В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

16.11.2014
Материал относится к разделам:
  - АП как искусcтво
  - АП как движение Анализ работы проектов, клубов, фестивалей)
  - Персоналии (интервью, статьи об авторах, исполнителях, адептах АП)

Персоналии:
  - Лорес Юрий Львович
Авторы: 
Лорес Юрий

Источник:
Лорес, Ю. Откровенный разговор о фестивалях авторской песни / Ю. Лорес. – URL: http://ylores.livejournal.com/71886.html.
 

Откровенный разговор о фестивалях авторской песни

Пролог

 

Жил-был небольшой народец, песенки слушал, сочинял, распевал. Свои традиции у него появились, взаимоотношения, представления, своя вера. Стали приходить к нему гости из других народов. Одни погостили да ушли. А другие говорили: "Как у вас все здорово!" – и оставались. Так народец стал расти, не то чтобы стал народом, но подрос. И еще в нем свои второе, третье, четвертое поколения появились. И стал он совсем открытым для всех, и всех привечал, кто им не брезговал – такие традиции. Им бы какую-нибудь формулу для пришельцев придумать, чтобы не принимать тех, кто в их веру не обратился. Да не придумали. И очень много гостей из других народов среди него поселилось, что стало их даже больше, чем небольшого народца. И стали пришельцы говорить: "Раз нас стало больше, то теперь вы должны нас развлекать и обслуживать. И вообще традиции у вас какие-то не те, вера не та, не тех людей чтите, не те песенки слушаете. Да и предки ваши не такие уж достойные люди!" А тут еще кое-кто из подросшего поколения стал соглашаться: "А действительно не такие уж замечательные у нас были предки, да и вера у нас какая-то архаичная, духу времени не соответствует. Мы-то и моложе и не хуже умеем, и вокруг много интересного у других народов". И стал народец превращаться в другой народ, т.е. исчезать. И задумались те, кто превращаться не хотел, что делать. Прогнать пришельцев и поздно, и традициям не соответствует, да и как определять, кто теперь свой, кто чужой. Им бы просто отселиться, но страшно: "И название свое отдать придется тем, кого больше, и маловато нас будет". При этом они совсем забыли, как их было мало в самом начале, и как они были интересны даже тем, кто их не любил.

Такова краткая история КСП. (пост из моего ЖЖ 2006 года).

 

Справка

 

Так как предвижу множество реплик типа: "Да кто он такой этот Лорес! Непопулярный автор!". Отвечаю.

Я принадлежу этому небольшому народу с 1970 года, а люблю, читаю и слушаю поэзию и самодеятельную песню лет на десять дольше. Неудивительно, мне уже за 60. Да, я разговаривал и продолжаю разговаривать со своим небольшим народом с помощью стихов и песен. Но еще я ему служил все эти годы и буду продолжать по мере сил. ("Служить бы рад, прислуживаться тошно!").

В 1976 был командиром куста (кто-то помнит, что это такое?) "Охотный ряд".

В 1980 организовывал семинар молодых (в то время) авторов.

В 1987 создавал Театр авторской песни, если не знаете, то "Первый круг" знать должны, если не иностранец среди нашего небольшого народца.

В 1993 – 1995 руководил Мастерской (курсами) авторской песни при ГИТИСе (был такой эксперимент). Среди выпускников есть лауреаты и дипломанты и Грушинского фестиваля, и "Петербургского аккорда", и других.

В 1997 совместно с детско-юношеской школой "Журавлиная родина" (Сергиев Посад) поставил спектакль по произведениям М.Анчарова, Б.Окуджавы, А.Галича и Ю.Визбора.

Многочисленные мастерские, мастер-классы, жюри... И не всегда за деньги, кто бы что не говорил.

На Грушинском впервые был в 1977, участвовал в конкурсе. Потом в 1979, в конкурс не пошел.

Потом только в 1992 – не было ни средств, ни времени. Все 90-е ездил нерегулярно, потому что почувствовал: что-то изменилось. Хотя и мастерские вел, и в жюри и 2-го, и 3-го тура был. И все это бескорыстно. Даже затраты на проезд мне возместили только два раза из пяти, и это был не Грушинский клуб – организатор фестиваля. В 2000 я в последний раз пел с Гитары. В 2002 – отказался. Тогда же окончательно понял, что фестиваль стал чужим и решил больше не ездить (это было еще до раскола).

В этом году меня пригласили на "Платформу", точнее, на 25-летие Кольского бугорка и чтобы вести мастерские там же. Отказывался, но пришлось два раза спеть на 3-й сцене и на Гитаре.

 

Платформа 2013

(только факты)

 

– 18 официальных сцен (не знаю, сколько неофициальных, говорили, что еще 6).

– при этом сцен, где авторской песни уделялось бы больше 60 процентов времени – 4.

– о поэзии и вовсе молчу.

– показалось, что все без исключения сочиняющие, поющие, перебирающие, ударяющие и дующие, кроме тех сцен, куда были званы, предлагают себя, чтобы выступить на максимальном количестве сцен, поэтому зрителям можно от своей стоянки никуда не перемещаться: все исполнители придут сами.

– перед Главной сценой (3-я), которую организаторы назвали сценой им. Ю.Визбора, на вечернем концерте в пятницу – 1 тыс. человек, в воскресенье (после 21.30 – не знаю) – 30 (не тысяч) человек.

– на Горе – треть приехавших на фестиваль, на Поляне – две трети.

– не только некоторые авторы и исполнители жили на одном фестивале, а пели на другом или на обоих, так же поступали и некоторые конкурсанты.

 

Размышления

 

"Платформа" – действительно мульти-форматный музыкальный (правда, без классической музыки) фестиваль, как его и позиционируют организаторы. Доля авторской песни в нем не более 10 процентов и будет сокращаться, а классическая музыка не появится никогда. Такое направление выбрали организаторы, по крайней мере, на сегодняшний день. Это их право. Небольшой народ, о котором я говорил в начале, ездит не на "Платформу", а на свое старое место, где еще можно встретить прежних друзей. Народу этого не больше 10 процентов, т. е. столько же, сколько авторской песни. Все справедливо. Не будет этого народа на "Платформе" и авторской песни не будет. Не для кого.

"Платформа" – действительно мульти-фестиваль, фестиваль фестивалей, сколько сцен, столько и фестивалей, чем справедливо гордятся организаторы. Чем больше сцен, тем разобщенней. Разновкусица не есть свобода выбора. В таких условиях не мог бы появиться ни Визбор, ни Высоцкий, ни Галич, ни Окуджава, ни даже Пушкин. Это путь к стенке на стенку.

Авторская песня не живет в разобщенной среде.

Если кто-то скажет, что на "Платформе" звучит авторская песня, но другая, новая, современная, 21-го века, я отвечу: не лукавьте. Когда я слушаю музыку А. Шнитке или Э. Денисова, я понимаю, что она другая и очень отличается от музыки Баха, Моцарта, Бетховена, но я также слышу, что корни этой другой музыки там: в Моцарте, Бетховене и т. д. Когда я слушаю многое из того, что называют современной авторской песней, я не вижу никакой связи с Окуджавой, Анчаровым, Галичем, Визбором и т. д. Более того, очень часто слышу, что это всё, мол, устарело и пора выбросить, "скинуть с парохода современности". Что ж, временное всегда прикидывается современным, а вечное – старомодным. А суть в том, что т.н. современная авторская песня растёт из других корней, не из Визбора, Окуджавы и т.д.

Вывод у меня простой: авторская песня фестивалю "Платформа" не нужна, её скорее терпят, чем принимают, или используют как прикрытие (ширму) в войне с Фёдоровскими лугами.

Только не подумайте, что съездив на "Платформу", я стал сторонником Грушинского клуба (Фёдоровских лугов). Туда я решил больше не ездить ещё в 2002. Зная вкусы авторитарного Б.Р. Кейльмана, я окончательно понял, что на Грушинском фестивале будет поддерживаться только один из 4-х "потоков авторской песни" (по В. Ланцбергу) – эстрадный. Прочие "потоки" будут игнорировать или терпеть. Я не буду обосновывать это. Ответьте себе сами на три вопроса. В каком году В. Ланцберг перестал петь для Горы? Почему 2-й канал покинул Грушинский фестиваль? Возможна ли на Фёдоровских лугах сцена "Азия +" (не на словах, а на деле и надолго)?

На рубеже 70–80-х в нашей среде стали популярны выражения: "КСП – это не клуб, а образ жизни", "главное не песня, а общение". Для обоих самарских фестивалей главное не "наша песня" (по Галичу), а ... сам фестиваль, количество (любого) народу, бренды и т. д., и т. п. Как сказал мне один росконцертовский администратор в 1987 во время стадионных бардовских концертов: "А мне все равно, с каким жанром работать, лишь бы зал заполнялся. Сегодня на бардов идут, завтра...". О самой песне мы когда-нибудь задумаемся? По бардам легко увидеть любят ли они "искусство в себе" или свое место под солнцем? А по организаторам?

Грушинский фестиваль более 40 лет – флагман бардовского движения в стране. По образу и подобию Грушинки проводится множество фестивалей в стране.

Ну, и куда завели?

 

Продолжение откровенного разговора

 

Я не думал, что придётся писать новый пост, но получил коммент от В. Кожекина с вопросом:

"Кстати, другой вопрос меня волнует. Если на фестивале, где было примерно 300 часов концертов, всего примерно 30 часов на сценах была авторская песня, то что же мы слушали все остальное время? И как же нам всё это обозвать-то? "

 

Рассказываю очень простые вещи, которые легко проверить каждому. Буду говорить "я", но вы легко можете поставить на это место любого автора, если вы – слушатель, собеседник или себя, если вы – автор.

Итак. Мои собеседники, слушатели – моя аудитория является так же аудиторией Б. Окуджавы, моя аудитория практически полностью является аудиторией Ю. Визбора, А. Галича и т. д., хотя и является только частью их аудитории. Моя аудитория сильно пересекается с аудиторией А. Мирзаяна, В. Егорова, В. Бережкова, В. Васильева, А. Иванова и т. д. Моя аудитория несколько меньше пересекается с аудиторией Оли Чикиной, но мне очень хотелось бы, чтобы наши аудитории пересекались больше. Думаю, что и Ольге тоже. Моя аудитория не очень сильно пересекается с аудиторией Псоя Короленко. Но мне очень хочется, чтобы мои собеседники расслышали и поняли его.

Теперь В. Уриевский, как пример, ничего хорошего и ничего плохого я о нем говорить не буду. Пример мог быть и другой. Я послушал его выступление на сцене "Остров", в т.ч. и его аудиторию. Это не моя аудитория или, если угодно, я не её автор. Вы можете вместо меня поставить другие имена и посмотреть, кто ещё не её автор. Но и Уриевский – не автор моей аудитории. Наши аудитории не пересекаются вовсе. А теперь перенесите все эти отношения на всю аудиторию "Платформы" и всё станет понятно. 10% — 20 — 30% – какая разница! – меньшинство. Как хочет называть себя большинство – всё равно, большинству всё можно, вряд ли "авторской песней", а если так, то это не по велению души, а из каких-то других соображений, м.б. организаторских.

 

Выводы после разговора

 

1. Кто считает себя причастным к самодеятельной авторской песне, движению КСП, а кто нет – вопрос самоидентификации. Можно провести опрос среди гостей фестиваля, желательно не на фестивале.

2. Я не за чистоту жанра, я против подмены понятий.

3. Великий итальянский театральный режиссер Дж. Стреллер сказал, что авангард необходим как поиск новых форм, но искусством авангардные произведения становятся только тогда, когда аккумулируются искусством классическим.

4. Я считаю "Платформу" удачным мультиформатным проектом, но я против подмены понятий, поэтому против названия "фестиваль авторской песни".

Если я когда-либо ещё поеду на "Платформу", с Кольского бугорка – ни ногой. Это не значит, что я готов ехать на Фёдоровские луга.

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2019