В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

26.01.2009
Материал относится к разделам:
  - АП как искусcтво
  - АП как движение Анализ работы проектов, клубов, фестивалей)
Авторы: 
Мишталь Сталина Соломоновна

Источник:
Из материалов Дней Самодеятельной Песни, 1985 г., КСП "Поиск", г. Владивосток. Архив КСП "Поиск" (г. Владивосток), машинописная копия. Материал предоставила Потапова О. Ю.
 

О "Поиске", Рыбалке и "Клопе"

Три года клуб строили. Самозабвенно, самоотреченно — всё на строительство клуба. Задача стояла не из легких: превратить загаженный, заброшенный аварийный чердак в клуб песни. Строили и мечтали о творческой работе, подавляя в себе это страстное желание превратиться из строителей в созидателей новых песенных форм. Нужен был "демографический" если не взрыв, то толчок, нужен был приток новых молодых. Объявили. Пригласили — что с ними делать? Поиск! Прекрасное название клуба. Именно поиск, неутомимый творческий поиск привел к решению задачи, к блестящему решению. Результаты мы увидели в марте 1983 года. За удивительно короткий срок новое пополнение, все кто пришел по приглашению клуба осенью 1982 г., вышли на сцену и показали собравшимся в марте на ДСП сказки "Али-баба и сорок разбойников", и это было не случайно. Осенью 1981 г. в гостях на "Приморских струнах" был Виктор Берковский. Так что поиск велся в заданном потоке движения. "Али баба" был на слуху уже год, и появление пластинки, работа с ней стала благодатным материалом для совместной работы всех поисковиков: и старичков и зеленой молодежи. Вырвавшийся из-под бремени "прорабской" деятельности Рыбалка оказался начинающим режиссером. Клуб бурлил, жил, стремительно страстно на творческом подъеме. Споров, крика, шума было вокруг превеликое множество. КСП и театр, да еще мьюзикл. Что это? Правомерно? Или это искривления и завихрения? А как же традиционная форма песни и ее подача со сцены в зал на слушателя тоже в традиционной доверительной манере? А как же высокие образцы теперь уже классики КСП такого дуэта как Никитины или объединенные с Берковским трио и квартеты? Но ведь "Али баба" это тоже Никитины и Берковский! Стоит дерзнуть! "Поиск" дерзнул и поставил. Но ведь это же не театр!? Двигаться не умеют, проколы на каждом шагу то со светом, то с муз. сопровождением, то с запоздалым выходом, то с костюмом непорядок. Да! Да! Все верно! Но разве в этом находки "Поиска"? Самое главное мы увидели коллектив и его работу. Дружный азартный коллектив, для которого отсутствие профессионального мастерства не стало препятствием творчеству. А творческого было хоть отбавляй: и декорации, и костюмы, и остроумные находки. Например, в замене коней разбитыми швабрами, и многие другие. А как играли! Сам Али баба и его несравненный жадюга брат и женщины, жены братьев! А базар! Персидский базар. Прошло уже два года, а я все вижу спектакль как живой, вижу и слышу. Большая радость была от сознания, что найдена форма вовлечения молодых в работу, привлечение их, приобщение их нашему песенному делу. В работе хватило места всем: и поющим, и непоющим, и талантливым, и менее талантливым, но молодым, горячим, полным желания творить и действовать. Именно эти события убедили меня в правомерности форм работы с песней. При этом главное, как я поняла жажда творчества, это отсутствие затверженных, заученных, заштампованных приемов, сохранение прямых дружеских искренних контактов, кто на сцене с теми, кто в зале, максимальное донесение до них смысловой песенной нагрузки, не допуская при этом излишней помпезности в музыкальном, световом и других приемах оформления песни. То есть искренний дружеский контакт с залом (мы не артисты) с максимально выявленной смысловой нагрузкой. Почему только эти события убедили, почему не раньше, как, через какие тернии на этом пути я прошла и пришла к такого рода откровениям.

 

Первые впечатления при выезде на 25 слет Московского КСП — май 1981 — после 10-летнего перерыва (отъезд из Ленинграда на Камчатку, работа) оглушили меня вот тем самым многообразием форм и несчетным количеством "звезд СП" и массовостью события, усиленного факельным шествием. Это все было грандиозно, необычно, оглушающе. Тогда же впервые я увидела "Последний шанс". Не поняла — откуда это? Переварить все это оказалось непросто. Особенно, когда я пошла от костра к костру послушать и попеть у увидела нечто незабываемое: костер, толпа плотная, вытянувшая шеи в направлении источника звука. Звук издает популярный автор — "звезда". Именно издает звук, сила которого рассчитана не на... (Фантастика!) на придвинутые к самому лицу микрофоны на палках (журавлях) от портативных магнитофонов. Микрофоны закрыли лицо поющего. Еле уловимые звуки достигают только тех, кому повезло. Что это? Где я? Вспомнила наши песенные "скалы". Костры. Общий костер на скале, откуда на километры летела песня в Карельской ночи над Соколиным озером. Всего 10 лет назад, и что же: толпа слушателей — единицы поющих, повальная "звездная болезнь". Я не могла до конца проснуться и осознать, как я отстала. С тем и начала организацию клуба на Камчатке. Предстояло преодолеть, ликвидировать свое собственное отставание. Возникла потребность обновления фонотеки. Друзья помогли. За два года фонотека была сформирована. А сознание? Я начала организацию знакомым мне путем от единства формы: песня — заинтересованный слушатель — общее пение. "Пойте с нами!" — это был призыв и к тем, кто умеет и к тем, кто не умеет, но очень хочет — Пойте! В песне радость. Песня — это общение! Пойте! Слушайте! Мешала этому простому тезису, этому призыву бесконечная полемика с Ястребовым (мы были вместе с ним на 25 слете в Москве) об уровне исполнительского мастерства. Он воспринял урок Москвы прямо противоположно моему восприятию. Он понял сам и убеждал меня и всех в клубе, т.к. единственный музыкально-грамотный человек, что петь только потому что любишь петь — нельзя, надо еще и уметь петь. И только достигнув совершенства, можно открыть рот для песни. Эта позиция больших возможностей, назовем ее "звездной" в отличие от массовой, когда поют все, кто хочет и как может. Эти принципиально разные позиции в одном клубе привели к конфликту и уходу Ястребова из клуба. И только с приходом Лысикова и Степанова, неповторимого и непревзойденного дуэта, их внешнее дружелюбие и обаяние сплотило клуб вокруг песни так, что запели все, и каждой встречи ждали как праздника, и поездку к вам на "Приморские струны" восприняли как праздник. Это было лучшее время в жизни нашего клуба. Поэтому весной 1983 г. когда мы приехали и увидели "Али бабу", я наконец поняла, что за десять лет подросло новое поколение, пришли люди иной формации, просто подросли наши дети, воспитанные на той нашей традиционной песне, впитавшие ее и на ее уже основе ищущие новых форм общения и самовыражения.

 

К тому времени через сына и его друзей я соприкоснулась с очень интересной джазовой современной музыкой, услышала и поняла новые ритмы века, ритмы нового поколения. И со всем этим пришло новое понимание более углубленное и серьезное, отмахнуться от него, просто не услышать означало обокрасть, обеднить себя. Но это вовсе не значит, что с пониманием и принятием нового, в том числе и разнообразие форм песенного творчества из жизни КСП может уйти основа ее песня как таковая. Песня изначальная, песня 50-60 г. И ту самую главную самую первую форму песенного общения нельзя предавать забвению — это наши корни, наши истоки — песня — заинтересованный слушатель — общение. Пойте с нами! Пойте! В песне радость! Песня это общение — Пойте! Слушайте и пойте!

 

Вернемся к "Поиску". В 1982 г. осенью Камчатка привезла Ю. Кима. Осенью 1983 Рыбалка встретился с Кимом на "Камчатской гитаре" и заболел окончательно и бесповоротно его драматургией. И весной 1984 г. мы увидели новую работу "Поиска" мюзикл "Недоросль" (по Фонвизину) муз. Ю. Михайлова. Режиссер-постановщик Сергей Рыбалка. Поиск продолжался. Направление поиска, его основа — вовлечение в работу независимо от природных данных всех желающих. Задача казалось бы неразрешимая. Ну как с малым количеством "голосов" охватить большое количество участников мюзикла. Голосов явно не хватало на всех действующих лиц. Выход был найден блестяще. Усатый Рыбалка исполнял арии за тех, кто не умел петь, меняя головные уборы. И все получилось — это невозможно описать, это надо видеть и слышать все вместе: и то, что на сцене и то, что в зале, его реакцию — зал стонал, хохотал до слез, он был не просто свидетелем, зрителем, он был азартным активным соучастником происходящего на сцене. Вот что главное определяющее в нашей КСПшной жизни, творческая общность, взаимопонимание единомышленников. И этому нельзя не радоваться, не приветствовать. Это надо развивать и всячески поощрять.

 

И вот через две постановки, через новые пробы, робкие неуверенные шаги, принесшие успех и признание и горечь недоработок не позволивших к большому сожалению их повторить ни разу. Пришли к идее создания мюзикла "Клоп" по Маяковскому, автор муз. Дашкевич и Ю. Михайлов. Уже весной сразу после "Недоросля" Рыбалка заболел "Клопом". Но нет еще ни сценария, ни фонограммы, только две-три песни: ария Присыпкина и Баяна на рынке — сцена НЭП. И все. Когда мы встретились с ним и Андреем Козловым на БАМе, в Тынде, куда они добрались в угольном тендере паровоза (спешили), первое что было сказано после приветствия — послушай! И тут же на завалинке штаба ЦК БАМ расчехлили гитару, из футляра извлекли скрипку и... Зазвучала, запела и полилась мелодия тех далеких забытых времен НЭП 20-х годов. Это было так необычно и здорово, что захотелось увидеть, как же все это будет сделано, увидеть все целиком. И вот весна 1985 г., Дни самодеятельной песни во Владивостоке. В гостях А. Дулов. Группа "Последний шанс" и мюзикл "Клоп" КСП "Поиск", режиссер-постановщик Рыбалка.

 

Когда я получила от Сергея фонограмму "Клопа" в постановке училища им. Гнесиных, прослушала и ничего не поняла, огорчилась. Сложно. Прочитала "Клопа" в оригинале, огорчилась пуще прежнего. Справятся ли? Музыкально-сатирическая драма. Силами КСП... Смело. И вот премьера. На одном дыхании пролетело время. События на сцене разворачивались логично, четко, зрелищно, на подъеме. Не было вялых, не включившихся в игру, а ведь это не артисты, которым профессиональное мастерство помогает держать себя в форме. Здесь фактически предельно работает искренность, радость творчества, самой игры и контакт с теми, кто в зале. Потом на семинаре, на разборе Борис Золотов очень верно сказал, что с точки зрения профессионального разбора Спектакль можно просто разгромить по многим позициям, но сила воздействия так очевидна, что профессиональный театр с его безукоризненной отработкой спектакля может позавидовать такому живому горячему контакту с залом, такому осмыслению темы.

 

elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2022