В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

28.03.2010
Материал относится к разделам:
  - АП как искусcтво
  - АП как движение Анализ работы проектов, клубов, фестивалей)
Авторы: 
Орловский Сергей

Источник:
от автора
 

Барды русской культуры в "Культурной революции"

11 марта 2010 года, на телеканале культуры российского телевидения, очередной выпуск программы "Культурная революция" назывался "Бардовская песня сегодня нужна только бардам". В качестве фигур, задающих дискуссионность темы, выступили: доктор политических наук Эраст Галумов (критика бардов) и писательница Татьяна Устинова (защитник бардов). В студийном зале, как обычно, присутствовала культурная московская публика: артисты, поэты, композиторы, писатели, ученые, ... Известные и малоизвестные люди.

 

Содержание передачи состоит, как минимум, из двух слоев : информационно— содержательного и эмоционально-фонового. Первый слой мы покажем с помощью близкого к оригиналу текстового конспекта, а про второй только скажем, что он вполне мог вызвать раздражение у большинства любителей бардовской песни.

 

Швыдкой Михаил (ведущий): Мы поговорим сегодня о том, что есть феномены, которые образуясь в нашей житейской суете, выходят позже в сферу искусства, а есть такие которые образовавшись в житейской суете, в ней же и остаются. Вот о таком феномене мы и поговорим сегодня. (Прим. авт. статьи: Достаточно странное вступление. Бардовская песня образовалась в житейской суете и в ней же осталась?). Было время, когда бардовские песни были всем нужны. Но, сегодня... Я не думаю, что всем, кто смотрит нашу программу так уж нужна бардовская песня. Можно сказать, что сегодня бардовская песня нужна только бардам. (Прим. авт. статьи. Швыдкой М. к В. Долиной: "Тематическое провоцирование – это условие существование моей программы"). Так считает доктор политологии Эраст Галумов. Тем, не менее, есть люди, которые считают, что бардовская песня нужна всем, что она необходима. Эту позицию будет отстаивать писатель Татьяна Устинова.

 

(Примечание от авт.статьи : Швыдкой М. — автор идеи и ведущий программы, бывший министр культуры России, доктор искусствоведения, ведущий телевизионных программ, специальных знаний о бардах нет, в тусовке КСП не замечен). Глумов Э. – доктор наук, специальных знаний о бардах нет, в тусовке КСП не замечен. Устинова Т. – писатель, жанр – детектив, высшее элитное образование Московского физико-технического института, специальных знаний о бардах нет, в тусовке КСП не замечена)

 

Вед.: Как вы думаете, бард – это характер, образ жизни или процессия?

 

Эраст Галумов: Бард – это социальное состояние. Это состояние человека, который антагонистично настроен к существующему строю.

 

Татьяна Устинова: Бард – это талант.

 

Вед: Если б не было советской власти, появилась бы бардовская песня или нет?

 

Эраст Галумов: Нет. Ее просто не было. Советская система породила ту бардовскую песню, которую мы сегодня собираемся обсуждать. Это продукт советской власти.

 

Татьяна Устинова: Конечно появилась бы и так.

 

Вед.: Что такое бардовская песня? Это – слова, исполнитель или музыка не дай бог?

 

Эраст Галумов: Это – поющиеся стихи, переложенные на музыку. Бард – это поэт. Сейчас будем обсуждать, хороший или плохой поэт, который поет свои стихи.

 

Татьяна Устинова: Это – вид синкретического искусства, где все едино.

 

Репл.вед : Это сложно вы сказали.

 

Эраст Галумов: Бардовская песня появилась тогда, когда запрещалось говорить о том, о чем можно было бы спеть. Бардовская песня – это жанр, получивший развитие в 60-70 -х годах 20 века. Это – жанр протестной песни. Лирический, бесспорно романтический жанр. Но, жанр, который расшатал устои советского союза. Это была маленькая мина замедленного действия.

 

Репл.вед. : Барды – это как продукт деятельности ЦРУ?

 

Ну не продукт, но возможно и так. Но, в те времена она была глотком свободного воздуха для людей, которые понимали, что надо что делать и говорить. Вот это все происходило, сначала в туристических походах, потом в мероприятиях КСП. Сегодня мы говорим об уходящей натуре. Бардовская песня – это уходящая натура, суметь сказать то, что запрещено. Сегодня можно говорить и петь абсолютно обо всем. Бардовская песня теряет свои значение как "инструмент интеллигенции того периода", которая через бардовскую песню могла послать обществу свой мессидж и в конечном итоге привести нас к тому обществу, в котором мы сейчас живем. Бардовская песня – это песня интеллигенции 60 годов. Современная молодежь абсолютно не слушает бардовскую песню. Если мы говорим о студенческих объединениях, если таковые есть сегодня, они абсолютно не слушают бардовскую песню. Бардовская песня сегодня – это удел небольшой группы людей, которая ностальгически относясь к своей молодости, вспоминают эти прекрасные стихи, прекрасные вечера, но это – воспоминания, это не сегодняшний день. Молодежь сегодня совершенно другая и значит у бардовской песни нет будущего. Это – уходящая натура.

 

Татьяна Устинова: Во первых, очень многие и взрослые и дети знают и поют "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались". Я была страшно изумлена, когда узнала что ее написал Олег Митяев. После этой песни он больше подобных глупостей не писал. Но, эта песня всем, студентам и пенсионерам, ложится на душу. Даже моему сыну 9 лет, на уроках пения разучивает эту песню. Я не могу согласиться, что это какая то уходящая натура. Я бы сказала, что это – продолжающаяся натура.

 

С моей точки зрения, бардовская песня — это не песня протеста. Ничего подобного. Виктор Хара – это песня протеста. Это – песни самовыражения, попытки сказать о любви, о мире, который огромен и прекрасен или сложен и запутан, но своими словами. Бардовская песня была, есть и будет всегда в противовес стандартизирующему давлению массовой культуры эстрадной. С другой стороны – фольклору, который в течение веков копился. Фольклорные песни петь очень сложно. Бардовские песни просты и на гитаре и в пении. Можно подпеть с любого места.

 

По отношению к бардовской песне происходит расслоение общества. Если у вас в машине валяется диск "Песни нашего века", значит мы с вами одной крови. А если нет – извините. Противопоставлять бардовскую песню классической музыке или сравнивать с ней невозможно. Классическая музыка писалась композиторами для профессиональных исполнителей. Создатели бардовской песни, это, в основном люди с высшим образованием, за что мы все им очень благодарны. И, как люди с высшим образованием, они заставят нас петь слушать эти песни дальше.

 

Эраст Галумов: Я хотел бы добавить по горячим следам. Бардовская песня – это действительно феномен. Но песни проекта "Песни нашего века" они перешли некий рубикон. Они стали популярными – попсой. В хорошем смысле слова. Это – популярная музыка. Бардовская песня, в студийном исполнении и обработке, записанная на диски – это популярная музыка. И все же у бардовской песни есть свой жанр – небольшая компания, гитара. Это узкий круг любителей, пусть она живет там. Сегодня средства массовой информации, радио и телевидение, свободны от бардовской песни. Основная масса слушателей и зрителей слушают популярную музыку. Таковы итоги 20 века.

 

Татьяна Устинова: Основная масса слушателей не слушает Вагнера, но это не означает, что Вагнер утрачивает актуальность.

 

Эраст Галумов: Вагнер – это вечное. В свое время когда бардовская песня переросла в КСП(клуб самодеятельной песни), я жил в Сибири. Тогда громадной количество людей выдавало себя за деятелей КСП. Потому что за это платили деньги, неплохие деньги за концерт. Кстати, первые клоны появились в период КСП, а не "Ласкового мая". Это был пик бардовской песни. Но, когда цензура исчезла, то это все стало затухать. В конечном итоге мы пришли к той ситуации, когда есть небольшой слой людей, ностальгирующих, понимающих, слушающих эту песню. Сегодня, если бардовская песня выходит на уровень хит парада, то это уже не бардовская песня, а – популярная музыка.

 

Вед. А рэп, это бардовская песня или нет?

 

Татьяна Устинова: Боюсь, что нет.

 

Эраст Галумов: Бардовская песня сегодня не нужна обществу, а рэп – нужен.

 

Татьяна Устинова: Обществу по прежнему нужен задушевный разговор.

 

Эраст Галумов: Рэп – это авторская песня. Там происходит единение слов, музыки и автора. Бардовская песня передала эстафету русскому року, русскому балладному року. Сегодня можно назвать Андрея Макаревича бардом? – В принципе, с большим натягом.

 

Второе направление, куда ушла бардовская песня, это — шансон. Городской романс, который разделился на блатной, тюремный и т.д.

 

То есть, эстафетная палочка уже передана. Свою роль детонации общественного мнения, понятийной детонации, бардовская песня уже сыграла. В 60-е годы бардовская песня была открытием. Это было потрясающе. Но, не для сегодня. Информационно музыкальная среда сегодня совершенно другая. Бардовская песня –это прекрасны экспонат в музее.

 

Татьяна Устинова: Поправим ситуацию. Шансон родился во Франции, рок – в Великобритании и США. Основоположником русского рока никак не мог быть бардовский стиль исполнения. Бардовская песня – это посредине, между роком и шансоном. Никто основоположником друг друга не был. Это разные пласты культуры.

 

Эраст Галумов: Основоположник русского рока – Окуджава.

 

Мнения из зала

 

Генрих Штейберг (доктор наук, геолог): Бардовская песня – это самодеятельная песня, не заказанная никем. Песня, написанная непрофессионалом, по внутренней необходимости.

 

Эраст Галумов: "Надежда твой компас земной" — это, по сути бардовская песня, написанная профессионалами: композитором Пахмутовой и поэтом Добронравовым.

 

Александр Тягунов (заместитель председателя комитета Госдумы, по культуре): Бардовская песня нужна всегда, всему народу, всему социму. Она легко делиться, в социальном плане. Есть студенческая бардовская песня, есть криминальная бардовская песня. Причем, такая песня родилась, когда еще и не было Высоцкого.

 

Виктор Пеленягрэ (поэт): Барды – это обыкновенные чувства, обыкновенные стихи, обыкновенная музыка. Это песни людей, поющих обыкновенные песни. В туристских походах, в палатках, еще где-то. Песен, никакого отношения к искусству не имеющих. Советская власть правильно их отодвигала, у той власти был абсолютный вкус. Была официальная эстрада, которую любил весь народ. Были дворовые песни, которые опять же любил весь народ. Барды – это бесконечный розовый сироп (Возьмемся за руки, Как здорово, Мне звезда упала на ладошку), не знаю кому он нужен был. Барды породили протест? – Протеста у них не было вообще никогда. Их терпели, потому что они пели, что им звезда упала на ладошку.

 

Эраст Галумов: Мы сегодня говорим о бардовской песне, которая зародилась в советский период.

 

Швыдкой Михаил: Вы так накинулись на профессиональную эстраду. Я хочу защитить тогдашнюю эстраду. Были выдающиеся поэты, композиторы и исполнители. Бардовская песня – это что-то совершенно другое. Этот ведь не тот случай, когда пришло новое поколение каких-то выдающихся мастеров, которые писали музыку лучше, чем Дунаевский, Колмановский, Пахмутова. Нет, совсем нет. Эстрада тех лет была очень высокого качества. Другое дело, что она была вся иедологизирована.

 

Владимир Мартынов (композитор, преподаватель философии МГУ) : Нужно ввести понятие "звукосфера" — это то, что создает человек, в чем он живет и что на него влияет. То, что формирует и является музыкальным сознанием народа. За советскую историю возникли две зукосферы:

 

• сталинская (20 -30 годы) – великолепные довоенные и военные песни, "Одинокая бродит гармонь" (Мокроусов, Фатьянов) и др.

 

• совковая (с середины 50 годов, с появлением человека "хомо советикус", человека плохого качества (плохое жилье, плохая одежда, плохие ботинки)). Вот здесь же находятся барды. Плохая музыка, плохие стихи, плохое интонирование. В основой массе, 99%. Мы ели плохую колбасу и пели очень плохие песни, в период совковой звукосферы. Но, это был глоток воздуха.

 

Пока в России слушают и поют бардовскую песню, у России нет будущего. Слушая и пропевая эти песни, мы пребываем в очень плохом мышлении. Я бы очень хотел, чтобы нам такая песня была не нужна, но она есть. Такова наша национальная беда, что мы ее поем и должны еще с этим мириться.

 

Марина Давыдова (театровед, критик): Нужна терминологическая определенность. Бард — это не шансонье и не интеллектуальный исполнитель песен. Бардовская песня – это социально культурный феномен, возникший в советское время. Причем, не в любое, а тогда, когда существует официальная культура. Тогда и появилась ей противостоящая, не протестующая, но противостоящая ей, бардовская песня. Это – первое условие. И Высоцкий, и Ким и Новелла Матвеева входят в понятие бардовская песня. Елена Камбурова, конечно не входит.

 

Второе, очень важное условие. Бардовская песня – это песня интеллигентская. Есть городской романс, есть фольклорные песни, есть поп песни, есть роке песни. А есть такая интеллигентская песня. Для того, чтобы была бардовская песня, нужно чтобы была интеллигенция. Сейчас интеллигенции нету. Во что превратилась сегодня бардовская песня? – Она превратилась в субкультуру.

 

Если стоит вопрос, нужна ли нам бардовская песня как социально культурный феномен, как интеллигентская песня? – Тем, кто тянется к уровню "интеллигенция" нужна.

 

Что касается современной бардовской песни, то она уж нужна только бардам. Бардовская песня, как субкультура нужна только бардам.

 

Виктор Пономаренко(психолог): Интеллигенция отличается от интеллектуальной элиты. Интеллигенция живет в выдуманном во многом мире. Интеллектуальная элита же живет в сегодняшнем конкретном мире.

 

Бардовская песня – это песня о том, чего нет, чтобы хотелось бы. Причем, для меня здесь литературно-музыкальная составляющая второстепенна. Бард не только искренен перед самим собой, но он еще и вовлекает других в свою сферу аудиторию. Бард вовлекает в тот мир, которого нет. Это — древняя феноменология. Коллективное моление и прочее. Барды здесь не самые худшие проводники.

 

Александр Тютин(артист): я езжу по выступлениям, люди с удовольствием слушают и подпевают бардовскую песню. Это происходит сегодня.

 

Подведение итогов дискуссии

 

Эраст Галумов: Мы говорим о бардовской песне, как о жанре, зародившемся в 50 — 70-е годы. Это – ностальгирующий фактор нашего общения. В последнее время мы не можем найти песни от бардов, которая приобрела такую же популярность как "как здорово". Нет таких песен сегодня. Бардовская песня – это музейный экспонат.

 

Татьяна Устинова: Свято место пусто не бывает. Пусть оно будет заполнено бардами.

 

Швыдкой Михаил: Проше было сказать так, что советская бардовская песня ушла вместе с советской жизнью. Она стала музейным экспонатом. С другой стороны, здесь говорили, что бардовская песня – это песня самодеятельная, не профессиональная. Визбор, Окуджава, Высоцкий всегда чувствовали себя неловко, когда их пытались размешать в некой обшей массе бардовской песни. Для России соединения поэзии и гитары традиционно с давних времен: Денис Давыдов и др. Бардовская песня 60-х годов – это был элемент той искренности, которого общество до этого не знало. Не надо думать, что и сегодня нам не нужно право на частную жизнь. Бардовская песня – это наше право на частную жизнь. Эта наша с вами возможно сказать самому себе и близким людям то, что сохраняется только в частной жизни. И поскольку частная жизнь нужна всегда, как то, что защищает нас от ледяных ветров государственной необходимости, я думаю, что эта песня будет существовать. Существовать так же, как существуют трава, воздух. Это то, что связано с нашей природой, это никуда не денется. Мы хотим прийти домой, закрыть дверь и включить Визбора ...

 

______________________________________________________

 

Вот теперь, когда наш читатель получил представление об информационно-содержательном уровне рассматриваемой передачи, можно перейти к ее неторопливому и даже обстоятельному анализу.

 

Была ли заказана передача и почему она появилась сейчас? – У автора статьи есть информация, что в Москве, примерно в марте-апреле этого года, готовилась акция в защиту прав современной авторской песни. В источниках массовой информации умышленно искажается ее творческое состояние. Возможно, что передача – это превентивный ход, направленный против такой акции.

Какими тезисами можно подытожить критическую позицию, по отношению к бардовской песне? – Со стороны критиков прозвучали целый ударно констатирующих и звонких тезисов, а именно:

 

• Речь о бардовской песне 50-70 годов, то есть – советской бардовской песне . Такая песня сегодня – это музейный экспонат.

• Пока в России слушают советскую бардовскую песню, то у нее нет будущего. Советская бардовская песня всегда была символом дурного вкуса, у нее нет будущего. Такая песня – это наша национальная беда.

• Советская бардовская песня, в большинстве своем, никогда не содержала в себе ни серьезной поэзии, ни сколь-нибудь приличной музыки,

• Советская бардовская несет не столько протест, сколько романтику и уход от реальности.

• Бардовская песня, в целом, сегодня не интересна молодежи. Она не популярна, ее можно не рассматривать в качестве серьезного культурного явления,

• Советская бардовская песня — порождение советской интеллигенции. Сегодня же место интеллигенции наконец-то заняла интеллектуальная элита, которая занимается реальными делами, а не витает вне реальной жизни.

• Бардовская песня – это социо-культурное явление, с исчезновением таких условий исчезает и потребность в бардовской песне. Она была активным участником создания условий для перехода от советской системы к нынешней.

• Сегодня советская бардовская песня – это субкультура. Современная же бардовская песня нужна только бардам.

Со стороны защиты внятно прозвучали такие тезисы:

 

• Советская бардовская песня – это интеллигентская песня. В этом нет ничего плохого. Она нужна только интеллигенции.

• Все слои населения, от мала до велика, поют песню Олега Митяева "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались". Это означает, что советская бардовская песня жива и сегодня.

• Советская бардовская песня сохраняет нам право на частную жизнь. Пока есть осознаваемая частная жизнь и ее границы, до тех пор в этих границах будет жить советская бардовская песня.

 

Особенно отличалась своей реакцией на рассматриваемую передачу известнейшая российская бардесса Вероника Долина : "...я в бешенстве", "ТВ-форум от 11 марта "по бардовской песне" редкостно вредный и лживый...", "...передача кем-то заказана?...почему она появилась именно сейчас? ...".

На письмо Вероники Долиной незамедлительно ответил Михаил Швыдкой. Тезисно это выглядит так:

 

• Я огорчен, что уважаемая, любимая мною Вероника Аркадьевна Долина так болезненно восприняла программу "Культурная революция", посвященную бардовской песне, назвала эту передачу "клеветнической ". Я никого не хочу обидеть. Я искренне сожалею, что моя скромная программа причинила боль такой чудесной поэтессе.

• Проблема существования бардовской песни существует. В любом культурном явлении существует много "этажей". В бардовской песне есть великая поэзия таких людей, как Денис Давыдов и Булат Окуджава, есть "крепкий середняк", и есть то, что трудно назвать искусством. Если можно себе представить десятки, сотни, тысячи людей, которые берут гитару и декламируют под гитару, сидя у палатки или костра, то понятно, что сейчас это не может вызвать всеобщего интереса. Это часть жизни этих людей; мы видим то, что нужно этим людям и никому другому.

• В сущности, главное резюме передачи о бардовской песне — это заявление о постепенном исчезновении интеллигенции, которой только и нужна бардовская песня. Это и обидно. И, хотелось бы верить, что это — неправда.

• Бардовская песня — чудесное явление в лучших своих образцах. Оно существуют параллельно эстраде.

 

Что можно сказать в целом о том, что произошло? – Пора распутать узел противоречий, связанный с понятием "барды" в русской культуре. Довести истинное положение, создав энциклопедию "Авторская культура песен". Не авторская песня, не бардовская песня, не самодеятельная песня не дают понятийной крыши рассматриваемому песенному явлению. Таким понятием является новое понятие "Авторская культура", которое надо ввести в храм Культуры наравне с уже общепринятой профессиональной и фольклорно-народной культурами. Тем самым, теперь у нас будут не два слоя Культуры, а – три. Не замечать такой третий слой уже просто невозможно. Ведь, например то, что в передаче называли "советская бардовская песня" оставила после себя около 11тысяч песен, написанных 89 авторами(36 классиков плюс 53 автора платформы). Представьте себе, какой была бы реакция самого ведущего и задающих фигур на цифру 11 тысяч. А та звукосфера, о которой упоминал Владимир Мартынов вообще содержала около 300 тысяч самодеятельных песен.

 

Но, наши дела не так уж и плохи. В то время как наука изучала бардовскую песню как литературный феномен, мы сами себя изнутри изучали по другому. Группой "кардинальные теоретики" уже созданы оригинальные теоретические представления о песне, а именно: Александр Мизаян – "хождение за песенным языком", Владимир Ланцберг – "социотехника песенных потоков", Сергей Орловский – "основы учения Сибард". Выполнена первая фаза проекта – энциклопедия "Авторская культура народов мира". Создан первый задающий том энциклопедии с названием "Натурфилософия песен", в формате А3 он состоит из 365 страниц – огромная книга. Впервые собраны практически все существующие сегодня представления о песне авторской культуры, близкие к понятию "бардовская песня". "Натурфилософия песен" готова к широкому распространению в электронном виде, через Интернет. Если количество всех желающих получить эту книгу достигнет примерно 3 тысяч человек, во всем русскоязычном поле мира, включая все страны, где живут истинные любители песен авторской культуры, то автор статьи готов разослать уже подготовленную книгу всем желающим, по цене 10 Евро за одну копию. На собранные миром любителей деньги можно было бы продолжить проект энциклопедии, доведя его до уровня самоподдержания.

 

Уже изданы песни, история организации КСП, пришло время издания энциклопедии, начиная с издания теоретического тома. Не нам должны извне навязывать понятия о нас, а мы должны сами предлагать свое самопонимание. По другому не бывает!

 

Сергей Орловский, кардинальный песневед, г. Нюрнберг(Германия), 27.03.2010

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2019