дал

(нетленны вы, колымские скрижали) —

кто исполнял её — так тот и выживал,

пренебрегавшие, увы, не выживали:

 

"Ты не проси, не бойся и не верь,

держи язык, других побольше слушай,

не открывай кому попало дверь,

а также — собственную душу!"

 

Спасибо, батя. Вообще — за всё.

Смотри-ка, кот тебе гостей ворожит.

Спасибо, батя. Я не зря зашёл.

Отогревайся. Бог тебе поможет.

 

Хрипели, как с похмелья, петухи.

Орали под гармошку две товарки.

Кровь на снегу; кружилось конфети,

и шмыгало ворьё на иномарках.

 

1998

 

***

 

Колыбельная для Сибири

 

Александр Павленко

 

Завтра в нашем старом доме — праздник сна,

Засыпает наш дом, чтоб скорей было завтра.

Пусть во сне его увидит вновь весна.

Он от бед и обид отдохнет, пока спит —

Спать под небом и льдом гладким

Сладко... сладко... сладко...

 

Спит заснеженный дом, спит Горком и гастроном,

Спит усталый проспект, спит разнеженная площадь.

Свет витрины не горит, спят бюджет и дефицит,

Сладко спит городской индивид.

 

Завтра в нашем старом доме — все заснет

И во сне завтра вновь превратиться в сегодня,

Год окончится не новый, Новый год.

Завтра будет с утра на подмостках игра,

А в домах да в глазах тусклых

Пусто... пусто... пусто...

 

Спит фонарь на весу, спит талон на колбасу,

Спит последний трамвай, видит он во сне трамвайный рай.

Как больной богатырь, спит красавица Сибирь.

Баю-бай, баю-бай, баю-бай...

 

***

 

Александр Серенко

 

Снег ложится по белому белым.

Новый Год обложился сугробами.

И ровняет метель между делом

Недочеты сибирской дороги.

Только чернь тополей по обочинам

Только кустики темной полоскою

И чего же мне, глупому, хочется

Состязаться в упорстве с морозами.

 

Припев:

И все кружится, кружится, кружится,

Мягко стелет перину метель

Не успею я к позднему ужину —

Цепко держит степная постель.

 

Или дело в желанье загаданном,

Что дурманит шальными надеждами?

Обернется ли матовым саваном

Ну, а может, фатой белоснежною

Этот путь мой, нежданный, негаданный,

Что ведет от порога к порогу...

То шампанским пахнёт, а то ладаном

Ненароком ночная дорога.

 

припев

 

***

 

Ожидание

 

Стихи М. Берштейна

Музыка Романа Другалева

 

Проснулись с семи черти в омуте —

Взбивая наверх прядь волос,

Она прогоняет по комнате

Охрипший уже пылесос.

К полудню полы чисто вымыты,

Набит холодильник битком

Ах, как же он душу ей вымотал

Одним телефонным звонком!

К трем — плойка, шампунь, хна иранская.

Отделалась в пять от гостей.

С него — торт, гитара, шампанское,

С нее — только стол и постель.

 

Припев:

Он будет ждать ее внизу, под фонарем.

Он замолчит, чтобы, обняв, чуть подержать ее.

И злой Декабрь с полупьяным Январем

На миг сольются в ледяном рукопожатии.

 

К восьми — бутерброд в одиночестве,

К курантам — бутылка вина.

Все ясно. Но просто не хочется

Сейчас отходить от окна.

Дождями умытые месяцы

Застыли в канавах-тазах.

Играет, волнуется, бесится

Янтарь в ослезевших глазах.

Взрываются в небе петардами

Колонны январских снегов.

Опять посиделки с неправдами.

Опять Новый Год без него.

 

Припев:

Он будет ждать ее внизу, под фонарем.

Он замолчит, чтобы, обняв, чуть подержать ее.

И злой Декабрь с полупьяным Январем

На миг сольются в ледяном рукопожатии.

 

2000

 

***

 

Желтый ангел

 

Александр Вертинский

 

В вечерних ресторанах,

В парижских балаганах,

В дешевом электрическом раю.

Всю ночь ломаю руки

От ярости и муки

И людям что-то жалобно пою.

 

Гудят, звенят джаз-банды

И злые обезьяны

Мне скалят искалеченные рты.

А я, кривой и пьяный,

Зову их в океаны,

И сыплю им в шампанское цветы.

 

А когда настанет утро, я бреду бульваром сонным

Где в испуге даже дети убегают от меня

Я усталый старый клоун, я машу мечом картонным,

И в лучах моей короны умирает светоч дня.

 

На башне бьют куранты,

Уходят музыканты,

И елка догорела до конца.

Лакеи тушат свечи,

Уже замолкли речи,

И я уж не могу поднять лица.

 

И тогда с потухшей елки тихо-тихо желтый ангел

Мне сказал: "Маэстро бедный, Вы устали, Вы больны.

Говорят, что Вы в притонах по ночам поете танго

Даже в нашем добром небе были все удивлены".

 

И, закрыв лицо руками, я внимал жестокой речи

Утирая фраком слезы, слезы горя и стыда.

А высоко в синем небе догорали Божьи свечи

И печальный желтый ангел тихо таял без следа.

 

1934

 

***

 

Рождественский романс

 

Стихи Иосифа Бродского

Музыка Елены Фроловой

 

Плывет в тоске необъяснимой среди кирпичного надсада

ночной кораблик негасимый из Александровского сада,

ночной фонарик нелюдимый, на розу желтую похожий,

над головой своих любимых, у ног прохожих.

 

Плывет в тоске необъяснимой пчелиный хор сомнамбул, пьяниц.

В ночной столице фотоснимок печально сделал иностранец,

и выезжает на Ордынку такси с больными седоками,

и мертвецы стоят в обнимку с особняками.

 

Плывет в тоске необъяснимой певец печальный по столице,

стоит у лавки керосинной печальный дворник круглолицый,

спешит по улице невзрачной любовник старый и красивый.

Полночный поезд новобрачный плывет в тоске необъяснимой.

 

Плывет во мгле замоскворецкой пловец в несчастие случайный,

блуждает выговор еврейский на желтой лестнице печальной,

и от любви до невеселья под Новый год, под воскресенье,

плывет красотка записная, своей тоски не объясняя.

 

Плывет в глазах холодный вечер, дрожат снежинки на вагоне,

морозный ветер, бледный ветер обтянет красные ладони,

и льется мед огней вечерних, и пахнет сладкою халвою,

ночной пирог несет сочельник над головою.

 

Твой Новый год по темно-синей волне средь шума городского

плывет в тоске необъяснимой, как будто жизнь начнется снова,

как будто будут свет и слава, удачный день и вдоволь хлеба,

как будто жизнь качнется вправо, качнувшись влево.

 

Июнь 1988,

Баку

 

***

 

Рождество

 

стихи И. Бродского

музыка А. Мирзаяна

 

В Рождество все немного волхвы.

В продовольственных слякоть и давка.

Из-за банки кофейной халвы

производит осаду прилавка

грудой свертков навьюченный люд:

каждый сам себе царь и верблюд.

 

Сетки, сумки, авоськи, кульки,

шапки, галстуки, сбитые набок.

Запах водки, хвои и трески,

мандаринов, корицы и яблок.

Хаос лиц, и не видно тропы

в Вифлием из-за снежной крупы.

 

И разносчики скромных даров

в транспорт прыгают, ломятся в двери,

исчезают в провалах дворов,

даже зная, что пусто в пещере:

ни животных, ни яслей, ни Той,

над Которою — нимб золотой.

 

Пустота. Но при мысли о ней

видишь вдруг как бы свет ниоткуда.

Знал бы ирод, что чем он сильней,

тем верней, неизбежнее чудо.

Постоянство такого родства —

Основной механизм Рождества.

 

Валит снег; не дымят, но трубят

трубы кровель. Все лица как пятна.

Ирод пьет. Бабы прячут ребят.

Кто грядет — никому не понятно:

мы не знаем примет, и сердца

могут вдруг не признать пришлеца.

 

Но, когда на дверном сквозняке

из тумана ночного густого

возникает фигура в платке,

и Младенца, и духа Святого

ощущаешь в себе без стыда;

смотришь в небо и видишь — звезда.

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2019