В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

05.04.2014
Материал относится к разделам:
  - Персоналии (интервью, статьи об авторах, исполнителях, адептах АП)
Авторы: 
Кукин Юрий Алексеевич

Источник:
Кукин, Ю. Неожиданный приз "знакомых незнакомцев" / Ю. Кукин; беседовали А. Левитан, М. Левитан // Турист. – 1988. – № 5(269). – май.
 

Неожиданный приз "знакомых незнакомцев"

Наверное, читатели не забыли наше обещание – дать возможность победителям викторины "Знакомые незнакомцы" обратиться с вопросами к своему любимому автору песен. Наши победители из Ленинграда супруги Алла и Марк ЛЕВИТАНЫ решили сами побеседовать с известным бардом, автором популярных песен "За туманом", "Париж", "Гном" и других Юрием КУКИНЫМ. Их интервью мы и предлагаем вашему вниманию.

 

– Юрий Алексеевич, как началось для вас песенное творчество?

 

– Еще в школе я начал играть... в джазе на барабане. У нас создали один из первых в Союзе диксиленд на часовом заводе в Петергофе, где я жил. Музыкального образования у меня не было, но тональности я знал, а этого на первых порах оказалось достаточно. Джаз просуществовал до начала 70-х, несколько человек сейчас играют в калининградском "Диапазоне". На известные джазовые мелодии мы придумывали русские слова и пели. Например, в "Караване" Эллингтона: "Зной. Пески лежат, как океан. А по пескам из дальних стран идет усталый караван".

 

И все. И больше никакого текста. А в 1963 году я попал в геологическую экспедицию, и появились другие песни. Первая из них "Песенка о ногах" ("Ящички, мешочки, дальние дороги..."). И хотя это сочинялось для геологов, песни подхватили и туристы.

 

– Как вы пишете? Сначала стихи или музыку?

 

– По-разному, в "Сказочнике" – стихи раньше, "За туманом" – вместе, в "Париже" – музыка раньше. Даже по окраске песен видно: если музыка хорошая, значит, она родилась раньше.

 

– Пробовали ли вы сотрудничать с композиторами?

 

– Да, несколько попыток было. Удачливой, по-моему, оказалась только песня "Иди" ("Мне солнце виски опалит..."), мелодию к которой придумал Валентин Глазанов. Я ее иногда пою.

 

– Кто из авторов вашего поколения вам творчески близок?

 

– Таких много. И москвичи: Визбор, Берковский, Никитин, Туриянский, и все ленинградцы: Глазанов, Полоскин, Клячкин, Вихорев, Розенбаум, Цветков. Но самый лучший, кого я знал, был известный минский турист и сочинитель песен Арик Крупп. Никогда никого не обидел, никогда не пытался завоевать какое-то место под солнцем... Но только когда его не стало (он погиб в Саянах), заметили, что потеряли очень много. Хорошо бы было выпустить пластинку с его песнями.

 

– А когда выйдет ваша?

 

– Пока неизвестно. Некоторые из моих песен появились уже на сборных пластинках "Мой друг рисует горы" и "25 лет клубу "Восток".

 

– Юрий Алексеевич, вы были одним из первых бардов, кто начал выступать на профессиональной сцене. Сейчас все больше авторов идет по этому пути. Как вы относитесь к подобной тенденции?

 

– Это реальный путь, когда возникает потребность показать свои песни широкой публике. А такую возможность предоставляют концертные организации.

 

– Одно время вы выступали в сопровождении разных ансамблей. Многим это не нравилось, а вам?

 

 

– Иногда хорошо получалось. Например, с ансамблем под управлением Алексея Винницкого написали специально аранжировки так, чтобы слова были слышны, не перекрывались музыкой. "Гном", "Париж", "Город", "А все-таки жаль, что кончилось лето..."

 

– В последнее время авторская песня начала звучать не только у туристского костра, но и на огромных стадионах. Вы участвовали в больших концертах Марша мира "Возьмемся за руки, друзья!". Как проходили выступления?

 

– Запомнился концерт в городе Набережные Челны. Поздний вечер, кругом темно, звезды, полная тишина и в луче прожектора один человек поет. Возникла такая интимная обстановка, как у костра, только на 20 тысяч человек. И даже Булат Окуджава, говоривший, что стадионы не для него, признал, что большие залы не всегда плохо.

 

– В туристском сборнике "С песней в дорогу", вышедшем в издательстве "Музыка", есть ваша песня "Кораблик Адмиралтейства". Насколько мы знаем, вы ее никогда не исполняли. Имея в своем "боевом арсенале" более сотни песен, вы поете на концертах одни и те же, примерно 40. Почему?

 

– Я пою только те, что, на мой взгляд, выдержали испытание временем.

 

Интервью провели А. и М. ЛЕВИТАНЫ

 

г. Ленинград

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2021