В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

18.06.2002
Материал относится к разделам:
  - Персоналии (интервью, статьи об авторах, исполнителях, адептах АП)
Авторы: 
Хавина Лилия (Самара)

Источник:
Газета "Репортёр" (Самара) от 1 марта 2002 года
 

Юрий Лившиц: "У мужчин должны быть проблемы"

В минувшие выходные в камерном зале Самарской филармонии состоялся сольный концерт автора и исполнителя из Тольятти Юрия Лившица. Может быть, широким слоям любителей авторской песни его имя не очень хорошо известно, но Юрий лауреат и дипломант многих бардовских фестивалей, в том числе и Грушинского. Он автор песни "Вальс тишины", заключительной песни фестиваля молодежи и студентов, который проходил в 1985 г. в Москве. Однако сегодня мечты Юрия Лившица связаны не только с личным творчеством. "Я мечтаю, чтобы Тольяттинская филармония наконец-то получило свое здание", — делится сокровенным бард или директор. И для того, чтобы поставить все точки над I, Репортёр начал свою беседу с Юрием Лившицем с вопроса о том, кем же он сам себя прежде всего ощущает: бардом или директором Тольяттинской филармонии.

 

— Естественно, что я творческий человек и никогда чиновником не был. Вообще со словом "чиновник" у меня ассоциируется что-то косное и безжизненное. В филармонию же пошел с единственной целью, чтобы бороться с грязью. Словами ведь не объяснишь, что я подразумеваю под словом "грязь". Грязь — это в первую очередь бескультурье, неглубокость и простая физическая грязь. Посмотрите на наши улицы. Так вот, как грязно на улицах, так грязно и у людей внутри. И моя борьба пока проходит удачно, потому, что всё больше и больше людей приходит на концерты. Всё больше имён удаётся выудить из Москвы, Питера и других городов. При этом не обязательно искать далеко, ведь и рядом есть очень интересные творческие личности. Для меня в работе существует четыре девиза: чтобы филармония была видна, слышна, доступна и востребована. Вот этим постулатам я и следую.

 

— Значит, можно сказать, что обязанности директора не мешают вашей творческой личности?

 

— Не мешают. Сейчас всё дозволено, цензуры нет, а второго Высоцкого нет. И думаю, что ещё долго не будет. Я считаю, что для того, чтобы ты что-то делал, тебе что-то должно мешать. Вообще у мужчины всегда должна быть проблема, должно быть преодоление. Не на блюдечке же с голубой каёмочкой все преподносить. Таких людей сейчас достаточно. Неизвестно, чем и на что они живут.

 

— Не от многих мужчин можно услышать постулат о необходимости проблем...

 

— Мне, наверное, повезло, и мои родители воспитали меня так, как надо. Потом я попал в руки к очень серьёзным людям, таким, как Альберт Тальковский, 25 лет назад, и Александр Розенбаум, с которым знаком 20 лет. Мне не нужно видеться с ними каждый день, чтобы ощущать правильность и неправильность своих поступков. Причём учтите, что поступки имеют пол. Вот говорят: деньги не пахнут. Врут, они еще как пахнут. Так и поступок — есть женский, а есть мужской. И это совершенно точно.

 

— А чем пахнут деньги?

 

— Способом, которым они добыты.

 

— Во время своего выступления вы сказали, что сталкиваетесь с тем, что современная молодежь не знает великих актеров прошлых лет, музыкантов. Так что же нужно делать, чтобы не рвалась связь между поколениями?

 

— Никакая отдельно взятая филармония или же концертная организация, даже отдельно взятый департамент образования, не может решить задачу. Локально можно. В пределах того зала, в котором выступаешь, и в течение отведенного тебе времени. И есть стопроцентная гарантия того. Что люди, присутствующие на концерте, стали чуточку лучше. Но до той поры, пока не будет государственного заказа на духовных людей, пока наш президент и те люди, от которых зависит судьба страны, не родят этот социальный заказ, как это было в античные времена в Афинах, когда, воспитывая граждан, их учили поэзии, математике, танцам, этикету и т.д. поэтому нужен госзаказ, зачатки которого я сегодня вижу. Он начинает появляться, поскольку любой человек не может существовать без гражданской и личной позиции. Пути выхода я вижу только в личностях, приходящих к руководству. К власти нужно допускать только тех людей, кто не бредит ею, кто не стремится к ней. А того, кто действительно чувствует в себе силы что-то сделать и улучшить.

 

— Сегодня президент и правительство говорят о развитии физической культуры и спорта. Не может ли в этом случае произойти перекоса и страна получит физически сильных, но абсолютно бездуховных и бескультурных граждан?

 

— Вы знаете, по моему мнению, у нас сегодня нет ничего для того, чтобы спорт зажил нормально. Нет инвентаря, нет выживших после 15-летней разрухи залов и, самое страшное, что у нас уже нет людей, умеющих воспитывать спортсменом. Поскольку физическая культура — прежде всего культура духовная. Ведь если первая будет существовать без второй, то получится существо с одной извилиной, пальцы веером, у которого все будет "конкретно чисто".

 

— Поскольку вы автор и исполнитель и видите этот жанр изнутри, то не кажется ли вам, что он стал коммерциализироваться и из-за этого что-то терять?

 

— Да, коммерция пришла и к нам. Гонорары самых любимых бардов сегодня достаточно высоки. Есть уже эстрадные звезды, бывшие барды. Но бороться с этим не надо. Мы такая удивительная страна — нам со всем надо бороться. Родилось это направление — пусть будет. Есть Олег Митяев. Его песни нравятся, их поют и платят автору большие деньги. Ну и слава Богу. За чистоту жанра должны бороться сами барды. Почему люди ездят на Грушинский? Потому, что у каждого своя боль и свое отчаяние. А фестиваль дает каждому свое. Ведь деньги не всегда главное. Главное, признание и возможность быть услышанным. Поэтому я хочу, уже как директор филармонии, привезти в Самару наши симфонический и джазовый оркестры.

 

— Вы поете песню о Белой стране счастья. Верите ли вы в её существование и надеетесь ли выжить в ней?

 

— Я в неё верю, но увидеть нам ее пока не суждено. Слишком много было сделано всего для того, чтобы люди были разобщены. И жизнь предлагает сейчас людям такие конкретные обстоятельства, что большинство думает об одном — как выжить. Все мы в этих условиях, и потому о какой-то духовности, о каком-то нравственном обогащении трудно вести разговор. Но это все изменится, когда будет социальный заказ на нормального человека.

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2021