В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

28.06.2014
Материал относится к разделам:
  - АП как искусcтво

Персоналии:
  - Визбор Юрий Иосифович
  - Высоцкий Владимир Семенович
  - Мирзаян Александр Завенович
Авторы: 
Каминская Ирина

Источник:
Каминская, И. Что в пении тебе моём? / И. Каминская. - URL: http://frau-kam.livejournal.com/166566.html.
http://frau-kam.livejournal.com/166566.html
 

Что в пении тебе моём?


Системный анализ феномена песни.

 

"Песня – вполне метафизическая структура".

А.З.Мирзаян, физик, бард, исследователь песни

 

Поразительно, но до сих пор песня как феномен нигде кроме школы вокала серьёзно не рассматривается. Попытки определить, что такое песня, предпринимались разными авторами в разное время, но дальше констатации факта сложности указанного феномена, ничего путного не получалось. Остаётся согласиться с одним из самых интересных, на мой взгляд, авторов и исследователей песни, http://bards.ru/press/press_show.php?id=218&show=author&letter=%CC&page=9 Александром Мирзаяном: исследование песни – "дело гиблое, но перспективное".

 

Зачем мы запели?

Некоторые исследователи считают, что петь человек начал раньше, чем говорить. Полагают даже, что слово и возникло из попыток пения. Известно, что ребёнок как в пренатальном периоде, так и после рождения повторяет стадии развития человечества. И здесь нельзя не отметить удивительное: ещё до появления смыслоразличимых звуков и задолго до произнесения первых слов малыш "гулит" – поёт, растягивает понравившийся звук, как бы пробуя его на слух. Всем, кто когда-нибудь пытался учить ребёнка говорить, понятно, что песня прекрасное для этого средство. Песня не только учит говорить, но и исправляет логопедические нарушения, например, заикание. Иными словами, песня и сейчас, как когда-то в глубокой древности, помогает слову выскочить из человека наружу.

 

Когда человек начал петь, сказать сложно. Из системно-векторной психологии Юрия Бурлана мы знаем, что песня была делом http://www.yburlan.ru/biblioteka/soblaznyayushaya-kozhnozritelnaya-zhenshina кожно-зрительной женщины, которая протяжным пением успокаивала вернувшихся с охоты или войны разгоряченных воинов, переводила их в состояние "мир". Из страха, что вместе с чадами и домочадцами их затопчут разгорячённые мышечные воины, такие женщины начинали издавать монотонные, заунывные звуки. Мышечное войско входило в монотонию, успокаивалось, садилось к костру, ело и отправлялось почивать.

 

 

Хотелось бы большего

Усложнялось психическое человека, усложнялись и песни. Можно предположить, что песни непосредственно отражали процесс усложнения структуры психического. Жаль, что древние песенные источники не сохранились, иначе можно было отследить, как отражение кожного вектора в песне постепенно дополнялось зрительным, звуковым, и прочими по мере развития этих векторов в восьмимерной матрице человеческого психического.

 

 

Появлялись разные песни для разных целей, разные исполнители выносили в песнях наружу свои нехватки, являя тем самым свою векторальную сущность. Слушатели тоже усложнялись, их уже не устраивало монотонное "мы"-чание, хотелось большего: ярких зрительных образов, вызываемых песней, смыслов. То, что через песню информация усваивается значительно проще, чем через обычное слово, факт широко известный.

 

 

Песня приводит к гармонизации психического. Можно сказать, что мы получаем от песни по нехваткам, она наполняет или не наполняет наши пустоты. В последнем случае мы говорим – дурацкая песня, заумная песня, какафония, а не песня. И наоборот. Если песня льётся "из души в душу", меняется биохимия головного мозга, можно слушать любимую песню бесконечно, получая наслаждение. До сих пор нет ответа на вопрос, отчего одна песня становится хитом, а другая нет. Какие струны задевает песня, в какие резонансы попадает с психическим бессознательным? Не является ли песня собственно отображением матрицы психического бессознательного?

 

 

Душа поёт – как это?

Песня, как и матрица психического бессознательного, не просто многомерна. Она как целое, состоящее из отдельных элементов — музыки, текста и авторской интонации певца — всегда больше, чем сумма этих составляющих. Здесь можно говорить о синергетике, где целое всегда больше его частей. Так же и матрица нашего психического не является простой суммой слагаемых её векторов, это результат синергии, то есть взаимовлияния, взаимоусиления и взаимонаполнения векторальных составляющих.

 

 

Интересно проследить зависимость между векторальным набором певца и его слушателей. Если певец выдаёт чисто зрительные песни, то есть песни, прослушивание которых вызывает яркие зрительные образы, такой видеоряд, что можно кино снимать, будут ли его слушать звуковики? Если певец выносит в песне тексты, где из каждого слова буквально "торчат пучки смыслов", не утомит ли он зрительника туманом своих попыток звукового познания?

 

Всё это вопросы без конкретных ответов. Ведь в каждом человеке уникальное сочетание векторов в их развитии и реализации. И даже если звукового вектора, например, нет, человек вполне может с удовольствием слушать звуковые песни, получая от них то, что воспринимаемо зрительным сенсором. Зрение изначально тянется к звуку, оттого и звуковые песни могут стать хорошим толчком к развитию зрительного интеллекта. Кто-то воспримет кожей ритм звуковой песни, его подхватят мышцы остальных, и вот уже весь стадион отвечает звуковому певцу! И пусть смыслы доходят только до звуковых векторальных братьев поющего и частично до зрительных, бог с ними, остальным просто хорошо.

 

Даже при полном несовпадении векторального набора певца и слушателя, песня, по мнению А.Мирзаяна, позволяет "протащить" по любому из открытых каналов почти все тексты сразу. Неосознанно, как бы тоннельным эффектом". Он не употребляет здесь термин "вектор", так как его не знает, но по сути, это гениальная догадка звукового физика и музыканта: "Многие не воспринимают так или иначе организованный текст. Кто-то "не слышит" музыку, кто-то поэзию: видимо, какие-то каналы восприятия не развиты". Эти "какие-то каналы восприятия" и отдачи информации в системно-векторной психологии называются векторами.

 

Эх, дубинушка, ухнем...

Фёдор Иванович Шаляпин

В качестве развлечения можно попробовать поделить известные песни векторально. Начнём с "простого", с мышечных песен. Неужели такие есть, спросит удивлённый читатель, воспитанный на звуко-зрительных изысках. Конечно. Это марши. Послушайте, и вы почувствуете, если в вас, конечно, есть хоть капля ума мышечного вектора, как захочется подобраться, помаршировать. Марши зовут мышечное войско на войну. И задают кожным командирам нужный ритм.

 

К мышечным песням можно отнести большинство народных песен, особенно, сезонных, о сборе урожая, о временах года, это песни, облегчающие труд. "Дубинушка" невероятно хороша. Вот где монотония, делающая труд мышечника смыслом его существования. Мы, зрительники, называем это тупым смирением и другими нехорошими словами. Попробуйте начать страдать под бурлацким ремнём, корабль перестанет идти.

 

К мышечным песням примыкают оральные частушки. Их сочиняют и поют оральные гармонисты для мышечных односельчан своих. Никто другой слушать частушку с восторгом не будет. Без частушки, показывает системно-векторная психология, мышечники и не вспомнят, что надо бы пойти поразмножаться, а главное, не узнают, как. Так что роль частушки велика есть. Где бы была наша демография без ядрёной матерной частушечки, так её!

 

Поющие без трусов и примкнувшие к ним блатные

Виа-ГраКожные песни о главном. О деньгах. И за деньги. Если заплатят, кожник ещё и станцует. Первая певунья на ландшафте, как уже было сказано, кожно-зрительная женщина. Это она вводила в монотонию мышечных охотников на мамонтов и их же побуждала к драке. Голосок небольшой, маленький голосок, но в пещере хорошая акустика. Кожно-зрительные песни это ещё и танцы, обязательно, в красивых стремящихся к нулю костюмах. Поющие трусы и прочие виа-гры. Кожно-зрительная девочка "рождена без трусов", если уж совсем нет голоса, она станцует вам у шеста, и это будет песня. Кожно-зрительными мальчиками-беланчиками заполнена вся эстрада. Пока больше о них сказать нечего. Но ждём перемен.

 

Говоря о кожных песнях, нельзя не коснуться одного особого раздела. Блатной шансон. Люб и дорог он каждому кожнику, в архетипе или в развитии, каждому анальнику и обоим им в смешении, а всё почему? Да потому, что почти в каждом "Владимирском централе" содержится эдакий лихой "закос" под уретру. И мы могём банковать! И чтоб к одиннадцати туз и... ничего, скучаем лицом, так сказать.

 

"Мурка" из к/ф "Место встречи изменить нельзя" .

 

Блатной шансон России тема неисчерпаемая. Как каждый кожник внутренне стремится походить на уретральника, так и блатные песни выносят наружу якобы имеющийся в воровской среде лихой кураж, отвагу и братство. Неотъемлемой составной частью блатной лирики является крепкая мужская дружба. При тотальной девальвации дружбы в современном кожном обществе куда ещё прикажете податься душой одинокому не слишком реализованному анальнику? Сядет он в свою пятёрочку жигулей, включит Круга, подмигнёт Николе Чудотворцу на зеркале – Эх, брат Коля, жизнь разменена...

 

 

 

Про лыжи, печку и великую русскую поэзию в лесу

Юрий Визбор

Песни зрительников про лыжи у печки – классика бардовского жанра. Так и видишь эти лыжи, эту печку и группу суровых настоящих мужчин, небрежно побросавших свои кожаные куртки в угол. Примитивно? А попробуйте сложить слова с музыкой так, чтобы вся страна запела про солнышко лесное!

 

Ко многим из нас русская поэзия пришла именно через бардовскую песню. Скольким звуковикам вложили в уши строки Бродского, Мандельштама, Блока, Цветаевой и многих других прекрасных поэтов собратья по доминантному вектору – звуковики от авторской песни! Скольких зрительных "золотых рыбок шутя поймали шапкой" мощные звуковики через поэтическое Слово. Феномен бардовской песни ещё найдёт своего системного освещения, здесь я лишь упомяну о великих "лесных просветителях" недалёкого прошлого. Это звуковики Евгений Клячкин, Юрий Лорес, Александр Мирзаян; зрительники Юрий Визбор, Александр Городницкий, Сергей Никитин. И многие, многие другие.

 

Александр Мирзаян передача посв. Иосифу Бродскому

 

Я сказал: "Я вот он весь..." (В.С.Высоцкий)

Писать о русской песне и не упомянуть В.С.Высоцкого невозможно. Песни Высоцкого трудно отнести к какому-то определённому жанру. Высоцкого можно любить или не, но значение его песенного творчества для России переоценить трудно. Такой популярности и поистине народной любви на пустом месте не бывает. Что на самом деле несут в себе песни Владимира Семёновича, отчего и по сей день интерес к его творчеству не ослабевает, тема для отдельного исследования. Скажу лишь одно: песни Высоцкого абсолютно комплементарны российскому уретрально-мышечному менталитету, оттого они близки всем ментально русским людям вне зависимости от национальности и места проживания.

 

Заключение

Тема песни неисчерпаема, однако нужно ставить точку даже в самом неоконченном тексте и ждать обратной связи от вас, друзья, любители, слушатели, авторы и исполнители песен. Как вы считаете, что такое песня? Что отражает она и чем наполняет слушателя? Отчего поющему невозможно не петь? Вопросов, как всегда, больше чем ответов, но и правильно заданный вопрос, как известно, половина ответа, не так ли?

 

Статья написана по материалам тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

 

Ирина Каминская

17 января 2013 г.


 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2019