В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

17.04.2009
Материал относится к разделам:
  - Фестивали. Фестиваль им. В. Грушина
Авторы: 
Зуев Алексей
 

XXXV Грушинский фестиваль (2008 год, Фёдоровские луга)

Как это было

 

Дорога

 

В этом году я хотел заехать по крайней мере на неделю, даже взял отпуск — но дожди спутали все планы, было неохота мокнуть с ребёнком в лесу — и мы с ним поехали в среду вечером.

 

В полупустом вагоне электрички Сызрань — Жигулёвское море почти половина пассажиров явно ехала на Грушинский: кроме нас с Ваней, были парень с девушкой туристского вида, почти трезвый мужчина средних лет с рюкзаком и группа мОлодёжи обоего полу лет так по 16, из багажа которых наблюдались лишь несколько баклах пЫва. Они сами подошли ко мне и объяснили, что ну очень хотят "на Грушу", причём "на новую", но ни разу там не были, хотя там, говорят, "клёво". Я их, естественно, разочаровал — нисколько там, в Фёдоровке, не клёво, а напротив, очень даже скучно — разные там барды, песни и никакой тусовки. И они, разочарованные, поехали на Мастрюки — по крайней мере, в Фёдоровке я их не видел.

 

Мужик, как потом выяснилось, ехал на Мастрюки, к нашим сызранским. Ну я воспользовался случаем и передал с ним привет всем знакомым. А ребята-туристы — Лена и Ринат из Перми — тоже ехали на Мастрюки. Это была их вторая Грушинка, и сразу было видно, что они — подлинные любители авторской песни. Я предложил им поехать в Фёдоровку, поскольку они были не уверены, что найдут своих на Озёрах. Даже дал почитать в телефоне сайты с программами обоих фестивалей. И они согласились.

 

Итак, доехав до Жиг. моря, мы встали перед выбором: ждать полтора часа электричку, затем катиться вниз по склону и пару километров ковылять с вещами до лагеря, либо воспользоваться услугами многочисленных газелистов, всего за 50 рублей грозившихся довезти до самой Поляны. Выбор был очевиден, нас набралось 7 человек, и мы поехали на "Газели". Правда, по пути водила пытался содрать с нас хотя бы рублей по 70, но мы не поддались на провокации, и через 15 минут (из которых последний километр мы еле ползли по жуткой грязи, боясь застрять) мы были у шлагбаума. К слову, уже в четверг газелисты брали по 100 рублей либо вообще отказывались везти до шлагбаума, и мои друзья шли от турбаз через поле (по дороге было не пройти) — вот такой "русский икстрим".

 

Ура, мы на месте! Ну, здравствуй, Грушинка!!!

 

Прошли мы через бедненькую торговую поляну, затем по понтонному мостику, по привычной дороге в горку — и вот он, лагерь — слева, напротив лагеря охраны, как всегда. Табличка "Пансионат ХИМИК" на месте, палатка "дежурных" из Таганрога — вот она; даже умывальник, фонарики и кострище с прошлого года сохранились. Правда, как позже выяснилось, добрую половину огороженной заранее территории уже заняли — похоже, люди, близкие к организаторам, ибо у них даже розетка в лагере была (от оргов протянутая). Ну, мы с ними ругаться не стали, даже наоборот — подружились; и их розетка весьма пригодилась нам для подзарядки телефонов.

 

С нами в лагерь встали и упомянутые выше Лена с Ринатом ("Пока своих не найдём — вы, вроде, ребята хорошие"), а также — мир тесен! — те три дамы из Челябинской области, которые составляли нам компанию в "Газели". Так что обустроиться было делом техники.

 

Тут подъехало семейство Андрея-Амара (который, как обычно, был старшим в лагере), и мы пошли помогать носить вещи. Увидев эту кучу возле шлагбаума, я подумал, что Амар разбогател и купил-таки "Газельку". Но оказалось, что всё это, включая ещё четырёх человек, было привезено на простой "Ниве". Как туда всё поместилось — риторический вопрос, сродни извечным российским вопросам "Что делать?", "Кто виноват?", "Откуда берётся пыль?" и "Куда деваются деньги?" И.Е. Репин бы прослезился, увидев нас — бурлаков-2008!

 

А когда я после дождичка в четверг пошёл встречать свою Оксану, мне "посчастливилось" растянуться во весь рост прямо на тропе! Да ещё и ребёнка за собой утянул... Пришлось, говоря разные однокоренные слова, переодеваться и идти стирать в протоке свою любимую мамакабовскую майку и шорты...

 

Обустройство

 

Притащили мы вещи, поставили палатки, натянули тент (как оказалось, очень кстати!) организовали костёр и пошли прогуляться, а заодно и водички принести.

 

Выяснилось, что фестивальный лагерь несколько отличается от прошлогоднего. Так, главная — Третья — эстрада перебралась с тесной и сырой полянки на простор к озеру; появилась новая сцена — СГАУ (хорошее название, ничего не скажешь! хоть бы "Чайханой" обозвали, ибо она там и проходила); через озеро прямо рядом с "Гитарой" проложили понтонный мост (весьма кстати! и даже паром для переброски участников на сцену не потребовался — сплошная экономия!). Детская эстрада оказались на прежнем месте, только развёрнутой к дороге. Зазеркалье тоже на месте: по-моему, подход стал удобнее, но вот навес над сценой не помешал бы! Самой дальней оказалась сцена "Мы вместе". А самой ближней к нашему лагерю — маленькая, камерная сцена в лагере "Семейки", где, тем не менее, прошёл ряд замечательных концертов. Впрочем, из нашего лагеря было хорошо слышно как 3 сцену, так и Гитару.

 

Но вернусь к воде. Новая скважина была рядом со старой, загубленной вандалами в прошлом году; вода оказалась вполне пригодной для питья. Зато с неба вода лилась без ограничений — дождь шёл каждый день. Правда, не очень сильный, но вполне нудный. Так что было время посидеть под тентом, согреться чаем и попеть. Как оказалось, скрытые таланты дремлют в каждом из обитателей "Химика": кто петь умеет, кто играть, а кто — и слушать (поверьте, это тоже талант!)

 

Огорчило отсутствие бесплатных туалетов (они были только в дальнем конце лагеря, по дороге к станции "Пискалы", прямо рядом с православным лагерем — к чему бы это?). Были 2 платных туалета — на рынке (10 руб.) и у доски объявлений (8 руб.). Обидно, однако! Но мы и это пережили (как — не скажу!).

 

У дороги, как и прежде, стояли несгибаемые коммунисты (иногда ходившие строем под стихи Маяковского про ананасы и рябчиков, как прежде кришнаиты). У шлагбаума бодрая вывеска указывала на "Кришна-лэнд" (да здравствуют американские спонсоры этой "индийской" религии!) А прямо напротив нас расположилась "Академия Светланы Пеуновой" (раньше, помнится, она была "школой"; прогресс налицо — как говорится, каждое ПТУ превратилось из ПрофТехУчилища в Престижный Технический Университет). Они даже петь пытались через усилитель о своей любви к своей Учительнице, но сие несанкционированное действо организаторы быстренько пресекли. Был и Антон Кротов со своими автостопщиками, были и другие знакомые и новые лагеря — устроенные как по "территориальному" признаку, так и "по интересам".

 

А вот рынок огорчил. Выбор продуктов был не самым богатым (помню, мы еле нашли пакет рису!). А вот снаряжения, можно сказать, не было вовсе. Да, ижевчане по-прежнему торговали "пенками" (250 руб. большая и 50 руб. "пiджопник" — к слову, на самом ижевском заводе пластмасс большая пенка с небольшим браком продаётся рублей за 60). Были 2 точки с рюкзаками — челнинская и уфимская (мы взяли Оксане небольшой, аккуратный уфимский рюкзачок). А вот палаток не было (единственную "точку" с непонятным ассортиментом и умопомрачительными ценами я не считаю). Всякие майки (с разными "прикольными", с точки зрения их авторов, надписями — типа "Осенью все птицы летят на ЙУХ") и прочую символику продавали само собой (мне очень понравилась надпись "Федоровские ОЗЕРА" — может, всё-таки ЛУГА?!?).

 

Музыка тоже продавалась. На рынке диски и кассеты продавали в трёх местах, но явно из одного источника. Цены, учитывая непопсовость большинства записей, были вполне приемлемыми. Ну и, конечно же, их продавали прямо на концертах; особенно порадовала палатка "Невский, 32" около третьей сцены. Так что я слегка прибарахлился, разжившись новыми альбомами Андрея Козловского, "Медвежьего угла", Ларисы Брохман и ДВД Виктора Третьякова. Кстати, под видом "нового" и "самого последнего" упорно предлагали прошлогодний "Инструментальный альбом" Грассов (записанный ещё с Тимуром).

 

Ну вот, прошли мы всё, вернулись к костру, и начался вечер воспоминаний, плавно перешедший во встречу рассвета. Я ещё умудрился пару часов после этого поспать (так хорошо спит(ь)ся на мягком надувном матрасе! — старость, наверное), но около девяти утра меня разбудили звуки разборки — у нас появились новые соседи, с виду респектабельные, но ведущие себя прямо как пьяные малолетки. "Да, вот и фестиваль начался" — подумал я и вылез из палатки.

 

Фестиваль

 

Программа Фестиваля началась, как и положено, в четверг (хотя уже в среду вечером на некоторых площадках шли концерты). Уже с утра по тропинке мимо нашего лагеря гордо шествовали прибывающие гости. Хорошо было видно, кто приехал — мимо нас никто не пройдёт! Вот Алексей Иващенко, вот Виктор Третьяков, вот вся Казань — Бикчентаев, Боков, Зиганшина, Галеева... А тут вдруг крик: "Эй, химики, здорОво!"; смотрим — Тимур Ведерников, собственной персоной. И, как потом оказалось, не один: он привёз с собой потрясающего кларнетиста Сергея Шитова, который, бесспорно (или всё-таки "без-"?) стал гвоздём 35-й Грушинки (о чём — позже).

 

Уже в обед началось прослушивание, в котором активно участвовали и наши самарские соседи — кстати, с песнями из трофимовского репертуара — "Голуби" и "Колыбельная для России". В 2 часа пополудни в четверг на сцене СГАУ под проливным дождём впервые выступили Ирина Сурина, Тимур Ведерников, Александр Родовский и Сергей Шитов. Концерт получился очень камерным, вполне акустическим, ибо все слушатели сели вплотную к сцене под парашют, который, кстати, почти и не задерживал дождь, так что Ирина, как Мэри Поппинс, пела под зонтом. И это стало ещё одним положительным впечатлением, вопреки ненастью.

 

Вообще, программа была вполне приятной. Не хватало только "мэтров" бардовской песни. Хотя "Песни нашего века" и звучали на третьей эстраде. А так состав был вполне обычным (см. анонс на главной странице). Приятно удивило, что на доске объявлений довольно своевременно вывешивалось "меню" для ВСЕХ сцен; на каждой сцене оно тоже присутствовало, так что спланировать свои переходы от сцене к сцене было вполне возможно. Хотя лучше всего было придерживаться проверенной тактики — сесть у одной сцены, и рано или поздно услышишь всех участников Фестиваля.

 

Я рад, что и сам, и мои близкие получили огромное удовольствие, послушав то, что хотели. Так, Виктор Третьяков представлял свои новые песни из ещё не изданного альбома (скажу честно — запомнилась только "Аритмия"). Новый альбом представлял "Медвежий угол" (мои были просто в шоке от их энергии, особенно от горлового пения Саши Батракова — жаль, что он так и не выбрал времени и не откликнулся на наш зов в гости!).

 

А потрясающие новые песни в исполнении Ирины Суриной? Люди плакали, слушая "Молитву":

 

Вижу — рвутся незримые нити:

Не летай высоко, поделом!

Их случайно мой ангел-хранитель

Зацепил, пролетая, крылом...

 

Или "Непутёвый", спетый как вместе с Алексеем Иващенко, так и неоднократно — без него. Или вот: сыграв проигрыш к "Достаточно", Тимур с Ириной вдруг запели: "Ты с высоты..." — и допели до конца эту "Бравовскую" вещь. Импровизация, блин!

 

Жаль только, что не было Романа Ланкина (значок с его фамилией носил Саша Родовский) и без него не сыграли босса-нов...

 

Но самыми поразительными были, безусловно, концерты в Зазеркалье в ночь с четверга на пятницу и с пятницы на субботу. Я нарочно не разношу эти концерты по датам, ибо в них было очень много общего. Музыканты импровизировали вовсю, играя самыми разными составами (как вам, например, Сурина-Зиганшина-Иващенко-Ведерников-Шитов?) Вовсю оттягивались "Тимур Абрамович Ведерников и Сергей Моисеевич Шитов" — их импровизация на молдавские мотивы плавно перешла в "семь-сорок", а потом Лариса Брохман, которой я не слышал уже лет десять, спела нечто совершенно потрясающе еврейское... А уж "Пёрышки у птички", когда вместо скрипки звучит кларнет... Кстати, Тимур в этот раз спел много песен Сергея Трофимова: кроме уже привычных "Когда окончится война" и "Родины" он пел "Крылья", "Первый шаг", а уж как они с Шитовым исполнили "Столичную" ("Уважаемый Лужков-задэ...")! Очевидно, и вправду сказался опыт игры на азербайджанских свадьбах!

 

Были и гости с Мастрюков. Так, ближе к вечеру субботы на "детской" эстраде был замечен Вовка Кожекин. Да и наши ездили на Мастрюки в гости. Я не поехал — погода, типа, плохая была. Может, и зря...

 

Ближе к пяти утра субботы генератор не выдержал нагрузок и лагерь остался без света — так бесславно завершился ночной концерт на третьей эстраде с пятницы на субботу — прямо на самой середине "Приличной дамы" в исполнении Ларисы Брохман и в сопровождении зала...

 

Столько положительной энергии было вылито на окружающих во время концертов! И не странно, что артисты выложились "по полной" — СПАСИБО ВАМ!!!

 

Мысли вслух

 

Но не всё прошло, ИМХО, гладко. Во-первых, этот фестиваль привлёк гораздо больше гопоты, чем предыдущий. Даже на Горе нам попался совершенно обдолбанный соседушка, ведший себя ну очень вызывающе. К счастью, он вскоре свалил, иначе, боюсь, дошло бы до драки. Да и в лагерях то и дело мелькали пьяненькие пОдростки и периодически раздавалось разное там "Всё идёт по плану". Гора в этот раз была гораздо беднее прошлогодней, по крайней мере, к началу концерта там собралась от силы тысяча человек. Потом люди приходили и уходили, и сидело на Горе не больше трёх тысяч (конечно, я могу и ошибаться). Программа Горы также была без изюминки. Добротно, хорошо, но всё же... В качестве "свадебного генерала" пригласили Евгения Евтушенко, которого вывели под руки на Гитару, где он встал на стульчик... (зачёркнуто) и рассказал стихотворение, а за это ему от артели самарских кузнецов подарили статуэтку "Кузнечного Оскара" (интересно, было ли на нём написано 'Куй с нами!'?). Каюсь — я выдержал только до "Белой гвардии" и ушёл в лагерь. Кстати, оттуда очень хорошо было слышно концерт и видно Гору. Так что и "Гора, гори!", и "Солнышко лесное" мы пели хором вместе с Горой и в такт светили фонариками.

 

Второе неприятно поразившее — это пьянство. Пример — ранним утром у главной дороги в позе эмбриона (лицом в колени) спал некий молодец, рядом с которым добрая душа повесила рукописную табличку:

 

Напился, ругался, сломал деревцо,

Стыдно смотреть людям в лицо!

 

Свободная продажа пива на рынке — это ещё пол-беды. Но когда исполнители прямо на сцене хлещут коньяк (хорошо ещё — не "як конь")!?! Или вот: один любимый мной исполнитель на первом же сольном концерте дал изрядный повод усомниться в своей трезвости: нёс какую-то околесицу, забывал слова (что вообще-то бывает) и явно лажал в аккордах (а вот этого за ним никогда не водилось!). А во все оставшиеся дни он хрипел и жаловался, что в первый день сорвал голос... А ведь как сказал один мудрец: "Бард — это прежде всего музыкант, а только потом — пьяная морда".

 

Хотя во всём есть и положительные стороны — например, на бард-банкете после Горы Сергей Шитов так играл! (а у нас в лагере было отлично слышно). Конечно, мне возразят, что пили и раньше, но не так же явно! Так что в грушинском "сухом законе" есть своя прелесть... Да, лицемерить не стОит, кто захочет — тот напьётся, но если так в открытую пропагандировать пьянство, то скоро мы в Фёдоровке обретём подлинную "грушу", и вся гопота будет там...

 

Отъезд

 

Но всё хорошее когда-нибудь кончается. Так и тридцать пятая Грушинка завершилась. И все остались довольны. Одни — тем, что встретили старых друзей. Другие — что завели новых. Третьи — что выступили и даже стали лауреатами. Четвёртые — что послушали любимых артистов. Пятые — просто что не померли наутро.

 

И мы с чувством глубоко выполненного долга отправились домой. Поскольку до Сызрани нас было уже шестеро, мы решили нанять "газельку" прямо до дома. До кучи нашли ещё четырёх попутчиков, и выяснилось, что доехать 100 км до Сызрани (200 руб. с человека) стОит чуть ли не дешевле, чем доехать 15 км до Жиг. моря (80-100 руб.). Или я чего-то не понимаю, или одно из двух! Но философствовать было некогда, и ближе к вечеру воскресенья мы тепло попрощались с друзьями, погрузили измученные тела в микроавтобус и с ветерком поехали домой, к горячему душу, мягкой постели и повседневным делам-заботам...

 

Уже дома, подводя итоги, я понял: фестиваль удался. Мы встретились со старыми друзьями, обрели новых, послушали любимых исполнителей, пожили в неповторимой грушинской атмосфере... И это, поверьте, не просто слова!

 

Прощай, Тридцать пятая Грушинка, до будущей Горы!

 

ЗЫ: все совпадения имён, паролей и явок неслучайны; но если я кого ненароком обидел — простите!

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2017