В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

15.12.2008
Материал относится к разделам:
  - АП как искусcтво
  - АП как движение Анализ работы проектов, клубов, фестивалей)
Авторы: 
Саверский Александр
 

Авторская песня в России

Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались

 

Олег Митяев

 

1. ПРОЛОГ

 

В начале прошлого века (имеется ввиду XIX в. прим. автора) среди студентов бытовали песни — перетекстовки на мелодии оперетт, водевилей, песни застольной тематики, а также переделки немецких студенческих и бурсацких песен.

 

Одна из них "Гаудеамус" — своего рода студенческий гимн — дошла до наших дней. Середина XIХ столетия — время активизации студенчества. Тогда появились песни на слова студента Языкова "Нелюдимо наше море", "Из страны, страны далекой"; песня сибирского учителя Дмитрия Давыдова "Славное море — священный Байкал"; песня неизвестных авторов "Наша жизнь коротка"; песня студента медика Серебрякова "Быстры как волны дни нашей жизни". Характерными для второй половины XIX века и начала XX были песни революционной демократии, народничества, песни подполья и ссылок. Примерами могут служить такие песни, как "Отречёмся от старого мира" П.Лаврова, "Замучен тяжёлой неволей" Г. Матчета, "Варшавянка" Г. Кржижановского, а также песня учёного-химика, революционера Леонида Радина "Смело, товарищи, в ногу", в основу которой положена студенческая песня Ивана Никитина "Медленно движется время".

 

1910 — 1925 годы характерны множеством направлений в самодеятельном песенном творчестве. Здесь и "Крутится, вертится шар голубой", и "Солнце всходит и заходит", и "У попа была собака"; и так называемые блатные песни "Гоп со смыком", "С одесского кичмана"; чувственно мещанские песни — баллады "Кирпичики", "Разлука, ты, разлука", "Девочка из маленькой таверны" и лирическая песня "Клён" на слова С. Есенина.

 

Но особое место занимают песни гражданской войны и революции, многие из этих песен являются перетекстовками старых, но сделанных на новый лад. Ярким примером могут служить такие песни, как "Слушай, рабочий, война началася", мелодия которой заимствована из чувствительного романса "Белой акации гроздья душистые"; всем известная песня "Там, вдали, за рекой", написанная учителем русского языка Николаем Коолем на мотив этапной песни "Лишь только в Сибири займётся заря"; песня "Наш паровоз", сочинённая участниками музыкального кружка железнодорожных мастерских г. Киева (в её основу положена немецкая песня "Аргонский лес в полночный час"); песня "Мы — кузнецы, и дух наш молод", создателем мелодии которой был безвестный тогда студент, а ныне академик Н. Остроградский, а текст принадлежит пролетарскому поэту Шкулеву.

 

Конец З0-х годов — рождение песни "Бригантина" (текст Павла Когана, напев сочинил его друг, ученик 8 класса Жора Лепский). Тогда же создается наиболее популярная в 50 — 60 годах песня "Глобус", справедливо именуемая гимном туристов, альпинистов, геологов. Текст песни (две 1 строфы) сочинён Михаилом Львовским для студенческого спектакля, напев заимствован из песни "За зелёным забориком" — слова и музыка М.Светлова.

 

Годы Великой Отечественной войны дали огромное количество самодеятельных песен.

 

Многие из фронтовых песен дошли до наших дней, но уже в туристском варианте. Это такие песни, как "Котелок", "Кружка", "Закури, дорогой, закури", "Я смотрю на костёр догорающий". Остались без изменений песни "Барбарисовый куст"; "Баксанская", написанная на мотив известного в годы войны танго "Мы с тобой не в первый раз встречались". Все эти песни были особенно популярны среди туристов 60-х годов. Тогда основная масса туристских и студенческих песен — это перетекстовки популярных или старых забытых песен, а также разномастный букет из песен типа "Кузнечик маленький", "Собрались у тетушки" и т.д. и т.п.

 

Стенгазета Менестрель , № 1, 1979, Московский городской клуб самодеятельной песни

 

2. ОТТЕПЕЛЬ И РАСЦВЕТ

 

В период сталинского режима, когда страна даже после Второй мировой войны была закрепощена политическими преследованиями, репрессиями, когда целые народы были насильно переселены со своих мест, а многие жители СССР были жёстко привязаны к местам своего пребывания паспортным режимом, карточками, лагерями и пр., искусство также маршировало стройными рядами по заказу и по разрешению партии. Поэты, создававшие советскую песню, писали стихи о могуществе Родины, её победах и достижениях, о её героях. Композиторы писали к этим стихам музыку торжественную, способную поднять массы на новые свершения, на новые подвиги.

 

Смерть Сталина, с одной стороны, напугала людей вопросом: что же дальше? а с другой стороны, тем же вопросом освободила их, как личности от догмата, в частности, и массового искусства. Тогда-то появилась не только возможность, но и внутренняя необходимость делать что-то для себя, отличное от того, что для всех и как все, ну вот, хотя бы и петь.

 

Целина, БАМ, другие великие стройки, завоевание тайги и Севера вызвали в стране невиданную доселе волну массовой миграции, особенно, молодёжи. Люди оставляли насиженные места и ехали неведомо куда, к новой жизни, к новым ощущениям — это была жажда путешествий и дух приключений после долгих лет оков неподвижности и вынужденных военных маршей во время войны.

 

Тогда-то — на фоне советской масскультуры — в тайге, на природе, зародилась и набрала силу туристическая песня. Люди шли не только и не столько за деньгами, они ехали за туманом, за туманом и за запахом тайги. Дух романтики у костра, когда казалось, что вокруг нет, и не может быть, чужих, тех, кто следит за порядком в стране, — у костра, где все свои, кому можно доверить самое сокровенное: свои мысли, надежды и боль, — этот дух не мог не обрести форму песни. Её подхватывали и неслось под гитару:

 

Дым костра создаёт уют,

Искры вьются и гаснут сами,

Пять ребят у костра поют

Чуть охрипшими голосами.

 

Одновременно с этим в городе, где хрущёвская оттепель проявилась и в искусстве, появились студенты-песенники с гимнами своих институтов, полупрофессиональные поэты и композиторы, слившие текст, музыку и исполнение в одно целое — это было воистину новым явлением: один человек делал песню в одиночку, а порой и вместе с кем-то для себя и для близкого себе круга.

 

Знаменитые кухни этого периода вошли в историю не только, как политические посиделки, где шёпотом говорили о переменах, но и как первые концертные площадки новой культуры. Здесь творили Владимир Высоцкий, Булат Окуджава, Александр Галич, Евгений Клячкин, Юрий Кукин, Александр Городницкий, Юрий Визбор, Виктор Берковский. Различие в их творчестве целиком отражало веяние времени — ведь они писали для себя, о своём, о самом сокровенном, что волновало каждого из них по-своему.

 

Вот те песни, которые в 58 — 63 годах получили огромную популярность. Это "Несмеяна" Г. Шангина — Березовского; "Пять ребят" Карпова и Благонадежина; "Охотный ряд", "Мама, я хочу домой", "Шхельда", "Лыжи у печки стоят" Юрия Визбора; "Снег", "Перекаты", "От злой тоски", "Кожаные куртки" Александра Городницкого; песни Ады Якушевой "Синие сугробы", "Вечер бродит", "Ты — моё дыхание"; Бориса Вахнюка — "Зеленоватые слегка", "Мы, честь по чести говоря"; Александра Дулова — "Сырая тяжесть сапога", "Заварен круто дымный чай" Ирины Рудневой, "Белый бриг" и многие другие. ( Менестрель, 1, 1979).

 

Эта индивидуализация не могла не вызвать вопросов власти, под угрозу ставилось понятие коллективизма. В итоге, Александру Галичу, остро критиковавшему эту самую власть, пришлось в начале 70-х покинуть страну. Новые авторы-исполнители не были допущены к широким слоям населения через радио и телевидение, их пластинки не выпускались.

 

Тем не менее, в апреле 1959 в ДК МЭИ прошел первый смотр-конкурс самодеятельных студенческих песен шести вузов. Первое место тогда получила команда МГПИ во главе с Юрием Визбором.

 

Уже к середине 60-х годов стало ясно, что новое направление в искусстве, которое официальные круги никак не могли счесть таковым, обвиняя его в примитивизме, непрофессионализме и прочих грехах, это направление стало набирать воистину массовый характер.

 

Новый жанр, что называется, вскочил на подножку несущегося вперед поезда истории. Песни подхватывали, разносили по умам, появившиеся магнитофоны неизбежно и бесконтрольно передавали записи новых песен всё более широкому кругу людей.

 

В 1965 в Ленинграде группа любителей-энтузиастов пробилась к "отцам города" и провела городской смотр-конкурс. К тому времени там уже были известны Городницкий, Клячкин, Вихорев, Кукин, Глазанов, начинали свою деятельность два песенных клуба — "Меридиан" и "Восток".

 

В 1967 в Подмосковье прошел первый слёт московских КСП (тогда ещё клубов студенческой песни, а не самодеятельной). Осенью был второй слёт, на нём ветераны КСП МИФИ вручили грамоты, удостоверяющие рождение двенадцати клубов. Их творческое объединение и стало началом Московского городского КСП, который к тому времени уже был признан Горкомом комсомола.

 

Власть была поставлена перед фактом: она имела дело с новым общественным движением, которое она не создавала и почти не могла контролировать, и даже не могла запретить его, иначе пришлось бы брать под контроль половину населения страны. Но и признать официально это новое явление она не могла: ведь это означало, что она согласна с тем, например, что молчальники вышли в начальники или, что кого-то два красивых охранничка повезли из Сибири в Сибирь.

 

Оказавшись лицом к лицу перед таким фактом, власть выбрала политику молчаливого наблюдателя, стараясь лишь отфильтровывать особо опасные для неё песни от всех остальных. Впрочем, борьба была. Например, Московский клуб КСП закрывали несколько раз.

 

Но уже к концу 70-х появились пластинки Высоцкого с неполитическими песнями Окуджавы, Кима, Никитина — с песнями романтического характера и из телефильмов.

 

Однако нужно отметить, что позиция власти мало беспокоила первопроходцев авторской песни: ведь они писали, прежде всего, для себя и для своих близких. Именно поэтому, несмотря на перманентное состояние конфликта с властью, песня и общественное движение вокруг неё продолжали развиваться: образовывались клубы, устраивались конкурсы, фестивали и слёты.

 

На этом фоне фигуры авторов-исполнителей из-за закрытости информации обрастали легендами. В. С. Высоцкого по жизни считали диссидентом, чуть ли не Робин Гудом, который бегает от власти и которого, как только выловят, сразу же посадят в тюрьму или выгонят из страны, как Галича. Кто-то из-за его голоса считал его беспробудным алкоголиком и вообще не понимал, как он может столько писать и при этом ещё и петь. Мало кто знал, что Владимир Семенович работает в театре на Таганке, и является блестящим актёром. Справедливости ради надо сказать, что театру и самому доставалось от власти за его диссидентские настроения в спектаклях Любшина.

 

Ко времени начала перестройки авторская песня приобрела настолько широкое значение, что горкомы КПСС были вынуждены ввести в свои штаты должности инструкторов, занимавшихся организацией движения самодеятельной песни. Это, по крайней мере, обеспечивало пригляд даже на слетах. Хотя, надо заметить, что, например, московский инструктор Ирина Алексеева была объективно ярой сторонницей движения авторской песни и мало напоминала бюрократа. Благодаря такому сотрудничеству движение получило новый толчок в развитии: с 1986 года были проведены три Всесоюзных фестиваля авторской песни в Саратове, Таллинне и Куйбышеве (Самара).

 

3. ЖАНР АВТОРСКОЙ ПЕСНИ

 

Сказать, что жанр авторской песни романс или народная песня в понимании фольклора, или это джаз, или диско, или еще что-то определенное — невозможно.

 

Чтобы определить грандиозность задачи по называнию жанра, достаточно сказать, что только лишь В. Высоцкий за свою жизнь создал более 800 песен. Можно ли определить хотя бы их жанр? Задорная "Вдох глубокий, руки шире" стала эстрадным шлягером.

 

А вот надрывные баллады из к/ф "Баллада о доблестном рыцаре Айвенго" заняли место нравоучительной философии. Чего стоит только лишь небольшой отрывок из одной них:

 

Если путь пролагая отцовским мечом,

Ты соленые слезы на ус намотал,

Если в жарком бою ты узнал что-почем, —

Значит, нужные книги ты в детстве читал.

 

Циклы сказочных песен, ироничных, политических, полублатных, военных, песен-ассоциаций, песни-рассказы столь различны между собой в творчестве В. Высоцкого, что объединяет их лишь одно — автор-исполнитель.

 

В то же время песни Юлия Кима, заряженные оптимизмом и юмором, звучат в известном кинофильме Бумбараш, как например: "Наплевать, наплевать, надоело воевать", "Моя хата с краю" или "Корабль по морю плывет, Журавль по небу летит".

 

Но там же мы видим совсем иной жанр — жанр народной песни:

 

Ходят кони над рекою,

Ищут кони водопою,

А к речке не идут:

Больно берег крут.

 

В то же время в значительной части творчества Ю. Кима сохраняется тяга к приключениям и далеким странам:

 

Хорошо идти фрегату по проливу Каттегату —

Ветер никогда не заполощет паруса.

А в проливе Скагерраке — ветры, скалы, буераки

И чудовищные раки — просто дыбом волоса!..

 

Не меньшее разнообразие можно найти в творчестве Александра Городницкого. С одной стороны марш "Атланты":

 

Когда на сердце тяжесть

И холодно в груди

К ступеням Эрмитажа

Ты в сумерках приди

 

А с другой стороны "Зимний вальс":

 

Тихо по веткам шуршит снегопад,

Сучья трещат на огне.

В эти часы, когда все еще спят,

Что вспоминается мне?

Или его знаменитые туристические Перекаты:

Все перекаты, да перекаты

Послать бы их по адресу

 

Песни Юрия Визбора отличает не только то, что они пропитаны каким-то особым покоем природы, любовью и тягой к объединению с ней, но и простота, нежность, неразрывная с суровостью путешественника, коим и был Ю. Визбор, снимая документальные фильмы о жизни страны на Севере. Его Лыжи у печки стоят или Милая моя тоже стали шлягерами, но только лишь в том смысле, что их просто знают и любят, а не в том смысле, что их слышно на каждом углу. Это — песни-настроение, они не любят шума толпы, их, в основном, поют у костра во время туристических походов. Но и у Визбора так же можно найти свою философию, как здесь, например:

 

Спокойно, дружище, спокойно

У нас еще все впереди.

Пусть шпилем ночной колокольни

Беда ковыряет в груди.

Не путай конец и кончину:

Рассветы, как прежде трубят,

Кручина твоя не причина,

А только ступень для тебя

 

Несмотря на то, что Сергей Никитин и Виктор Берковский фактически не писали текстов к исполняемым ими песням, музыка, которую они создали, определила дух теперь уже не одного поколения. Среди их произведений музыка на стихи Ю. Мориц, Шекспира, Д. Сухарева, Визбора, Д. Самойлова, Ю. Левитанского и пр. Тем не менее, жанры этих песен так же различны.

 

Сонет Шекспира "Уж если ты разлюбишь, так теперь", положенный С. Никитиным на музыку, как и положено сонету, лиричен. Трудно сравнивать его с песнями для детей, например, "Не секрет, что друзья не растут в огороде" из м/ф "Большой секрет для маленькой компании", или с вальсом "Александра" из к/ф "Москва слезам не верит" . Однако основное творчество Никитина можно определить, как песни для интеллигенции. Они обладают довольно насыщенным, красивым, но сложным музыкальным рисунком, а используемые в них стихи глубоко философские. Таковы, например, "Майдан" (А. Коротич) или "Хорошо быть молодым" (Ю. Мориц), или "Синий цвет" (Бараташвили в переводе Пастернака) и многие другие, не менее известные песни..

 

Музыка В. Берковского породила массу прекрасных песен для студенческой молодежи. Среди них "Гренада" и "Альма-матер" (Д.Сухарев).

 

Особняком стоит творчество Булата Окуджавы. Его тексты музыка и манера исполнения глубоко лиричны, их смело можно назвать городским романсом. Тем не менее, и здесь мы найдем глубочайшую философию автора-исполнителя. Вершиной ее стала песня "Молитва Франсуа Вийона":

 

Пока Земля ещё вертится, пока ещё ярок свет,

Господи, дай же Ты каждому, чего у него нет:

Умному дай голову, трусливому дай коня,

Дай счастливому денег... И не забудь про меня.

 

Но и в других песнях автора мы слышим похожие ноты:

 

Мне надо на кого-нибудь молиться!

Подумайте, простому муравью

Вдруг захотелось в ноженьки валиться,

Поверить в очарованность свою.

 

Было бы неверно думать, что жанр авторской песни, в основном, навевает грустные мысли и неизбежно сентиментален. Более молодые авторы нашли в этом жанре свою нишу. Таковы, например, А. Иващенко и Г. Васильев. В их творчестве обнаруживаются и новые мелодии для России вплоть до кантри, блюза и джаза, но текст их песен ироничен и критичен, их авторов смело можно назвать бардами-сатириками. Они юмором вскрывают не только политические недостатки общества, но их психоанализ вообще заслуживает самых высоких оценок. Например, песенка о выборах "Непутевка":

 

Летают мухи низко, ответственный момент —

По всей земле Российской идет эксперимент,

Непутевка в парадном убранстве, из уезда приехал в село

Капитан — предводитель дворянства, и урядник с клинком наголо.

Донести повеление свыше до селян предводитель спешит:

"Старый барин на пенсию вышел, выбрать нового вам надлежит".

"Царь велел, — говорит урядник, — чтоб народ выбирал господ,

И я всех запру в курятник, кто господ не признает

 

Или Глафира:

 

Приходи ко мне, Глафира, я намаялся один,

Приноси кусочек сыра, мы вдвоем его съедим.

Буду ждать желанной встречи я у двери начеку,

Приходи ко мне под вечер, приходи, попьем чайку.

Лучше быть сытым, чем голодным,

Лучше жить в мире, чем в злобе,

Лучше быть нужным, чем свободным,

Это я знаю по себе.

 

Этот обзор авторов-исполнителей можно продолжать до бесконечности. Ведь песня тем и сильна, что она авторская, то есть в ней заложена душа автора, его мировоззрение, часть его личности, характер. Любой человек может сочинить песню, и ее услышат, но будет ли она интересна многим, это отдельный вопрос. Таким образом, ясно: сколько людей столько и жанров у авторской песни, и как люди могут быть интересны или неинтересны друг другу, так и авторская песня либо становится достоянием многих или не становится ничьим, кроме самого автора. Сосчитать же, хотя бы примерно, количество авторских песен также невозможно. Их — десятки тысяч.

 

Как уже сказано было выше и показано на примерах, хотя и без звучания музыки (примеры приводились широко известные, чтобы составить представление о предмете исследования), авторская песня включает в себя все жанры музыки. На концертах и слетах можно услышать не только соло или дуэты, но и целые музыкальные коллективы, исполняющие даже симфонические произведения со скрипками, гобоями и флейтами, которые, тем не менее, принадлежат к авторской песне, и здесь же услышишь банджо и саксофон. А есть песни, которые давно уже звучат на эстраде в соответствующей современной обработке, как, например, песни Высоцкого, Кима, Берковского, Митяева и пр...

 

Поскольку мне вряд ли удасться найти что-то общее во всем вышеперечисленном с точки зрения отыскания единого жанра в обычном понимании этого понятия, и уж тем более, с точки зрения поэзии, я попытаюсь определить критерии авторской песни, исходя из ее психологизма.

 

Неоднократно по ходу своего исследования я упоминал слово "философия". Это та философия, которой мы называем жизненную позицию и мировоззрение человека. И так же, как в концепциях классиков философии отражается субъективное начало философа, в авторской песне отражаются личностные установки барда. Если они становятся интересны другим людям, как философия жизни, песня получает общее признание и становится массовой. Конечно, талант в процессе придания этой философии необходимой красивой формы, без которой не может быть ни стихотворного, ни музыкального произведения песни, имеет решающее значение. Выразить свою философию так, чтобы она стала интересной другим людям, именно как взгляд на проблемы, на наш быт, на мир вообще, предложить решение этих проблем, научить относится к ним философски, а порой и с юмором — вот, на мой взгляд, критерий отличия авторской песни от другой.

 

Зарисовкой этого критерия служит фраза, произнесенная героиней Б. Брыльска в упомянутом уже к/фильме "Ирония судьбы" после исполнения С. Никитиным песни "Если у вас нету дома". Героиня говорит: "Да, проблемная песня!"

 

Именно! Авторская песня (АП) всегда о чем-то, всегда осмысливает предмет, о котором поют, что почти всегда отличает ее от эстрадной, где поют порой о незначительном эпизоде жизни или о поверхностных переживаниях, или в легкомысленной форме, используя штампы и заезженные сюжеты и образы. Труднее сравнивать АП с творчеством отдельных музыкальных групп, таких, например, как "Машина времени", "Аквариум", "Кино", чье творчество также пронизано осмыслением и философией жизни, отчетливой жизненной позицией, прекрасной стихотворной и музыкальной формой. Здесь необходимо признать, что границы жанра эстрады и АП при таком сравнении смыкаются, что, на самом деле, неудивительно. Однако есть и отличие. Эстрадники работают на публику изначально: это и аранжировка, и вокальные данные, и шоу-сопровождение. В конечном итоге, исполнять песни В. Цоя с гитарой где-то в лесу, у костра, можно, но это будет уже не Цой. И здесь мы обнаруживаем еще один критерий отличия АП от эстрады.

 

АП, несмотря на то, что принадлежат определенному автору, с определенным мировоззрением и жизненным опытом, в массовом сознании обезличена именно потому, что философия автора, его взгляд близок многим людям. АП может исполнять, кто угодно, что даже широко приветствуется и практикуется в движении клубов самодеятельной песни.

 

Вот отрывок из интервью В. Берковского Полине Копшеевой на сайте "Обнаженная натура" (http://natura.peoples.ru/?id=27)

 

@Концерт авторской песни шел своим чередом, одни барды под неизменные аплодисменты сменяли других. Объявили Виктора Берковского — почитатели и знатоки жанра шумно обрадовались. Остальные зрители проявили бурную радость чуть позже, когда с удивлением обнаружили, что музыку многих, всем известных песен, сочинил именно Берковский. — "Гренада" и "Под музыку Вивальди", "Контрабандисты" и "На далекой Амазонке"... — Виктор, как получилось, что автор песен, ставших хрестоматийными, известен далеко не всем, кто их любит?

 

— Многие годы я сочинял песни, но не исполнял их — это делали другие замечательные барды и просто певцы. Что-то пели Кобзон, Майя Кристалинская, Лев Барашков, Алла Йошпе, ну и, естественно, Лена Камбурова, чье исполнение было наиболее заметным. Но, пока не появился квинтет Сергея Никитина, песни мои, пожалуй, не имели особой популярности. А в шестьдесят восьмом году Никитин, у которого тогда еще было мало собственных сочинений, сделал программу, полностью состоявшую из моих — они зазвучали, стали популярными. Потом одну песню спел Визбор — и до самой Юриной смерти все считали, что "Прекрасная волна" написана им. Вообще исполнитель всегда более известен, чем автор. В семьдесят девятом году до меня, наконец, дошло, как до барана... Так это говорится?

 

— До жирафа.

 

— Спасибо

 

Если эстрадные песни фактически неотрывны от их исполнителей, которые, кстати, редко являются их авторами, то, чтобы установить авторство самодеятельной песни, нужно быть хотя бы немного специалистом. Передача песен из уст в уста, практикуемая еще на заре КСП — а на слетах и в походах песни просто учили наизусть — такая передача просто игнорировала авторство. И даже такие диалоги возникали не часто.

 

— Откуда песня?

 

— Где-то под Уралом подобрал.

 

Авторство песни часто неизвестно не только, поскольку автор на нем и не настаивает особо, но еще и потому, что вложенная в песню душа становится всеобщей принадлежностью. Здесь уже трудно найти "я" автора, оно превращается в "мы", на чем и стоит движение АП, образуя братство авторской песни.

 

Обобщая все сказанное в этом разделе, можно определенно сказать лишь одно: авторская песня это не жанр, а образ жизни, который стал новой культурой для многих людей, образ жизни искренности и душевности.

 

4. БРАТСТВО

 

Зародившись более 40 лет назад, авторская песня стала массовым явлением. Уже в семидесятые годы по всей стране насчитывались сотни клубов сначала студенческой песни, потом студенты закончили ВУЗы, и буква С в аббревиатуре КСП превратилась в слово самодеятельной. Позже, когда стало ясно, что она не только самодеятельная, но и профессиональная, хотя бы потому, что звучит в широко известных и любимых фильмах, ее стали называть еще и авторской, как обобщение.

 

Впрочем, надо сказать, что с определенного времени хороший автор стал своеобразной элитой КСП, и получил особый статус: его ждали, приглашали особо, но все они люди весьма занятые и не только песенными делами, поэтому порой приходилось сталкиваться и с отказами. А КСП продолжало жить своей жизнью.

 

В середине 70-х, когда количество клубов перевалило за двести, их лидеры собрались и решили создать кусты КСП. В куст входило по 20-25 клубов. Здесь решались организационные вопросы о проведении фестивалей, конкурсов и концертов. Раз в год проходил общий городской слет, и по слету проводили кусты самостоятельно.

 

Клубы КСП были настолько различны, насколько разными путями приходили в авторскую песню их создатели. Кто-то пел сам и хотел петь для других, кто-то не мог жить без новых песен и туризма, без камерной атмосферы задушевности. Однако увеличение численности отдельного клуба было проблематичным, поскольку клуб это все же организация. Здесь и рюкзаки, и палатки нужны, и питание, а иногда и лодки в водных походах, и оборудование на сцену (а на крупных слетах строились сцены и устанавливалось акустическое оборудование — достаточно вспомнить сцену в форме гитары Грушинского фестиваля, лежащую на воде, с микрофонами и подсветкой). Поэтому обычная численность клуба не превышала 20 человек.

 

Однако на слеты всегда попадали хвосты — те, кто шел просто на природу в хорошей компании. Но, благодаря хвостам, и ширилось в большей мере движение КСП: кто-то, услышав авторскую песню один раз, полюбил ее навсегда.

 

Важным фактором был и романтизм молодых ребят и девушек. В искренней атмосфере КСП всегда легче раскрыться и узнать друг друга ближе, чем, положим, на дискотеке. Так через свои романтические настроения молодежь приобщалась к искренности, любви к природе, доброте, вниманию друг к другу, которого требуют походные условия к новой культуре отношений, формируя братство авторской песни.

 

5. СОВРЕМЕННОСТЬ

 

В эпоху демократии, ознаменовавшей современную историю России, авторская песня лишний раз доказала свою состоятельность, как самостоятельный жанр. Оказалось, что ее изначальная камерность не менее важна в эпоху гласности и свободы слова, когда она может быть противовесом тем шумихам, которые устраивает телевидение вокруг политики и эстрадных звезд. Если будет мне позволено такое сравнение, в котором, я уверен, не нуждается ни один классик авторской песни, я бы сравнил их с религиозными подвижниками, которые просто делали свое дело, невзирая на опасности и мнения, и только, благодаря этой стойкости барды донесли свою религию тем, кто в ней нуждался.

 

Сегодня авторскую песню можно слышать на радио и телевидении, где идут десятки передач на эту тему, в переходах метро и на вокзалах, ее всё еще поют в электричках, но главное она объединяет людей, близких тем самым романтическим восприятием жизни, который и породил ее.

 

Появилось множество новых авторов и просто исполнителей, создаются новые песни и реконструируются старые, идут концерты и тысячи людей по-прежнему собираются на слеты КСП.

 

Песни Высоцкого, Окуджавы, Клячкина, Визбора, Кима, Городницкого, Никитина, Берковского, Кукина и многих других авторов стали классикой своего рода. И думается, что песня эта будет иметь еще долгую жизнь, потому что, кроме социально-политических причин, вызвавших ее существование, она отражает главное — дух современного русского народа, его внутренний лиризм или сентиментальность, хоть я и не люблю этого слова в общем его смысле. Многие песни этого направления стали, в самом деле, народными. Достаточно вспомнить фильм Ирония судьбы или с легким паром , где каждая из звучащих песен, начиная с "Под крылом самолета тихонько поет зеленое море тайги" (А. Пахмутова, С. Гребенников) и заканчивая Никого не будет в доме, Кроме сумерек, Один Зимний день в сквозном проеме (Б.Пастернак, М. Таривердиев), известна каждому человеку в нашей стране.

 

Даже тот факт, что основную часть песен в этом фильме исполняет А.Пугачева величайшая певица нашей эстрады, и С. Никитин классик авторской песни говорит о том, что движение авторской песни столь значительно, что оно размывает границы между жанрами и людьми, между понятиями и чувствами. Такой она была и остается: разной и всепроникающей.

 

Тем не менее, с появлением гласности и рыночной экономики возникла проблема, которую можно определить, как эксплуатацию авторской песни — на ней стали зарабатывать деньги. Но проблема не в том, что их вообще начали зарабатывать на всем, что нравится людям и зарабатываются, в конце концов, деньги, — а в том, кто их зарабатывает.

 

Вот как оценивает эту проблему один из специалистов по раскрутке новых авторов песен Евгений Вдовин:

 

— Сегодня странная ситуация наблюдается. Во многих клубах сидят консервативные чиновники, живущие критериями 80-го года: 'У нас же фестиваль, общественное мероприятие — какие деньги? Пусть ваши ребята бесплатно выступят'. А ведь ни у кого не возникает мысли просить столяра подарить табуретку или сантехника на общественных началах кран починить. Но почему-то пригласить человека бесплатно выступить считается нормой: "Покормим, водочки попьем — все будет замечательно". Грушинский фестиваль — какое такое общественное мероприятие? Коммерция кипит с утра до вечера, люди зарабатывают бешеные деньги на торговле майками, кепками, фестивальной атрибутикой, но авторам, которые жарятся в жюри под солнцем или мокнут под дождем, не платят ни копейки. Поэтому многие заняли жесткую позицию: в этом году на Грушинском фестивале не было Никитина, Берковского, Городницкого, Мирзаяна, Егорова — из известных присутствовали лишь Сергеев и Вахнюк. Что же это такое? Фестиваль авторской песни или орда пьяных рокеров, панков, кришнаитов и тысячи жителей Самары, организованно вывезенных порайонно на праздник города? (Интервью 13.12.01. Полине Капшеевой на сайте "Обнаженная натура" http://natura.peoples.ru/?id=75)

 

Отсюда видно, что авторы песен по-прежнему остаются, своего рода, бессеребниками, придерживаясь принципа "искусство ради искусства", но, видимо, вечно так продолжаться не может.

 

Многие ли современные певцы или композиторы могут похвалиться тем, что их диски или кассеты расходятся тиражами свыше двух миллионов экземпляров? А музыкальная сказка В. Берковского и С. Никитина (либретто В. Смехова) "Али-баба и сорок разбойников" была выпущена фирмой "Мелодия" именно таким тиражом. И обсуждается возможность выпуска сказки уже на современных носителях. Из этого ясно, что авторская песня не только популярна в России, но и способна давать авторам деньги. И, возможно, что скоро и сюда придет грамотный менеджмент, способный обеспечить бардам достойное существование, и не совмещать ученые должности технарей с песенным творчеством.

 

Убьет ли этот профессионализм авторскую песню? Нет. Ведь все здесь начинается с молодежи. Это сейчас мы говорим о Никитине, Визборе и пр., как о мэтрах, но начинали-то они писать и петь, будучи студентами. Да, они сохраняют традиции КСП, но на смену им все идут и идут новые имена, новые авторы: Лида Чебоксарова, Тимур Шаов, Наталья Дудкина

 

Московский конкурс XXI, который завершится к концу 2002 года, уже услышал десятки новых песен и имен. Кто из них найдет дорогу к нашим сердцам уже в недалеком будущем?

 

Андрей Забайкальский, Геннадий Самойлов, Вера Маханькова, Павел Грачев, Татьяна Грачева, Кира Малыгина, Светлана Васильева, Дмитрий Дорохин, Евгения Браганцева, Алексей Патенков, Лев Дождев.

 

6. ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

1. Стенгазета "Менестрель" , 1, 1979, Московский городской клуб самодеятельной песни

 

2. Материалы сайта "Обнаженная натура" , http://natura.peoples.ru

 

3. Материалы сайта http://logos.siit.ru/

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2017