В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

12.01.2009
Материал относится к разделам:
  - АП как движение Анализ работы проектов, клубов, фестивалей)
Авторы: 
Малолетов Дмитрий

Источник:
http://www.guitar-club.ru/3guitars/Gusev.htm
http://www.guitar-club.ru/3guitars/Gusev.htm
 

Чтобы дерево звучало...

Встреча с людьми, настоящими профессионалами своего дела всегда интересна. Ведь эти люди, которые всю жизнь отдают искусству, творчеству, работая по зову своего сердца, в процессе своей творческой жизни накапливают много знаний, как умственных, так и духовных. Сегодня мы встретимся с замечательным мастером Николаем Гусевым, одним из лучших гитарных мастеров России. Да, создать звучащую гитару – настоящее искусство, подлинное творчество! Как рождается это чудо, отчего зависит звук гитары, что нужно сделать для того, чтобы дерево и струны заставляли тревожить человеческую душу? Ответы на эти вопросы вы найдете в этой статье.

 

Николай Гусев начал заниматься гитарами с 1990 года. До этого с 11 лет играл на классической гитаре, выступал в жанре авторской песни на ведущих площадках страны. В 1986 году познакомился с гитарным мастером В. М. Перфильевым и эта встреча перевернула его жизнь. Он стал учеником этого мастера. Осенью 1991 собрал первый авторский инструмент. С тех пор работает самостоятельно, имея собственную мастерскую. За 15 лет сделал более 50 авторских гитар ручной работы, а также отреставрировал тысячи серийных инструментов.

 

На его гитарах играют Сергей Никитин, Вадим и Валерий Мищуки, Виктор Луферов, Наталья Дудкина, Лидия Чебоксарова, Андрей Козловский. Сотрудничает с Олегом Митяевым, Олегом Газмановым и другими известными музыкантами...

 

— Николай, в России всегда любили гитару. Это самый распространенный музыкальный инструмент. Но почему же в нашей стране такие слабые гитарные традиции?

 

— В Росиии с традициями гитарных мастеров странная ситуация – их практически нет.

 

Как-то не задалась у гитары судьба в нашей стране. В конце XIX начале XX века активно развивалась семиструнная гитара, были мастера, мануфактуры, но с революцией гитару объявили инструментом мещанским, потом непмановским, и традиции мастеров, не успев толком сложиться, начали угасать – кому ж охота потерять голову, играя на инструменте, вызывающем "классовые ассоциации"?! И мастера тоже понемногу стали сходить "на нет". Известно всего несколько имен того времени — Климов В. В. и два его сына, еще авицкий Ф. – он как раз с начала 30 годов занимался развитием испанской шестиструнной гитары.

 

Ситуация изменилась с приездом Андреаса Сеговьи во время войны в Испании – он был представителем дружественных испанцев, борющихся с фашизмом, и гитара, правда, уже 6 струнная, стала инструментом романтическим и революционным. На этой гитаре стало можно играть, ее начали делать. Мастеровых инструментов того периода (это где-то с 1930 по 1960) встречается очень мало, что, видимо, отражает реальное положение с мастерами в то время. Зато в это время огромное количество струнных инструментов изготавливают бесчисленные спичечно-мебельно-лыжные фабрики, а то и "производства трудовых колоний НКВД". Существовали еще музыкальные мастера в Шихово, где делались практические любые струнные инструменты, в том числе и гитары. Но особой специализации там не было, и гитару обычно делал балалаечный или домровый мастер.

 

Где-то с начала 60-х годов появляется эта странная категория людей, начинающих делать авторские инструменты. Это, как правило, бывшие гитаристы, люди музыкальные и образованные. Начинать им приходилось практически "с нуля" — и это очень длинный и тяжелый путь. Династий как-то из этого не сложилось, и потому и по сей день не сложилось и каких либо профессиональных традиций. В восьмидесятые годы была предпринята попытка на "Московской экспериментальной фабрике музыкальных инструментов" создать школу гитарных мастеров, были набраны люди, было произведено два выпуска этой школы. Руководили этой школой известные и заслуженные гитарные мастера В. М. Беатов и Ф. М Меренский. Попытка удалась, и появилось некоторое количество мастеров, делавших инструменты на достаточно высоком профессиональном уровне. К сожалению, с наступлением "нового времени" подавляющее большинство их перестало заниматься профессиональной деятельностью.

 

— И как тогда теперь обстоит дело с количеством мастеров?

 

Мастеров по акустическим и классическим гитарам немного. Иное дело – электрогитары. Сейчас в России довольно много очень неплохих, а то и высококлассных мастеров по изготовлению таких инструментов. И это не обязательно молодые ребята. Ведь потребность появилась также в середине 60-х годов, и многие, кто тогда "на коленке" придумывал и копировал заграничные фирменные инструменты, выросли в серьезных высококлассных мастеров.

 

— Так что, в акустических гитарах потребность меньше?

 

— Ни в коем случае! Просто сделать акустику профессионального уровня – работа гораздо более сложная. Ведь наше дело состоит из двух составляющих. Первое – это владение ремеслом, совершенным умением воплотить задуманное. И в изготовлении электрогитар – это основное и совершенно необходимое дело. Дальше очень многое зависит от оснастки инструмента, качества фурнитуры и датчиков. И, конечно от качества древесины – но в меньшей степени, чем в акустике. Электрогитара с достаточно выдержанным и правильно распиленным деревом уже дает великолепный результат.

 

Другое дело – акустика. Тут мастеру мало владеть ремеслом. После овладения профессией начинается самое сложное и непонятное. Ты знаешь и умеешь, как сделать "технически". Но инструмент же должен еще и зазвучать! Сам по себе, никаких ручек и усилителей. Я первые годы работы ни про что, кроме гитар и того, как сделать их звучащими не думал, не разговаривал и даже снов других не видел. То есть дальше – только опыт. Понять материал, из которого ты делаешь данную гитару, почувствовать соотношения толщин верхней и нижней дек – это передать ученику, увы, невозможно. Видимо, мне повезло, мой учитель, Валентин Митрофанович Перфильев, смог не только передать мне ремесло, но и ему удалось научить меня думать в нужную сторону.

 

— А как же тогда серийные, фирменные инструменты? Ведь есть гитары совершенно потрясающего звучания?

 

Безусловно! Если гитара сделана мастером – это ни в коем случае не является гарантией ее качества и великолепного звучания. Судят всегда не процесс, а результат. То же самое справедливо и по отношению к "фирмЕ" — магические слова "Gibson" или "Martin" не могут заставить инструмент зазвучать волшебным образом. Но вообще, опыт таких уважаемых фирм не может не вызывать глубокого уважения и изучения. Я, пожалуй, не знаю ни одной гитарной фирмы старше, чем "Martin" . 1833 год! Да в это время еще классическая гитара не сформировалась, как современный инструмент!

 

Конечно, и киты этого бизнеса делают гитары очень разного качества изготовления и звучания. Разные ценовые категории. Ведь сделать хорошую акустическую гитару, кроме того, что сложно, еще и очень недешево. И на самых дорогих инструментах на изготовлении сидят мастера, которые делают гитару от самого начала, от выбора материала, до последнего касания и установки струн. На инструментах чуть подешевле – мастер ведет строгий контроль за отбором материала и качеством работы квалифицированных рабочих. На совсем серийных – это больше всего напоминает конвейер. Но и тут происходит строгий контроль качества.

 

Знаешь, часто спрашивают о "секретах мастерства", "тайнах лаков" и прочем романтической чепухе, окружающей изготовление музыкальных инструментов. Я придумал такую формулировку – "изготовление гитары – это секрет 1000 мелочей".

 

Существуют некие средние параметры в конструкции гитар для толщин и прочих тонкостей. И если соблюсти только все эти "тысячи мелочей" — правильно заготовить дерево, правильно его распилить, правильно изготовить все детали будущей гитары, правильно собрать, и т.д. и т.п. — то получится уже очень хороший инструмент. И, понятное дело, что массовое производство просто не сможет все это соблюсти. Потому и существуют ценовые категории.

 

— Расскажи о дереве, о его заготовке — ведь это тоже какой-то очень непростой процесс?

 

— Да... Дерево – это наша, российских мастеров, огромная проблема... В теории так: — профессионалы отбирают дерево еще на стадии вырубки, и после этого его годами выдерживают, постепенно распиливая на массивы, которые приближаются к размерам будущих заготовок. Никакой искусственной сушки, несколько лет оно лежит под навесом, потом перебирается в закрытые склады, и так и сохнет. Минимальный срок (в идеале) – 10 лет. Чем больше, тем лучше. Конечно, это процесс дорогостоящий – дерево лежит, денег не приносит, а ты платишь за склады, рабочим, и так далее. Конечно, у музыкальных фирм, существующих веками, эта проблема решена, у них все свое и каждый год они закладывают новые запасы. Есть так же фирмы, занимающиеся сугубо заготовками дерева. И материал там очень разный – искусственная сушка по современным технологиям – достаточно дешев, естественной сушки и десятилетия выдержки – очень дорогой.

 

— А какие породы дерева применяются в вашей работе?

 

— Перечень не очень велик. Верхняя дека – ель, канадский кедр. Елей много разновидностей, и, как ни удивительно, ареал произрастания ели с самой высокой акустической константой находится у нас под Вологдой. Сейчас из нее успешно делают вагонку, плинтуса, и другие полезные вещи.

 

Корпус гитары – палисандр, клен, орех, красное дерево. Для "классики" традиционен только палисандр, остальные породы как бы заменители. Для гитар "western" используются все эти породы, и зачастую бывает, что кленовая гитара даже дороже, чем палисандровая.

 

Гриф – красное дерево, орех. Накладка на грифе – черное дерево или палисандр.

Как видно из названий, у нас растет только ель и клен. Но так как отсутствует в России такая тема, как заготовка музыкальной древесины, то остается только заказывать все это на Западе.

 

— Ну, а какие тенденции ты видишь в современном гитаростроении?

 

— Тенденции... Разные. Первое – качество инструментов стало неизмеримо выше. С приходом на рынок фирменных гитар стало уже как-то неудобно говорить, что, мол, гитара моя выглядит плохонько, и сделана кривовато, зато она звучит лучше всех... Да и информация появилась в огромном количестве, пусть у нас нет Школы, но в других-то странах она есть! И не одна. Да и конкурировать с "фирмОй" оказалось не так уж сложно – по-настоящему дорогие инструменты приезжают редко – оно и понятно, не у всякого музыканта есть 5-10 тысяч долларов для покупки такого раритета. А что до класса "до 5 тысяч долларов" — мы вполне справляемся. Тем более что стоимость российских гитар в два и более раз меньше. Так что конкуренция тут на уровне "брендов" — что выбрать "Gibson" или Николай Гусев?

 

Второе – сейчас практически все акустические инструменты просят оснащать какой-либо электроникой. Даже классику. Да, в студийной работе, конечно, все пишут через микрофон, но в концертной практике гораздо удобнее пользоваться электронной системой съема звука. И даже тут у нас есть свои мастера – ведущие фирмы по изготовлению пикапов, как выясняется, отчаянно экономят на элементной базе. И если "апгрейдить" фирменный датчик более дорогими микросхемами, или сделать свой, то результат получается превосходный.

 

Ну, и третье – это как раз не очень веселое. Когда я начинал заниматься "гитаростроением", было огромное количество молодых ребят, кто "горел" этим делом, придумывали, экспериментировали, работали... Сейчас, увы, ситуация совершенно обратная. За последние 15 лет количество мастеров уменьшилось, боюсь, раз в 10... И новых не появляется. Говорю про акустические гитары – как я уже сказал, ситуация с "электро" совсем обратная. Виной тому и сложность этого ремесла, и отсутствие каких-либо условий – мастерских, обучения, дерева, в конце концов... Даже в старые времена был в ходу анекдот: "что такой радостный? – Гитару продал! — И чего? – Материала куплю!"

 

Некоторые музыканты сетуют на дороговизну мастеровых гитар. Но с бизнесменами разговор повторяется обычно слово в слово: "Сколько у вас стоит гитара? – Полторы тысячи у.е. (в глазах появляется уважение, тон меняется) – И сколько в месяц? Надо сказать, что после ответа на этот вопрос уважение пропадает, тон меняется на соболезнующий... "Ну, это не бизнес... Увы... Не бизнес". Одна гитара делается от полутора до двух с половиной месяцев. И по-другому нереально. Ясное дело, что это не сильно выгодно, делать новые инструменты. На ремонте и реставрации мастер за то же самое время зарабатывает в два-три раза большие деньги. Так собственно и выживают.

 

Новые инструменты интересно делать под какого-то конкретного музыканта, творчество которого тебе симпатично.

 

— Кто из музыкантов играет на твоих гитарах?

 

— Много разных, всех не перечислишь... В свое время я очень увлекался авторской песней, даже сам выступал в этом жанре, на серьезных площадках, типа Театра Эстрады, к/з Росcии... Поэтому многие известные в этом жанре люди играют на моих инструментах – Сергей Никитин, Вадим и Валерий Мищуки, Виктор Луферов, Наталья Дудкина, Лидия Чебоксарова... Андрей Козловский играет на гитаре western моей работы. Постоянно занимаюсь гитарами – ремонтирую, привожу в порядок у Олега Митяева, Олега Газманова... Все струнные инструменты группы "ГрассМейстер" постоянно проходят через мою мастерскую. С Андреем Шепелевым мы сейчас совместно делаем "Dobro" — его и моя голова, мои руки.

 

Есть в этом деле, конечно, и большое счастье. Когда ты слышишь музыку, которую классные музыканты играют на сделанных твоими руками инструментах – это очень здорово. Тут уже не до размышлений – выгодно-невыгодно, тяжело-легко.... Сразу понятно, зачем и для чего ты работаешь.

 

Беседовал Дмитрий Малолетов

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2021