В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

19.06.2008
Материал относится к разделам:
  - АП как искусcтво
Авторы: 
Грачёв Алексей

Источник:
Грачёв А.П. О поэтической формуле продолжения восхождений. Челябинск: Рекпол, 2005. - 12 с.
 

О поэтической формуле продолжения восхождений

статьи

 

О поэтической формуле продолжения восхождений в авторской песне и песенной поэзии восхождения

 

Одной из ключевых тем авторской песни является тема восхождений человека к вершинам мужества, красоты, человечности. Соединившись сначала с военной темой, а после с темой гор, где при восхождении на вершины и при подготовке к ним нередко происходило и восхождение людей к более высокому человеческому состоянию, тема человеческих восхождений в авторской песне получила наибольшее развитие.

Устремление к совершению и продолжению восхождений наиболее сильно и ёмко выразил Владимир Высоцкий в песне "Прощание с горами". Строки "лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал" стали афоризмом авторской песни, одним из нравственных ориентиров для её последователей.

Однако каждая новая эпоха, отличающаяся по настрою от предыдущей, требует уточнения ведущих поэтических и нравственных формул, если те не были всеобъемлющи. Необходимо это и в случае рассмотренной выше поэтической формулы продолжения восхождений.

Формула "лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал" была верна для людей, уже открывших в себе Человека среди испытаний Великой Отечественной войны и тоталитарного режима и стремившихся почувствовать себя Человеком ещё и ещё раз. Происходило это в том числе во время горных восхождений, где человек проверяется на бесстрашие, на дружбу, на человечность и утверждает их в себе.

Но как быть тем, кто в своей жизни ещё ни разу не был Человеком – кто не был в горах жизни, не испытал внутренних преодолений и не открыл в себе Человека? Сразу, приняв на веру чужой опыт, шагнуть в реальность горных восхождений жизни трудно. Поэтому для большей части нынешнего поколения последователей авторской песни формула "лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал" молчит. Я имею в виду, что большинство из этого поколения последователей авторской песни не живёт так.

Кроме того, в этой формуле по большому счету отсутствует устремление к развитию. В ней не сказано, что следующие вершины должны быть выше. И потому она зовёт лишь к повторению ощущения себя Человеком на уже достигнутом уровне, а не к достижению более высоких уровней человеческой высоты. Рано или поздно такая постановка вопроса ведёт к упадку. Ведь движение авторской песни, как и любая живая система, не может стоять на месте – оно или развивается, или деградирует.

Также, в песне Владимира Высоцкого "Прощание с горами" наряду с рассматриваемой поэтической формулой несколько раз повторяется мысль о неизбежном возвращении с вершин обратно, вниз. Если для восхождений на физические горы это и справедливо, то при нравственном, человеческом восхождении, достигнув реальных вершин, нужно идти не вниз (утрачивая достигнутое), а вверх – к ещё большим достижениям.

Сейчас нужны понятие и формула, включающие в себя и возможность развития для тех, кто уже открыл в себе Человека, и возможность приближения к этому открытию для остальных. Таким понятием является восхождение человека. Восхождение человека может начинаться с небольших, но систематичных шагов вверх, посильных для каждого конкретного человека, и продолжаться ко всё более высоким вершинам. Ведь самый большой путь начинается с одного шага вперёд. Самое большое восхождение начинается с одного шага вверх.

Поэтическая формула продолжения восхождений человека на новом, более высоком уровне развития авторской песни – в песенной поэзии восхождения – может звучать так: "лучше вершин могут быть лишь вершины, которые выше зовут". Привожу здесь текст своей песни "Горы восхождений человека", в которой эта поэтическая формула применена.

 

Есть горы, где всё восхождением дышит –

И травы, и скалы, и снег.

Идут здесь к вершинам, кто хочет стать выше,

Прекраснее как человек.

Зовут вверх пути, где так сильно и тонко

Идут, восхожденье любя,

Где каждый шаг вверх достигается только

Прямым улучшеньем себя.

Здесь к мужеству лишь человечность продвинет –

Они здесь лишь вместе живут.

Здесь лучше вершин могут быть лишь вершины,

Которые выше зовут.

И чтобы идти к ним с достигнутых раньше,

Пути восхожденья ведут

Не вниз, не на спуск – только вверх, еще дальше

В непознанную высоту.

 

Ноябрь 2004 г — январь 2005 г.

 

Три вида поэтических текстов по отношению к песне

 

Искусство песни синтетично. В нём гармонично соединяются поэтический текст и музыка. При гармоничном соединении музыка своим ритмом и интонациями усиливает поэтический текст. Но не всякий поэтический текст может стать текстом песни. Происходит это по причине ритмических и других особенностей поэтического текста.

Существует три вида поэтических текстов по отношению к возможности стать текстом песни.

Первый вид – поэтические тексты, сильные как стихотворения, но не могущие стать текстом песни. Ярким примером поэтического текста такого вида является стихотворение Александра Пушкина "Пророк". Это стихотворение очень сильное и поэтически, и по уровню идеи, но сильную песню из него сделать невозможно в силу его ритмических и других особенностей. Это станет ясно каждому, кто попробует его пропеть от начала до конца.

 

Пророк

 

(Александр Пушкин)

 

Духовной жаждою томим,

В пустыне мрачной я влачился,

И шестикрылый серафим

На перепутье мне явился;

Перстами легкими как сон

Моих зениц коснулся он:

Отверзлись вещие зеницы,

Как у испуганной орлицы.

Моих ушей коснулся он,

И их наполнил шум и звон:

И внял я неба содроганье,

И горний ангелов полет,

И гад морских подводный ход,

И дольней лозы прозябанье.

И он к устам моим приник,

И вырвал грешный мой язык,

И празднословный и лукавый,

И жало мудрыя змеи

В уста замершие мои

Вложил десницею кровавой.

И он мне грудь рассек мечом,

И сердце трепетное вынул,

И угль, пылающий огнем,

Во грудь отверстую водвинул.

Как труп в пустыне я лежал,

И Бога глас ко мне воззвал:

"Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей".

 

При гармоничном соединении с музыкой, усиливающей передачу смысла и настроения, из этого стихотворения может получиться оперная ария, но не песня.

Второй вид – поэтические тексты, сильные и как стихотворения, и как песни при гармоничном соединении с музыкой. Яркими примерами таких поэтических текстов являются тексты песен "Многоголосье" (Юрий Визбор), "Совесть, благородство и достоинство" (Булат Окуджава).

 

Многоголосье

 

(Юрий Визбор)

 

О, мой пресветлый отчий край!

О, голоса его и звоны!

В какую высь ни залетай,

Всё над тобой его иконы.

 

И происходит торжество

В его лесах, его колосьях.

Мне вечно слышится его

Многоголосье.

 

Какой покой в его лесах,

Как в них черны и влажны реки!

Какие храмы в небесах

Над ним возведены навеки!

 

И происходит...

 

Я – как скрещенье многих дней,

И слышу я в лугах росистых

И голоса моих друзей,

И голоса с небес российских.

 

И происходит...

 

Совесть, благородство и достоинство

 

(Булат Окуджава)

 

Совесть, благородство и достоинство –

Вот оно, святое наше воинство.

Протяни к нему свою ладонь.

За него не страшно и в огонь.

Лик его высок и удивителен.

Посвяти ему свой краткий век.

Может, и не станешь победителем,

Но зато умрешь как человек.

 

Тексты этих песен можно читать как стихотворения, и это будут сильные стихотворения. Но сильны они и как песни при авторском соединении с музыкой. Наверное, потому они и существуют в виде песен, являющихся шедеврами авторской песни.

Третий вид – поэтические тексты, сильные как песни при гармоничном соединении с музыкой, но гораздо более слабые как стихотворения (в отрыве от музыки). Эти поэтические тексты возникли сразу как тексты песен. Они используют ритмику пения, основанную на ритмике музыкальной части песни и отличную от ритмики обычного произнесения слов и фраз. Ярким примером поэтического текста такого вида является текст "Песни о друге" Владимира Высоцкого. При пении первого куплета песни два слова разрываются паузами так, как в обычной речи это не происходит. Обозначив эти паузы знаками "-", можно записать:

 

Если друг оказал-ся вдруг

И не друг, и не враг, а так,

Если сразу не раз-берёшь,

Плох он или хорош...

 

Эти паузы, разрывающие слова, введены для сохранения ударной ритмики песни, очень важной для создания ощущения четкости, однозначности смысла. Если прочитать эти строки как стихотворение без пауз, разрывающих слова "оказался" и "разберешь", появляется совершенно неуместный танцующий ритм, ослабляющий впечатление от текста из-за противоречия этого ритма четкости, ясности, однозначности смысла. Кроме того, танцующая ритмика больше обращена к эмоциональным чувствам, переживаниям, а "Песня о друге" Владимира Высоцкого прежде всего передает смысл, идею, а не эмоциональные переживания.

"Песня о друге" Владимира Высоцкого – одна из самых сильных песен авторской песни, песня-афоризм, песня – духовный и нравственный ориентир для последователей авторской песни той эпохи. Однако читать её текст как стихотворение с сохранением пауз, разрывающих слова, не естественно, не гармонично. А без этих пауз нарушается ударная ритмика, усиливающая смысл, – и текст выглядит гораздо слабее.

В результате из всего вышесказанного следует, что могут существовать авторы поэтических произведений, пишущие сильные стихотворения, но не могущие написать ни одной сильной песни. И наоборот, могут существовать авторы поэтических произведений, пишущие сильные песни, но не могущие написать ни одного сильного стихотворения. Но есть авторы, которые могут писать и сильные стихотворения, и сильные песни.

 

Об условии востребованности песни

 

Какой должна быть песня, чтобы, однажды исполненная, она стала нужна людям?

Для этого она должна содержать ответ на один из жизненно важных вопросов слушателей. Это может быть вопрос о вечных явлениях – о любви, о дружбе, о правде, о красоте – или о текущем положении вещей в жизни людей, народа, страны на данный период.

И если содержащийся в песне ответ точен – в слове, музыке, исполнительской интонации – и доступен для понимания слушателей, то песня оказывается востребованной, входит в жизнь людей как ответ на вопрос, требовавший разрешения.

Тогда при исполнении песни происходит встреча автора, нашедшего ответ на один из жизненно важных вопросов и стремящегося поделиться этим ответом с другими, и слушателей, внутренне ищущих разрешить для себя данный жизненно важный вопрос.

 

elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2022