В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

03.05.2009
Материал относится к разделам:
  - АП как искусcтво
Авторы: 
Юринов Владимир

Источник:
от автора
 

Услышать музыку сфер

В настоящем... ну, скажем, ЭССЕ (просто нравится это слово!) под общим объединяющим названием собраны три абсолютно самостоятельные статьи, каждая из которых может существовать независимо от других, но, тем не менее, сведённые "под одну крышу", они получают некий новый взаимообогащаюший смысл, некую "сверхидею", отказываться от которой было бы, по крайней мере, неразумно.

 

Порядок и название статей (частей) носят чисто условный характер и выбраны по прихоти автора.

 

УСЛЫШАТЬ МУЗЫКУ СФЕР

 

Часть первая.

 

Космическая (теоретическая)

 

"То, что находится внизу [на Земле], подобно находящемуся наверху [на небе]... ради выполнения чуда единства"

 

Гермес Трисмегист "Изумрудная скрижаль"

 

"Моя религия состоит в чувстве скромного восхищения перед безграничной разумностью, проявляющей себя в мельчайших деталях той картины мира, которую мы способны частично охватить и познать нашим умом... Эта глубокая эмоциональная уверенность в высшей степени логической стройности устройства Вселенной... и есть моя идея Бога"

 

Альберт Эйнштейн

 

С чего всё началось?

 

Поиск первоисточника возникновения представлений человека об окружающем Мироздании как о гармонической структуре неизбежно уводит нас к столь древним пластам истории, что становится некорректной сама постановка вопроса из-за отсутствия сколь-нибудь убедительных хронологических систем отсчёта.

 

Поэтому оставим, пожалуй, в стороне великую древнекитайскую "Книгу Перемен" — "И Цзин", равно как и божественные древнеиндийские Веды, не говоря уже о ещё более ранних и поэтому менее достоверных источниках, и обратимся к тому, что ближе к нам, как по времени, так и по нашему европейскому менталитету — к философии древних греков, а именно — к Пифагору. Да-да, тому самому Пифагору Самосскому, чьи "штаны", как мы все более или менее усвоили в школе, всегда оказываются "на все стороны равны".

 

Пифагор, по преданию, был первым мыслителем, который назвал себя философом, то есть "любителем мудрости". Он же впервые назвал вселенную космосом [κοσμoς]. Слово это у древних греков было полизначным и отождествлялось с такими понятиями, как склад, порядок, закон, согласие, народ, красота и — даже! – песня. Таким образом, предметом учения Пифагора и пифагорейцев был мир как стройное целое, подчиненное законам гармонии и числа.

 

Изначально Пифагором были произведены важные акустические исследования, состоявшие в ряде опытов над натянутой струной монохорда и приведшие к открытию закона, состоящего в том, что все музыкальные интервалы находятся в непосредственной реальной связи с простейшими из рациональных числовых отношений 2/1, 3/2, 4/3, 5/4, 6/5; так, половина струны звучит в октаву, 2/3 в квинту, 3/4 в кварту и т. д. с тоном, издаваемым целой струной. Ещё более замечательные в арифметическом отношении особенности звуков Пифагор открыл при изучении явлений, представляемых сложным аккордом.

 

Опыты над монохордом показали, что число есть принцип звуковой гармонии, которая определяется математическими законами. Не есть ли звуковая гармония частный случай всеобщей гармонии, как бы её музыкальное выражение? Астрономические наблюдения показывают нам, что небесные явления, с которыми связаны все главнейшие изменения земной жизни, наступают с математической правильностью, повторяясь в точно определённые циклы.

 

Признавая за музыкой универсальное значение и распространяя законы отношения музыкальных тонов на всю Вселенную, пифагорейцы создали знаменитое и важнейшее учение о космологическом значении музыки, или учение о так называемой "гармонии сфер". Согласно ему, Космос являет собой особого рода музыкальный инструмент, а движение небесных светил вокруг центрального мирового огня, расположенных по отношению друг к другу в такой же пропорции, как и интервалы между звуками в октаве, издаёт бесконечную и чудесную музыку, настолько громкую, что люди, привыкнув, не слышат её, точно так же как люди, живущие у водопада, привыкнув к шуму воды, не слышат его. Отсюда весь мир, весь космос оказывается гармонически устроенным и музыкально звучащим телом.

 

В учении Пифагора гармония сфер имела глубокий этический, эстетический и эсхатологический смысл, поскольку душа тоже мыслилась как "гармония", изоморфная гармонии космоса, земная лира была точным отображением небесной, игра на ней — приобщением к гармонии Вселенной через постижение созвучия, т.е. соразмерности гармоний души и космоса и приготовлением к возвращению на астральную прародину; музыка производила в душе катарсис и являлась медициной духа.

 

Спустя век музыкальную космологию в виде цельной системы, а также в законченном виде учение о числовой гармонии с использованием всего учения пифагорейцев отразил в "Тимее" великий Платон.

 

Ещё через шесть веков неоплатоник Плотин Александрийский систематизировал учение Платона, показав пути единения, слияния Человека с Абсолютом, встраивания человеческого сознания во Вселенский Разум.

 

Дальнейшее развитие идеи пифагорейцев получили в трудах Макробия, Аврелия Августина и — уже в средние века – Фомы Аквинского.

 

Гармонические соотношения считал основой мироздания великий Иоганн Кеплер, потративший около 30 лет своей жизни на поиски закона всеобщей гармонии мира. В своём трактате "Harmonice Mundi" ("Гармония мира", 1619 г.), Кеплер представил яркую, не без поэтических красок картину гармонического устройства Вселенной. Главная идея трактата заключалась в том, что гармония есть универсальный мировой закон. Именно гармония придает целостность и закономерность устройству Вселенной. Кроме того, данному закону подчиняется всё — музыка, свет звёзд, познание, движение планет. Согласно Кеплеру, музыкальная гармония царит не только во Вселенной, но и в человеческой душе, в которой как раз и находит фиксацию, запечатлевается как образ мировой гармонии.

 

Идея Всеобщей Мировой Гармонии нашла своё отражение не только в науке, но и в эстетике и искусстве Европы средневековья и Нового времени (Гёте, немецкие романтики).

 

"Нет ни малейшей сферы, зримой нами, что при движении ни пела бы как ангел..." — писал Вильям Шекспир.

 

Учение о Гармонии Мироздания нашло яркое выражение в русской софиологии XIX — начала XX веков. Русская научная философская мысль придавала софиологии огромное значение. Практически все крупнейшие философы России XIX — начала XX вв., такие как В. С.Соловьёв, П. А. Флоренский, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков и многие другие, так или иначе, затрагивали в своих трудах тему софийности Мира.

 

Справка:

 

Учение о Софии как о Премудрости Божией восходит к "Книге Притчей Соломоновых". Уже здесь зарождается понимание Софии как Высшего Разума, изначального всеобщего языка высшей божественной любви ко Всему, призывающего войти в свой таинственный союз всякую тварь. Премудрость изрекает здесь сама о себе: "Господь имел меня началом пути Своего, прежде созданий Своих, искони: от века я помазана, от начала, прежде бытия земли. Потому... кто нашёл меня, тот нашёл жизнь и получит благодать от Господа" (Притчи, 8:22,23,35)

 

В представлении софиологов София есть совокупность мыслей Бога о Мире, но в то же время представляет собой целостный и сознательный организм. София проявляется в мире как красота, гармония, упорядоченность и связность. София есть источник человеческой культуры во всём многообразии её проявлений. Предполагалось, что в будущем человечество станет коллективным воплощением Софии — Богочеловечеством.

 

В трудах русских софиологов, пожалуй, впервые появилась мысль о Человеке, как о неотъемлемой части структуры Мироздания, об "обратной связи" Человек-Вселенная, закономерно заложенной в одухотворённый Софией Мир, гармонизации Человека посредством приобщения к Софии и гармонизации Мира посредством гармонизации Человека.

 

"...природа человекообразна, она познаёт и находит себя в человеке, человек же находит себя в Софии, и через неё воспринимает и отражает в природу умные лучи Божественного Логоса, ...через него и в нём природа становится софийна" (С. Булгаков).

 

Логическим продолжением и развитием идеи о единстве Человека и Мироздания стала гипотеза о ноосфере. Понятие ноосферы было предложено в конце 20-х годов XX века Эдуардом Леруа (Le Roy, Edouard) и развито десятилетие спустя в создаваемых практически одновременно работах Пьера Тейяра де Шардена (de Chardin, Pierre Teilhard) и нашего земляка Владимира Ивановича Вернадского.

 

"...мы видим на каждом шагу чувства мировой числовой гармонии..." писал Вернадский в своём очерке "О научном мировоззрении".

 

Но, всё-таки, наиболее полное воплощение теория Леруа нашла в разработках Тейяра де Шардена.

 

Эволюция, считал Де Шарден, не закончилась на человеке как индивидууме, она продолжается по мере того, как человечество объединяется в сообщества с возрастающей дифференциацией индивидуальных функций и соответственно увеличивающейся степенью взаимосвязи. От клеток (эмбрионального мыслящего покрова), опоясавших земную поверхность, через человека, активизировавшего мыслительные возможности вещества и реализовавшего возможность самовоспроизводства мыслящего слоя, сфера разума переходит в охватывающие всю планету "пласты ноосферы". Этот "тангенциальный мегасинтез" ведёт к рывку "радиальных сил по главной оси эволюции", ибо большей сложности соответствует большее сознание. Концентрация мышления в масштабе планеты тесно связана со слиянием воедино человеческого духа, которое в результате дальнейшей эволюции приведёт к возникновению духа Земли. Но это — не последний этап. Следующим шагом, помимо самоконцентрации ноосферы, явится присоединение её к другому мыслительному центру, сверхинтеллектуальному, степень развития которого уже не нуждается в материальном носителе и целиком относится к сфере Духа.

 

Такова, вкратце, история возникновения и эволюции научной идеи гармоничности Вселенной и Человека, как её неотъемлемой части.

 

В настоящее время существует достаточное количество научных, околонаучных и совсем ненаучных теорий и идей, отражающих гармоничную сущность Мироздания, но, пожалуй, одной из самых интересных и оригинальных теорий, описывающих структуру Вселенной, как цельного гармоничного организма, является теория "Бомовской нелокальности", предложенная одним из выдающихся физиков XX века Дэвидом Бомом (Bohm, David Joseph) и получившая недавно мощную математическую базу, благодаря трудам доктора физико-математических наук, профессора МГУ Юрия Владимирова. В соответствии с этой, так называемой, холономной (или голографической) парадигмой — каждая точка пространства информационно связана со всей Вселенной.

 

Справка:

 

Оригинальная техника объёмной фотографии, разработанная Деннисом Габором (Gabor, Dennis) в середине прошлого столетия, к настоящему времени стала чрезвычайно мощной метафорой новых научных воззрений и одновременно — наглядной иллюстрацией весьма тонких физических идей. Зафиксированная на плоской пластине информация о трёхмерном объекте не только позволяет воссоздать его объёмное изображение; всякий, сколь угодно малый фрагмент голограммы содержит в себе всё изображение. Осветив любой участок голограммы, мы увидим изображение в целом, хотя и не такое подробное, как при освещении всей пластины. Изменяя же параметры освещающего луча, с помощью одного и того же слоя в принципе можно записывать и воспроизводить множество различных голограмм.

 

Согласно Концепции Бома, окружающий нас мир структурирован аналогичным образом, на основе тех же общих принципов, так что каждая существующая вещь "вкладывается" в каждую из своих составных частей. Отправной точкой для рассуждений ученого было понятие "неразрывного единства" квантового мира, ярче всего проявляющееся в знаменитом "парадоксе Эйнштейна-Подольского-Розена" (ЭПР-парадокс), когда "сцеплённые" частицы ведут себя строго взаимосогласованно, так что изменение состояния одной приводит к мгновенной перемене в состоянии другой, сколь далеко бы она ни находилась от первой.

 

Справка:

 

В 20-х годах прошлого века Альберт Эйнштейн высказал гипотезу, согласно которой результаты определения любых измеримых параметров физической системы, во-первых, полностью заданы её состоянием до акта измерения и, во-вторых, не могут меняться под воздействием каких-либо удалённых событий, если те заранее не сообщают о себе сигналами, скорость которых не превышает скорость света. С точки зрения Эйнштейна, первое требование выражает идею реализма физического описания, а второе — требование локальности.

 

В 1935 году Альберт Эйнштейн, Борис Подольский и Натан Розен опубликовали статью, "Можно ли считать квантово-механическое описание физической реальности полным?". В ней учёные сформулировали свой знаменитый ЭПР-парадокс, который показал, что из-за "эффекта запутанности" (entanglement) — этого квантовомеханического явления, при котором квантовое состояние двух или большего числа объектов должно описываться во взаимосвязи друг с другом, даже если отдельные объекты разнесены в пространстве — квантовая механика становится нелокальной теорией, что опровергает постулат ТО о предельной скорости света (передаче сигнала).

 

Первым понял, что принцип локального реализма допускает строгую опытную проверку английский физик Джон Белл (Bell, John). Он доказал фундаментальной важности теорему, из которой вытекает, что при соблюдении этого принципа, корреляции между измеримыми физическими величинами должны удовлетворять определённым соотношениям, которые сейчас называют неравенствами Белла.

 

В 1982 году аспирант Парижского университета, а ныне профессор Высшей политехнической школы Франции академик Ален Аспе (Aspect, Alain), в Институте теоретической оптики в Орсе под Парижем провёл серию прецизионных опытов с попарно связанными друг с другом световыми квантами, где измеряемыми параметрами служили направления линейной поляризации этих квантов. Эти эксперименты наглядно продемонстрировали нарушение неравенств Белла.

 

В экспериментах Аспе фотоны на двух концах экспериментального прибора сохраняли взаимную корреляцию в каждом измерении, несмотря на то, что специальные переключатели позволяли производить измерение только в последние 10 наносекунд эксперимента. Свету, для того чтобы пройти от одного фотона к другому, потребовалось бы 20 наносекунд, а — как известно — ни один известный в физике вид энергии не может перемешаться со скоростью большей, чем скорость света. Другими словами, ни один вид физической энергии не мог бы передать сигнал от одного фотона к другому и образовать связь, которая позволила бы нам принять причинное объяснение этого явления.

 

Позднее аналогичные опыты не раз повторялись другими физиками, причём не только с фотонами — и с совершенно такими же результатами.

 

Размышляя над этой загадкой, противоречащей не только эйнштейновской теории относительности, налагающей жёсткие ограничения на скорость распространения взаимодействий, но и здравому смыслу, Бом пришёл к выводу, что элементарные частицы взаимодействуют на любом расстоянии не потому, что они обмениваются таинственными сигналами между собой, а потому, что их "разделённость" есть иллюзия.

 

Иными словами – на каком-то более глубоком уровне реальности сцеплённые частицы — это вовсе не отдельные объекты, а — фактически — продолжения чего-то более фундаментального и цельного.

 

Бом заключил, что явно сверхсветовое взаимодействие между частицами свидетельствует о существовании более глубокого уровня реальности, скрытого от нас, имеющего более высокую размерность, нежели наша. А частицы мы видим раздельными по той причине, что способны наблюдать лишь часть действительности. Частицы — не отдельные "фрагменты", но грани, проекции более глубокого единства.

 

Пояснить эту идею помогает следующая иллюстрация, придуманная самим Бомом. Представим себе — говорил Бом — аквариум с рыбкой. Допустим, по какой-то причине мы не можем разглядывать эту систему непосредственно, а имеем лишь возможность смотреть на аквариум, снимаемый видеокамерами спереди и сбоку, на двух телеэкранах. Глядя на экраны, легко заключить, что две плавающие там рыбки — это отдельные объекты. Но, присмотревшись, можно выяснить, что между двумя рыбками на двух экранах существует какая-то отчетливая взаимосвязь. Если одна рыбка меняет положение, то одновременно приходит в движение и другая. Причём всегда оказывается, что если одну видно "анфас", то другую — непременно "в профиль". И если не знать, что снимается один и тот же аквариум, внимательный наблюдатель скорее заключит, что рыбки неведомым образом мгновенно сообщаются друг с другом, нежели припишет это случайности.

 

Проецируя, исходя из голографического принципа, свойства "сцеплённых" частиц, то есть частного фрагмента "голограммы", на всю вселенную, то есть на всё "изображение", Бом делает вывод о том, что и вся видимая нами вселенная есть проекция, голограмма некоей более "общей", более многомерной Вселенной.

 

Бом постулирует "явный" (explicate) или "развёрнутый" порядок, который образует четырёхмерный континуум, известный пост-эйнштейновской науке. Этот порядок, который мы обычно называем видимым миром, он называет явным или развёрнутым, так как он размещается в пространстве-времени — каждая его часть имеет место, то есть определённое положение в пространстве и во времени.

 

Далее Бом постулирует "подразумеваемый" (implicate) или "свёрнутый" порядок, который "проницает" и (или) трансцендирует четырёхмерную явную вселенную Эйнштейна. Этот порядок он называет подразумеваемым или свёрнутым, так как он не размещается в пространстве-времени — ни одна его часть не имеет положения. Его невозможно обнаружить только в данной точке пространства — он в любом месте и везде; его нельзя локализовать только в данной точке времени — он в любом времени и всегда. Только явные результаты этого порядка обладают локальностью. Он сам остаётся нелокальным. (Отсюда и название теории – теория "Бомовской нелокальности").

 

В нелокальном (свёрнутом) порядке информация не может обладать локальностью, но "проницает" и (или) "трансцендирует" все локальности, таким образом, — любая точка пространства на нелокальном уровне информационно связана с любой другой точкой.

 

Выражение "информация, не обладающая локальностью" во многом напоминает индуистское понятие Брахмана, китайскую концепцию Дао, или "Сознание Будды" буддизма махаяны, смыкая современную науку с миропониманием древних мыслителей.

 

Бом счёл нужным рассматривать и сознание как неотъемлемый компонент "холодвижения (holomovement)" (мира как голограммы в динамике), а потому включил в "голографический" порядок и его. Таким образом, сознание и материя оказываются взаимосвязанными и взаимозависимыми, однако не имеющими причинных связей на наблюдаемом нами уровне реальности. Они представляют собой вложенные друг в друга проекции более высокой реальности, которая не является ни материей, ни сознанием в чистом виде. Бом считал, что все индивидуумы взаимосвязаны не в результате непосредственного влияния, которое они могут оказывать друг на друга, а в силу того факта, что все они подвержены влиянию общих фундаментальных законов. По Бому — всё, включая сознание и материю, активно влияет на целое, а посредством целого — и на все составляющие.

 

Таким образом, так же, например, как Относительность Эйнштейна упразднила дихотомию "пространства" и "времени", а современная психосоматическая медицина избавляется от разделения "души" и "тела", модель Бома подрывает традиционный дуализм "сознания" и "материи".

 

Естественно, что у Бомовской Концепции, как и всякой новой теории, есть масса, как сторонников, так и ярых противников, но сам Принцип Гармонии Мироздания в настоящее время уже практически никем не оспаривается. Современная научная парадигма предполагает, что в мире существует особый ритм, микроструктура которого содержит фундаментально значимую структурную информацию, поддерживающую всеобщий космический порядок. На этот, своего рода, камертон настраивается всё сущее, благодаря чему и поддерживается единство Мироздания.

 

Что же это за камертон, и знаем ли мы — какой из Законов Природы нам следует принимать за опорный, фундаментальный "звук" этого камертона?

 

Пифагор выводил математические законы из гармонических законов звукоряда. Обратную задачу в 80-х годах прошлого века решил российский учёный — математик, геофизик и философ – Юрий Артемьев. Он показал, что числовые соотношения музыкального звукоряда могут быть получены чисто математическим путём — посредством обобщения натуральной последовательности чисел. Взяв за базовые, характеристики повторяемости и дискретности, Артемьев создал абстрактную числовую модель последних, так называемую М о д е л ь д е л е н и я. Выведенная в рамках данной М о д е л и формула, напомню — будучи абсолютно абстрактной, позволила учёному проверить на "совершенство" целый ряд, казалось бы, не связанных между собой систем. Судите сами, — в рамках данной М о д е л и оказались сопоставимы:

 

— музыкальные свойства идеальной струны;

— периодическая система химических элементов Д. И. Менделеева;

— система элементарных частиц (по Юкаве);

— масштаб масс объектов Вселенной;

— геохроноорогеническая таблица[1];

— система внутренних геологических оболочек Земли;

— филогеническая таблица[2];

— система полидезоксирибонуклеотидов[3];

— энергетические уровни водорода и гелия;

— солнечный спектр (по Ньютону);

— групповые насечки на художественных изделиях эпохи палеолита;

— древнерусский всемер (числовая матрица золотых пропорций);

— фазы этногенеза[4];

— композиции многочисленных шедевров искусства, литературы и архитектуры.

 

Таким образом, Артемьев доказал справедливость утверждения о существовании з а к о н о м е р н о с т и с о в е р ш е н с т в а формы (структуры) и её проявлений в фундаментальных классификационных системах Природы. И такой б а з о в о й закономерностью стало соотношение чисел музыкального ряда октавы[5].

 

Не удивительно, что принципы музыкальных гармонических построений нашли в последнее время ряд, казалось бы, неожиданных прикладных применений.

 

Академик, доктор биофизики, профессор Александр Прессман успешно применил принципы музыкальных построений для решения уравнений связи между колебаниями в биосистеме человека и циклическими геофизическими факторами.

 

Доктор физико-математических наук, астрофизик Виктор Шварцман обнаружил, что гармонические музыкальные уравнения более точны при анализе спектров излучения многих космических объектов.

 

Он же предлагал, в рамках программы CETI (Communication with Extraterrestrial Intelligence – связь с внеземными цивилизациями), посылать в пространство преобразованные определённым частотным модулированием произведения искусства.

 

Шварцман был убеждён, что поэзия и музыка способны поведать гораздо больше об устройстве нашего мозга и психики, чем, скажем, данные нейропсихологии.

 

Итак, музыка.

 

Что заставляет нас чувствовать влечение к музыке, так это тот факт, что всё наше существо есть музыка; наш ум и наше тело, мир, в котором мы живём, природа, которая создала нас, всё, что находится вокруг и рядом с нами, — всё это музыка; и мы близки этой музыке, мы живём, движемся и пребываем в ней. Следовательно, музыка интересует нас, привлекает наше внимание и доставляет нам удовольствие, потому что она соответствует ритму и тону, которые удерживают механизм всего нашего существа в целости. Ведь человек, как физико-биологическое "устройство", — это сложнейший волновой вибратор, вибрационно-чувствующая и вибрационно-генерирующая система. Точнее, это — живой сгусток таких био-физико-химических систем, реагирующий на физические, биохимические, биомеханические, психосоциальные и иные колебательно-волновые процессы, зрительные, вербальные и тактильные образы и сигналы, идущие как из внутренней "среды" организма человека (в том числе и от сознания), так и из окружающей внешней среды.

 

Поэтому, даже если взять простейшую мелодию, то последовательное соединение во времени различных звуков даёт картину гармонического явления, проистекающего из музыкального инструмента или их совокупности (оркестра), голоса или из глубины души человека (при творении музыкального произведения или мысленном его воспроизведении). При этом речь идёт не только и не столько о процессах чисто физических (звуковые колебания в виде упругих волн) или физиологических (работа голосовых связок в сочетании с дыханием), но и о процессах более глубинных. Ведь никакими колебаниями молекул или атомов, физическим описанием движения звуковой волны невозможно раскрыть (или воссоздать) сущность музыкальной гармонии, её восприятие в форме целостного музыкального образа или творческого акта, приведшего к его созданию. Всё это возникает на иных природно-духовных уровнях, соединяется на невещественных принципах и прорывается в обыденный мир по неизвестным пока современной науке каналам.

 

Так что, то, что нравится нам в любом из наших искусств, будь то рисунок, живопись, резьба, архитектура, скульптура или поэзия, есть стоящая за ними гармония музыки. То, что предлагает нам поэзия, есть музыка: ритмизированная гармония идей и фраз. В рисунке и живописи именно наше чувство пропорции и гармонии приносит нам всё удовольствие, которое мы получаем, наслаждаясь искусством. И то, что взывает к нам, когда мы находимся рядом с природой, есть музыка природы. Именно поэтому, в нас вызывает чувство возвышенного прогулка по лесу, разглядывание живой зелени, стояние около бегущей воды, имеющей свой ритм, тон и гармонию. Трепетание ветвей в лесу, вздымание и падение волн, – всё имеет свою музыку. И как только мы углубляемся в созерцание и становимся едиными с природой, наши сердца открываются для её музыки. Музыка является тем универсальным ключом, который открывает человеку дверь в Универсум.

"Душа именно в силу своей природы высказывается с помощью музыки. Это её естественное выражение..." — утверждал Аристотель.

 

Человек — дитя природы, частица Мироздания и, как его частица, сохраняет в себе, в своей внутренней структуре, структуру Мироздания. Он, как организм, создан по тем же законам, что и "организм" Вселенной. Следовательно, он — человек — способен взаимодействовать с Универсумом, резонировать в такт определённым его частотам, и последствия подобных резонансов мы наблюдаем во всплесках гениальных открытий и восхитительных произведений искусства.

 

К сожалению, подобные всплески редки и почти не предсказуемы. Человечество не научилось создавать на свою потребу гениев. Да и просто взять и воспитать талантливого человека по заказу вряд ли у кого получится. При всём богатстве наработанного арсенала педагогических доктрин и методик, кпд воспроизведения талантливых воспитанников удручающе близок к нулю. Не говоря уже о гениях. Человеческий мозг, этот уникальный инструмент познания Мироздания и взаимодействия с ним на деле оказался донельзя "замусорен" отходами цивилизации, "зашумлен" помехами спрямлённого современного вербально-клипового мышления, выведен из резонансного взаимодействия с Универсумом, из его информационного потока. Где бы и по какой бы методике не обучался человек, — гения из него не получается.

 

Всё дело, видимо, в том, что все существующие методики обучения предполагают различные варианты и способы "загрузки" существующих мозговых структур обучаемого. И в данном случае результат на выходе является суммой изначальной генетической предрасположенности адепта, его усердия и опыта педагога. Так "может, — как говорил классик сатиры, — надо что-то в консерватории поправить?".

 

А что, если попробовать не загружать мозг тем или иным объёмом более или менее полезной для него информации, а попытаться сначала изменить саму структуру мозга, точнее — идеологию его функционирования, заставить мозг работать на тех же "частотах", что и весь Универсум, заставить резонировать с ним, "подключить" мозг к его структурам? Возможно ли это?

 

Думается, что да, если рассматривать мозг как синергетическую систему.

 

Справка:

 

Синергетика (от греч. [συν] — "совместное" и греч. [εργος] — "действие") — междисциплинарное направление научных исследований, задачей которого является изучение природных явлений и процессов на основе принципов самоорганизации систем. Принципы, управляющие процессами самоорганизации, одни и те же безотносительно природы систем.

 

Основное понятие синергетики — определение структуры как состояния, возникающего в результате поведения многоэлементной или многофакторной среды, не демонстрирующей стремления к усреднению термодинамического типа.

 

Термин был предложен в 1973 году создателем направления профессором Штутгартского университета немецким физиком Германом Хакеном (Haken, Hermann).

 

Синергетика предъявляет к системе следующие требования:

 

1. Система должна быть открытой. Закрытая система в соответствии с законами термодинамики должна в конечном итоге прийти к состоянию с максимальной энтропией.

 

2. Открытая система должна быть достаточно далека от точки термодинамического равновесия.

 

3. Фундаментальным принципом самоорганизации служит возникновение и усиление порядка через флуктуации.

 

4. Возникновение самоорганизации опирается на положительную обратную связь. В самоорганизующейся системе изменения, появляющиеся в системе, не устраняются, а накапливаются и усиливаются, что и приводит, в конце концов, к возникновению нового порядка и структуры.

 

5. Процессы самоорганизации, как и переходы от одних структур к другим, сопровождаются нарушением симметрии.

 

6. Самоорганизация может начаться лишь в системах, обладающих достаточным количеством взаимодействующих между собой элементов.

 

Всем этим требованиям человеческий мозг отвечает в полной мере. Следовательно, правомочно будет рассмотреть возможность воздействия на систему человеческого мозга с точки зрения синергетической парадигмы.

 

Каков принцип осуществления подобного воздействия? Для начала необходимо понять особенности поведения и развития синергетических систем.

 

В любой синергетической системе (и мозг здесь не исключение) поступающая энергия перераспределяется — в силу нелинейности системы — не по всему спектру колебаний (гармоник, мод), а избирательно. То есть в нелинейной среде могут поддерживаться, подпитываться энергией лишь определённые виды колебаний, определённые гармоники. Таким образом, рассеивающий (диссипативный) фактор в синергетической системе действует (в силу нелинейности среды) лишь на некоторые виды колебаний (гармоник), которые недостаточно поддерживаются энергетически. Остальные гармоники "выживают" и усиливаются (опять-таки в силу нелинейности) т.е. процесс идёт к развитому асимптотическому состоянию, которое определяется всего несколькими гармониками.

 

Диссипация на фоне нелинейных связей в синергетической системе работает подобно ножу скульптора, который постепенно, но целенаправленно отсекает всё лишнее от каменной глыбы. И как у всякого скульптора, у Природы существует свой определённый "замысел, план", согласно которому она выбирает для строительства только то, что соответствует её внутренним тенденциям к самоорганизации. То есть, в данной нелинейной среде (системе) будет самоподдерживаться не всё, что угодно. В ней могут и будут возникать только те структуры, которые в ней потенциально заложены и отвечают собственным тенденциям процессов в данной среде.

 

Проблема же воздействия на систему состоит в том, чтобы определить набор собственных структур, характерных для данной системы, а также следовать естественным тенденциям саморазвития процессов в этих структурах. Суть подхода заключается в его ориентации на внутренние, имманентно присущие самой среде характеристики. Иными словами, он ориентирован на собственные законы эволюции и самоорганизации сложных систем. При этом главное — не сила (величина, интенсивность, длительность и т.п.) управляющего воздействия, а его согласованность с собственными тенденциями самоструктирования нелинейной среды, т.е. правильная топология этого воздействия. Важна не величина энергетического воздействия, а надлежащая форма пространственного распределения энергии, так сказать "архитектура" энергетического воздействия. Малое, но топологически правильно организованное — резонансное — воздействие может оказаться очень эффективным. Если среду возбуждать грамотно и целенаправленно, то есть конфигурационно согласованно с её собственными структурами, — она будет развёртывать перед нами свои потенциально богатые формы, скрытые силы.

 

Таким образом, представляется возможным целенаправленное воздействие на человеческий мозг в целях его гармонизации, структурирования его систем по основополагающим, базовым законам Мироздания в интересах возникновения резонансных явлений между человеческим мозгом и Универсумом.

 

Действительно, мы рассмотрели что:

 

1. Универсум представляет собой упорядоченную гармоничную структуру, подчиняющуюся особому ритму (генерирующую особый ритм) и информационно взаимодействующую со всеми включёнными в структуру объектами.

 

2. Фундаментальной базовой закономерностью (или одной из таких закономерностей) Мироздания является закон соотношений гармоник музыкального ряда.

 

3. Человеческий мозг, как биологическая система, эволюционно развивался и структурировался по присущим Природе гармоническим законам и способен включаться (резонировать) в информационные структуры Универсума.

 

4. Человеческий мозг является синергетической системой.

 

5. Существует принципиальная возможность целенаправленного воздействия на любую синергетическую систему и корректировки идеологии её развития в целях "выживания" необходимых гармоник.

Следовательно, задача гармонизации структуры человеческого мозга по заданным законам представляется не только принципиально возможной, но и практически решаемой.

 

В своей замечательной книге "Волны гасят ветер" братья Стругацкие реализовали возможность "вертикального прогресса" Homo sapiens, превращения его в сверхчеловека, методом принудительного активирования так называемого "зубца-Т ментограммы". Конечно, фантастика есть фантастика, и мы пока понятия не имеем (да, думается, и братья Стругацкие тоже не подозревали) о местонахождении упомянутого "зубца" на недоступных нам пока ментограммах.

 

Однако, мы, вероятно, имеем вполне доступную возможность, скоррелировав законы развития системы человеческого мозга в соответствии с законами музыкальной гармонии, получить новую — гармоническую — личность (Homo harmonicus), органично включённую в информационную структуру Универсума и способную, считывая ставшие доступными информационные потоки Универсума, решать нерешаемые ранее задачи самоэволюции.

 

Осталось понять, — как это осуществить на практике.

 

_____________________________________________________________________________________

 

1. Орогенезис [от греч. óróς — гора и γένεσις — происхождение] — геологический термин, введённый для обозначения совокупности процесса горообразования.

 

2. Филогенез [от греч. φυλη — племя и ...генез] — процесс эволюции живых организмов.

 

3. Полидезоксирибонуклеотиды — ферментов, катализирующих образование ДНК.

 

4. Этногенез [от греч. ἔθνος — народ и ...генез] — процесс сложения этнической общности (этноса) на базе различных этнических компонентов.

 

5. Подробнее об этом см. напр.: Артемьев Ю. "О совершенстве композиций систем научных и художественных обобщений" в сборнике "Система. Симметрия. Гармония" под ред. В. Тюхтина, Ю. Урманцева. 1988 г. М. Мысль

 

Часть вторая

 

Практическая (программная)

 

"Для меня словосочетание "человек и песня" звучит как "человек и воздух". Если воздуха не хватает, человек задыхается..."

 

Михаил Светлов

 

"Что делать?"

 

Н. Г. Чернышевский

 

Существующая ныне в нашей стране концепция воспитательно-образовательной системы, в основном сформировавшаяся в первой половине XIX века и практически без изменений дожившая до века XXI, может быть с достаточной полнотой охарактеризована положением из наставления императрицы Марии Фёдоровны для курируемого ею Смольного института:

 

"Программа учебных предметов на мещанской половине...: уменье хорошо читать, писать и правильно выражаться на родном языке, прочные познания по закону Божию и первоначальные познания по арифметике".

 

Единственно, что — под влиянием современных веяний — закон Божий уступил место естественным наукам. Но суть от этого не поменялась.

 

Система воспитания и образования была и есть направлена на формирование не личности, но необходимого государственной машине "инструмента" с полезными навыками и прогнозируемыми потребностями.

 

Однако то, что было необходимо и достаточно для общешкольной программы в начале века XIX, когда политику и стратегию развития государства определяла дворянская элита (воспитывавшаяся и обучавшаяся, кстати, совсем по другим канонам), совершенно недостаточно в веке XXI, веке демократических реалий, когда благополучие и будущее страны зависят не только от материального вклада, но и от интеллектуальной отдачи, от уровня морального развития практически каждого её гражданина.

 

В связи с этим в настоящее время чрезвычайно остро стоит проблема развития духовной культуры общества, а значит, и каждого его гражданина, и становится очевидной необходимость обращения школы к искусству как одному из важнейших средств раскрытия духовного потенциала личности, стимулирования его развития.

 

Музыка, и особенно песня, занимает в семье искусств совершенно особое место благодаря её непосредственному комплексному воздействию на человека. Музыка, песня влияет и на психику и на физиологию человека, может вызывать как успокаивающее, так и возбуждающее воздействие, как положительные, так и отрицательные эмоции, может интеллектуально развивать и морально совершенствовать.

 

Современными исследованиями установлено, что музыка, активно влияет на оба полушария человеческого мозга. Причём правое воспринимает тембр и мелодию, а левое — ритмы. Диапазон музыкальных ритмов лежит близко к частотам дыхания и сердцебиения. Звуки действуют на нас не только эмоционально, но и физически. Благодаря резонансу от одних ритмов поднимается настроение, работоспособность, от других — наступает успокоение, расслабление, снижается артериальное давление.

 

При помощи метода функциональной магнитно-резонансной томографии достоверно показано, что музыка возбуждает области мозга, связанные с эмоциональным поведением, такие как: островок мозга, гипоталамус, гиппокамп, миндалина и префронтальная кора (гиппокамп, кроме того, участвует и в процессе консолидации памяти, т.е. в процессе перехода кратковременной памяти в долговременную).

 

Нейрохимические исследования показали, что в тех областях мозга, которые отвечают за восприятие музыки, значительно повышается уровень ряда нейромедиаторов (веществ, передающих нервные импульсы), таких, как эндорфин, эндоканнабиноид и дофамин.

 

Справка:

 

Эндорфины — химические соединения, вырабатываемые в головном мозге и обладающие способностью уменьшать боль. Они влияют на эмоциональное состояние — приводят человека в состояние эйфории. Их иногда называют "природными наркотиками" или "гормонами радости". Эндорфины необходимы для поддержания состояния хорошего самочувствия, а их недостаток может стать причиной развития наркотической, в том числе алкогольной, зависимости.

 

Эндоканнабиноиды — регуляторные молекулы организма, вырабатываются в латеральной части гипоталамуса и регулируют процессы, определяющие, в том числе, запоминание и забывание.

 

Дофамин — нейрогормон, "гормон удовольствия", медиатор нервной системы, предшественник норадреналина и адреналина — "прародитель" гормона, за которым так отчаянно гоняются любители экстрима. Нарушение в обмене дофамином может стать причиной таких болезней, как шизофрения, болезнь Паркинсона и др.

 

Как утверждают многочисленные исследования, использование музыки в качестве дополнительного сенсорного потока значительно улучшает функции речи, запоминание ключевых фраз и облегчает усвоение информации у детей дошкольного возраста. Под воздействием музыки происходит улучшение кратковременной вербальной памяти, лучше запоминаются цвета, названия геометрических форм, чисел, картинок. Подтверждено, что музыка способствует облегчению зрительного восприятия, снижает психоэмоциональное напряжение, способствует фокусировке внимания, а также вовлечению детей в созидательную деятельность, что помогает им достичь цели в овладении различными навыками[1].

 

Поэтому трудно переоценить важность музыкального воспитания детей с самого раннего возраста, его значение для развития общих психических свойств (мышления, воображения, внимания, памяти, воли), для воспитания эмоциональной отзывчивости, душевной чуткости, нравственно-эстетических потребностей, идеалов, то есть для формирования всесторонне развитой, гуманной личности.

 

К сожалению, до последнего времени место музыки в воспитании детей, подростков, юношества, особенно в общеобразовательной школе, было не только неустойчиво, но и испытывало постоянную тенденцию к всё большему его сужению, вплоть до потери самостоятельной ценности.

 

А ведь история человеческой цивилизации знала примеры гораздо более внимательного отношения к роли музыки, песни в воспитательном процессе подрастающего поколения.

 

Теорию воспитания, построенную на принципах гармонии и всесторонности, первыми в истории создали, наверное, древние греки. Эти принципы развивали в своих трактатах великие греческие мудрецы – Платон и Аристотель. Цели школьной системы образования в Афинах были направлены на гармоническое развитие духовных и телесных сил юношества.

 

Платон заложил основы философии музыкального воспитания и образования. Содержание образовательной программы Платон сформулировал в соответствии с концепцией Paideia — этого непереводимого понятия, предполагающего единство образования, воспитания и знания, на почве которого только и могло, по мнению Платона, действовать и развиваться государственное общество. Paideia была не просто воспитанием и образованием, но введением в культурную жизнь общества. Целью её греки считали калокагатию ([καλοκαγαθία] от др.-греч. [καλος] — "прекрасный" и [και αγαθός] — "красивый и добрый"), то есть культивирование личности прекрасной и добропорядочной.

 

Платоном отмечалось особое воздействие искусства на человека, заключающееся в способности вторгаться в его внутренний мир и не только временно подчинять своему влиянию, но и менять, формировать характер, лепить его душу. Самым проникающим вглубь души видом искусства Платон считал "мистическое искусство" песни, где ритм и гармония несут благообразие. Воспитание, по Платону, должно стоять на двух китах: музыкальном развитии души и — физическом — тела. Когда Платон писал, что не обученный музыке — невежда, он выражал общее мнение своей эпохи.

 

Пифагорейцы, приписывали музыке способность смягчать "необузданность души", отдавали ей предпочтение в духовном воспитании: ритм и гармония "...всего более проникают вглубь души, всего сильнее её затрагивают, принося с собой благообразие, которое делает благообразным и человека...", — говорил Аристотель — и это должно быть использовано "...теми людьми, которые преследуют добро и живут нравственно как добрые граждане".

 

"Отец комедии" Аристофан, характеризуя лучших людей государства, указывал, что они "...воспитаны в палестрах, в хорах и в музыке...", и считал, что во главе народа должны стоять "мусические", музыкально образованные граждане. При этом следует понимать, что древнегреческое слово "мусике" [μουσικη] – искусство муз — обозначало всю область — литературы, науки, искусств, — которой ведали музы.

Система школьного образования в древних Афинах сводилась к мусическому и гимнастическому образованию.

 

"Душу мы, прежде всего, совершенствуем — писал Лукиан — обучая юношей музыке, счёту и грамоте... затем они учат изречения мудрецов и рассказы о древних подвигах, и полезные мысли...". После чтения поэтов следовало обучение игре на музыкальных инструментах и хоровому пению.

 

Мусическому образованию греки придавали первостепенное значение не только потому, что знакомство с подвигами героев и изречениями мудрецов воспитывало этические качества, но и потому, что музыкальный ритм и гармония, как они совершенно справедливо полагали, приучали учеников к упорядочиванию в движениях, в мыслях, в эмоциях и в деятельности.

 

"Когда научились играть на кифаре, учат их опять стихотворениям других хороших поэтов-песнетворцев, прилаживая слова к музыке, и заставляют души детей свыкаться с правильными чередованиями и ладами, чтобы, становясь более кроткими, чинными и уравновешенными, были они готовы и для речей, и для деятельности: ведь вся жизнь человека нуждается в чинности и добром ладе..." (Платон "Протагор")

 

Следует понимать, что задачей массового музыкального воспитания в современной школе должно являться не столько обучение музыке само по себе, сколько воздействие через музыку на весь духовный мир учащихся, прежде всего — на их нравственность.

 

"Музыка — искусство, обладающее большой силой эмоционального воздействия на человека... и именно поэтому она может играть громадную роль в воспитании духовного мира детей и юношества" (Дмитрий Кабалевский — выдающийся российский композитор, педагог, доктор искусствоведения)

 

Однако не всякая музыка годится для воспитания. Среди проблем сегодняшнего дня, связанных с музыкальным воспитанием юношества, самой острой, пожалуй, является проблема лёгкой, развлекательной музыки и того места, которое эта музыка занимает в жизни подрастающего поколения.

 

Искусство способно и увлекать человека, и развлекать его. Увлечь можно только глубокими мыслями и глубокими чувствами. Развлечь же можно чем угодно, любым пустяком, лишь бы он был сделан занятно и "щекотал нервы". Подлинное, глубокое искусство неподвластно веяниям моды, оно способно жить века, обогащая духовный мир человечества и не проявляя признаков старения. Развлекательная же музыка подчинена зыбким законам скоропроходящей моды. Жизнь даже самых удачных эстрадно-развлекательных песенок измеряется месяцами, а нередко и неделями. Развлекательные опусы быстро приедаются, перестают развлекать и вызывают потребность в чём-то более развлекательном, а потом — ещё в более развлекательном и т. д. — до бесконечности.

 

Становясь постепенно единственной духовной потребностью, развлечение неизбежно ведёт к пресыщенности, умерщвляя, в конце концов, все эстетические идеалы и способности. Так формируется своеобразный тип эстетически извращённого человека, не способного к активному, творческому восприятию настоящего, не воспринимающего ни больших мыслей, ни глубоких чувств. Развлекаться! Любым способом, лишь бы развлекаться! — этим исчерпывается его эстетический мир. Надо ли говорить, что проблемы художественного качества, таланта, мастерства, содержательности музыкальных "произведений" перестают здесь вообще играть какую-либо роль. Всё принимается, ничего "лишнего" не требуется — лишь бы было позанятнее, поразвесистее, "покруче"!

 

Так естественная, нормальная для всякого нормального человека потребность в развлечении и, соответственно, в развлекательной музыке, превращается в стену, в непроходимую пропасть, отделяющую его от подлинных эстетических ценностей, от настоящего, большого искусства, от настоящей жизни.

 

"Гармония... даруется Музами тому, кто обращается с ними разумно, не для бесцельного наслаждения, – которому служит, кажется, теперь, – а в качестве пособницы, приводящей в порядок и в согласие с собою расстроенное круговращение нашей души" утверждал Платон в "Тимее".

 

Массированное наступление развлекательной музыки создаёт сегодня огромные трудности в области духовного воспитания подрастающего поколения уже одним тем, что вносит смятение в неокрепшие детские умы. Час, в лучшем случае два часа в неделю педагог старается вызвать в них интерес и любовь к подлинному искусству, к настоящей музыке, а сколько часов они находятся под воздействием кино, радио и телевидения, заполненных сегодня лёгкой, развлекательной и безвкусной музыкой, пошлыми и зачастую безнравственными песенками? Попробуйте-ка устоять против этих влияний, не имея основательного выработанного вкуса, иммунитета против пошлости. Попробуйте остаться сухим под ливнем, если у вас нет ни зонта, ни плаща!

 

Следует отметить, что и древние понимали, что музыка может оказывать на человека как высоконравственное, так и развращающее влияние.

 

Платон в "Законах" различал двух Муз: "Человек, который, начиная с детства и вплоть до разумного, зрелого возраста, сживается с рассудительной и умеренной Музой, услышав враждебную ей Музу, презирает её и считает неблагородной; кто же воспитался на расхожей, сладостной Музе, тот говорит, что противоположная ей Муза холодна и неприятна. Поэтому, как сейчас было сказано, в смысле приятности или неприятности ни одна из них не превосходит другую. Зато первая чрезвычайно улучшает жизнь людей, на ней воспитавшихся, вторая же — ухудшает".

 

Аристотель, считавший музыку, песню основным средством воспитания, оказывающим огромное влияние на человеческую психику и этику, на моральные качества человека, как и Платон, производил строгий отбор ладов и музыкальных инструментов, допустимых к воспитанию юношества. Он делил лады на этические (действующие на моральные свойства человека), практические (вызывающие волю к действиям) и энтузиастические (приводящие в восторженное состояние) и указывал, в каких случаях какими ладами надлежит пользоваться.

 

Согласимся с великими: продукты человеческой культуры, в том числе и произведения искусства, могут нести как позитив, так и негатив.

 

В любом произведении заложена информация о состоянии автора, в стихах — поэта, в музыке — композитора. Человеческое состояние кодируется звуками, словами. "Потребляя" данное произведение, человек получает этот код и входит в состояние автора. И тут главное — чтобы это состояние не было патологическим. В этом случае прослушивание такого произведения может быть попросту небезопасно. Патологическое произведение тоже может быть сделано на высоком профессиональном уровне, но оно неизбежно несёт на себе отрицательный заряд, оно вредно так же, как отравленная атмосфера, как табак или алкоголь.

Проведённые недавно исследования с использованием приборов, фиксирующих эффект Кирлиана, показали наличие прямой зависимости психоэмоционального и физиологического состояния человека от рода прослушиваемых им музыкальных произведений.

 

Справка:

 

Эффект Кирлиана (он же эффект электрографии) — разновидность электролюминесценции — излучения света атомами или молекулами, переведёнными предварительно в возбуждённое состояние электрическим переменным полем частотой 10-100 кГц при напряжении между электродом и исследуемым объектом от 5 до 30 кВ.

 

Проявляется как своеобразный ореол — "аура" — вокруг изображения различных (как биологических, так и небиологических) объектов при фотографировании их в высокочастотном сильном электрическом поле.

Открыт в 1949 году краснодарским физиотерапевтом С. Д. Кирлианом (совместно с супругой В. Х. Кирлиан).

 

Для живых объектов характер свечения меняется в зависимости от состояния объекта, в частности интенсивность и конфигурация излучения зависит от таких параметров как психоэмоциональное состояние испытуемого, состояние его сердечно-сосудистой системы, функциональности отдельных органов и т.д., причём эффект Кирлиана позволяет отслеживать изменения состояние организма в реальном масштабе времени.

 

Метод был предложен для использования в медицинской диагностике.

 

Так вот, приборы недвусмысленно и беспристрастно показали, что прослушивание классических музыкальных произведений, народной музыки, лучших образцов песенного искусства, т.е. всего того, что по своей природе несёт позитивную информацию, радость, красоту, гармонию, добромыслие и доброчувствие, приводит к увеличению "ауры", усилению её яркости и плотности, восстановлению нарушенных участков, следовательно, — к усилению и гармонизации биоэнергетических проявлений человеческого организма, его функциональному восстановлению, лечению.

 

В то же время, что тоже зафиксировано бесстрастными приборами, современная "попса", в подавляющем большинстве своих проявлений, попросту губительна для человеческого организма. Она не только нарушает физиологические процессы в организме, но и "расшатывает" психику.

 

По-разному реагирует на разную музыку не только человек. Многочисленные экспериментальные исследования показали, что если классическая музыка ускоряет рост пшеницы, то рок-музыка — наоборот. Если под воздействием классической музыки увеличивается количество молока у млекопитающих животных, то под воздействием рок-музыки оно резко снижается. Вообще, растения и животные предпочитают гармоничную музыку. Например, дельфины с удовольствием слушают классическую музыку, особенно Баха, растения и цветы под классическую музыку быстрее расправляют свои листья и лепестки.

 

Швейцарские ученые доказали, что после рок-концерта побывавшие на нём слушатели реагируют на раздражители в 3-5 раз хуже, чем обычно. Так профессор Института психологии Геттингенского университета (Германия), доктор Б. Раух (Rauch, B.) утверждает, что прослушивание рок-музыки вызывает выделение, так называемых, стресс-гормонов, которые стирают значительную часть хранившейся информации в мозге.

 

Американские врачи во главе с профессором Вашингтонского Университета Р. Ларсеном (Larsen, R.) утверждают: повторяющийся ритм и низкочастотные колебания бас-гитары сильно влияют на состояние спинно-мозговой жидкости, и как следствие, на функционирование желёз, регулирующих секреты гормонов; существенно изменяется уровень инсулина в крови; основные показатели контроля нравственного торможения опускаются ниже порога терпимости или целиком нейтрализуются.

 

Едва ли не "общим местом" в исследованиях такого рода считается разpyшительное воздействие на человеческий организм свеpхгpомких звуков — подобную мyзыкy специалисты называют "мyзыкой-yбийцей", "звуковым ядом".

 

Не случайно наркотики чаще всего распространяются на поп-концертах и на дискотеках, ведь несколько сеансов депрессивной музыки делают человека психологически невероятно податливым. Психически и психологически отравленная музыка вызывает зависимость, человеку становится близка её дисгармония, мир без неё кажется пресным и его надо непременно "подсластить, раскрасить", в том числе и алкоголем, наркотиками.

 

Ведь, по сути, вопрос "что слушать?" — вопрос целесообразности. Целесообразно ли пить пиво? С одной стороны, это — продукт социальный, а с другой, с точки зрения физиологии — вредный. Конечно, многое зависит от места, времени и дозы. Но чтобы пиво стало полезным, надо знать медицинские показания к его применению. А ведь сейчас пиво рекламируют исключительно как продукт удовольствия. Так и современная поп-музыка тоже предлагается для постоянного удовольствия. Но ведь музыка — это, прежде всего, источник информации. Она может быть как интеллектуальной, духовной, животворящей, так и болезненной. Здоровый человек может "потреблять" "попсу" какое-то время, но если делать это постоянно и без перерыва, существует риск нанести себе психический и (или) физический вред.

 

Иное дело классическая музыка. Она потому и сохраняется в веках, что способствует духовному развитию человека, совершенствует его интеллектуально, и даже полезна физиологически. Она подобна хлебу, которым можно пресытиться, но нельзя отравиться.

 

Естественно, в настоящее время речь не может идти о каких-либо запретительных мерах в отношении "плохой" Музы или о её цензурировании. Речь идёт лишь об активной государственной пропаганде Музы "правильной", о настойчивом и продуманном лоббировании государством её интересов.

 

В государстве, думающем о своём будущем, реально заинтересованном в воспитании своих подрастающих поколений, должен быть создан противовес "развлекаловке". Служить Музе "правильной" должно быть престижно, выгодно, поклоняться же Музе "плохой" — поначалу накладно, потом — "некруто" и, в конце концов, — даже где-то и стыдно.

 

Сейчас же всё перевёрнуто с ног на голову. Государство, словно сознательно (а может сознательно?!), буквально "топит" своих граждан в мутном потоке "фанерных" поп-див, практически не обращая внимания на ростки настоящего искусства, с трудом пробивающегося сквозь эту муть.

 

И, вообще, о каком вдумчивом воспитании подрастающих поколений в нашей стране может идти речь, если образованием и культурой здесь занимаются два разных министерства. А ведь это — примерно то же самое, что шить две штанины к одним брюкам на разных фабриках. А потом удивляться уродливому виду бедолаги, надевшего их.

 

Так и плодятся у нас "продукты" системы всеобщего с р е д н е г о образования, — в целом культурные, но не слишком образованные или образованные, но далеко не культурные, а также те, пробелы в образовании которых, сопоставимы, разве что, с пробелами в их же воспитании.

 

Следует уже осознать, что древнеримская доктрина "хлеба и зрелищ" для своих граждан, в наши дни гарантирует государству только прозябание на задворках истории. Если же государство всерьёз намерено бороться за лидирующее положение в мире, то заниматься этим без граждан, действительно достойных такого положения, без терпеливой, кропотливой и целенаправленной политики в деле воспитания таких граждан, не только утопично, но даже опасно.

 

Как утверждает замечательный российский бард и теоретик авторской песни Александр Мирзаян, — человек "воспитуется" песней. Простой русский крестьянин с пелёнок был погружён в поэтику фольклора — обрядовых песнопений, былин, сказок, храмовой литургии, то есть — в поэтический язык. Современный же ребенок растёт в пространстве, к поэтическому языку никакого отношения не имеющем. Словарь рекламных роликов и музыкальных клипов — этот современный "словарь Эллочки-людоедки" — за пределы трёхсот-четырёхсот слов не выходит, — это не есть, к сожалению, язык цивилизованного общества. Поэтический язык даёт совсем иное мышление. Поэтическое мышление является поисковым, ведь — и все древние философии подтверждают это — первичное познание мира шло именно поэтическим путём. И познавательные способности проявляются именно в зависимости от того, на каком поэтическом материале растёт человек.

 

Немецким исследователем, профессором Мюнхенского университета Эрнстом Пёппелем (Poeppel, Ernst) и американским биологом, профессором Далласского университета Фредериком Тёрнером (Turner, Frederick) установлено, что человек рождается без полушарно-мозговой специализации. Точнее, он рождается двуправополушарным. То есть, та особенность человеческого мозга, которая в большой степени и отличает мозг человека от мозга, к примеру, высших приматов, у новорождённого ребёнка отсутствует, и приобретается им только в процессе освоения языка. Под действием языка строятся функции левого полушария человеческого мозга.

 

Дальше — больше. Наилучшим катализатором данного процесса является, оказывается, не просто человеческая речь, но речь ритмизированная и гармонизированная, то есть песня (поэзия).

 

Реплика:

 

Я намеренно не разграничиваю песню и поэзию. Во-первых — первого без второго не бывает. А во-вторых — ещё в первой половине 20-го века великим российским математиком Андреем Колмогоровым в ряде работ, объединённых общей темой: "Математика и поэзия", доказано, что любой поэтический текст имеет ряд математических решений и, фактически, представляет собой тактовую матрицу по параметру времени. То есть, с математической точки зрения принципиальной разницы между песней и поэзией нет.

 

Поэтическая речь, в виду своих структурных особенностей (ритмика, рифма, ассонанс, ассоциативность и пр.), является прекрасным системным организатором мозга. Под действием поэтического слова интенсивно развиваются зоны мозга, ответственные за развитие речи у ребёнка: зона понимания речи (зона Вернике), зона накопления словарного запаса (зона Брокка), а также и другие "интеллектуальные" зоны. Чем больше поэзии получает ребёнок в первые месяцы и годы развития, тем в более эвристическом режиме функционирует его мозг, тем больше человек в дальнейшем продвинут во всех областях деятельности — в научной, инженерной, гуманитарной. В работу вступают принципы мышления совершенно иными категориями. Мозг начинает работать во всей полноте эвристического целостного матричного мышления. Это — принцип синергии (взаимообогащающего содружества) правого и левого полушарий.

 

Песня, стих — механизм принудительного формирования речевых зон мозга человека, "...механизм принудительного запуска создания системных структур восприятия и мышления мозга" (Ф. Тёрнер, Э. Пёппель), путь возникновения, развития и усвоения языка. Песня есть способ импринтинга — впечатывания — языка в нейробиологию человека, в структуру его мозга, способ запуска механизма профилирования нейронно-синапсных связей и организации системного биомеханического языка мозга. Она организует в межполушарных связях встречные информационные потоки, которые усиливают, активируют работу всего мозга и, в конечном итоге, меняют его эволюционную направленность.

 

Информация к размышлению — 1:

 

Совсем недавно группа исследователей Хельсинского университета установила, что за музыкальные способности человека и его способности к освоению речи отвечает один и тот же участок генома, то есть музыкальные способности человека связаны с теми же генетическими механизмами, что и речь. По мнению руководителя группы Ирмы Ярвели (Jarvela, Irma E.) это "...может дать новый подход к пониманию роли музыки в функционировании человеческого мозга, человеческой эволюции и её отношению к лингвистическим способностям".

 

Информация к размышлению — 2:

 

В биологии есть понятие сигнального биологического поля — совокупности результатов специфических и неспецифических воздействий организмов на среду, меняющих её структуру и состояние.

 

Одним из таких полей является акустическое поле. Его значение возрастает в эволюционном ряду и достигает своего максимума у птиц и млекопитающих (к последним, как известно, относится и Homo sapiens).

 

Наблюдения за птицами вида воробьиных привели учёных к выводу о прямой зависимости обилия вида и плотности птичьего населения от сложности певческого репертуара соловьёв и других певчих птиц, проживающих на данной территории. Чем меньшее количество певчих птиц акустически "воздействует" на данную территорию и чем беднее их певческий репертуар, тем меньше нагружена певческая среда, — тем меньше возможностей к подражанию и научению, — тем беднее собственный репертуар воробьиных, — тем меньше вероятность нахождения партнёра и продолжения потомства. Это доказывает необходимость сохранения определённой плотности и структурной сложности акустических сигнальных полей для полноценного развития, как репродуктивной системы популяции, так и её социальной структуры, психики и коммуникативных способностей животных.

 

Давно подмечено, что при изучении иностранных языков, использование песни, поэзии как приёма мнемоники даёт наилучшие результаты. Песня, поэзия значительно облегчают процесс и увеличивают объём запоминаемой информации путём образования искусственных ассоциативных связей.

 

Поэтическая организация текста и, соответственно, мышления (если рационалистически упростить) — это приведение больших информационных массивов к системному, структурно упорядоченному, взаимоувязанному (размерностью, ритмом, рифмой, метафорами и т. д.) обозримому и запоминаемому целому. В наше время, время лавинообразного нарастания информации, именно поэтическая, то есть универсальная, организация восприятия и мышления может сделать человека способным ориентироваться в этом информационном Космосе и активно, и — главное — осознанно(!) работать с большими информационными потоками.

 

Необходимо отметить, что и древние догадывались о созидательных свойствах поэзии, песни в их взаимодействии с человеческим мозгом. Достаточно вспомнить, что у древних греков первоначально было всего три богини искусств:

 

Аойда (в дальнейшем — Ода) — богиня поэзии и песнопения;

Милета — богиня опыта и обучения;

Мнема (в дальнейшем — Мнемосина) — богиня памяти, будущая мать девяти известных муз.

 

Аналогичные триады: "песня (стих) — память — обучение" легко находятся и в мифологиях других древних культур.

 

Таким образом, мы видим, что поэзия, песня является не только инструментом познания Мира, проводником, включающим адепта в Целое, приобщающего его к Высшему Разуму, но и мощным инструментом организации и гармонизации человеческого сознания и личности человека, она структурирует человеческий мозг и, по большому счёту, ответственна за всё человеческое в человеке.

 

К сожалению, методы преподавания, которые превалируют в современной школьной системе и зачастую переносятся на процесс обучения дошкольников, в основном ориентированы на левополушарное восприятие обучаемых. Эта методика противоречит самой эволюционной природе человеческого мозга и неизбежно влечёт за собой проблему мотивации, — дети теряют природный интерес к обучению уже в раннем возрасте и не приобретают его в школе, что не только неизбежно снижает эффективность учебных процессов, но и пагубно сказываются на физическом и психическом здоровье детей.

 

В настоящее время речь должна идти о полном переосмыслении концепции воспитания и обучения детей в нашей стране.

 

Насаждаемая ныне западная система образования приводит к упрощению, "спрямлению" процесса мышления обучаемых, сводит его к набору типовых алгоритмов решения задач. Западная "вербализованная" модель образования углубляет и усугубляет негативные последствия прошедших коммуникативных революций, их угнетающее влияние на психику человека в области возможностей переработки и освоения внешней информации.

 

И действительно, знаковыми показателями "прогресса" западной модели цивилизации становятся:

 

— горы невостребованной информации, как печатной, так, с недавних пор, и электронной, дисфункция процесса информационного поиска, ускоренное "старение" информации — в информационной сфере;

 

— "укорачивание" и "спрямление" мышления, безоценочность восприятия, упадок и деморализация общественного интеллекта, обеднение лексического словаря и другие негативные последствия — в сфере психосоциальной.

 

В этой связи следует пристально изучить и аспект национальной безопасности. А он особенно актуализируется сегодня в связи с тем, что процесс коммуникативной информатизации, монополизирован узкой группой владельцев индустрии глобальных средств массовой информации и коммуникации. Этот процесс всё более явно становится орудием насильственного насаждения идеи глобализации, инструментом навязчивого программирования бездуховной системы ценностей и потребительских моделей мышления, экономически поглощает и "монтирует под себя" развитие образования, науки и искусства в интересах сохранения и дальнейшего распространения потребительской социально-интеллектуальной формации. И всё это — за счёт подавления и девальвации альтернативных, национально-самобытных информационных культур.

 

Опасность деградационных эффектов коммуникативной информатизации состоит в "распределённом" (структурно-статистическом) характере его угроз. Накапливаясь в виде множества мелких и разнотипных ущербов безопасности личности, обществу и государству (эколого-психологических, межличностных, межэтнических, познавательных, интеллектуальных, социальных, лингвистических, экономических, юридических и пр., и пр.), угрозы этого рода практически не улавливаются (согласно Второй теореме Курта Гёделя (Gödel, Kurt Friedrich) о неполноте: "Логическая полнота (или неполнота) любой системы аксиом не может быть доказана в рамках этой системы".) в рамках парадигмы узко-прагматического, безальтернативного, рефлексивно-обеднённого современного "клипового" мышления.

 

Противостояние таким угрозам требует не только интеллектуальной твёрдости, но и мобилизации глубинных национально-психологических ресурсов, адекватных принципов построения и развития отечественной науки и — в первую очередь! — образования и воспитания, обеспечения их собственной безопасности.

 

Задача преодоления недостатков и ограниченности вербализированного, "спрямлённого" мышления и формирования нового — "мусического" — типа мышления представляется разрешимой с помощью кропотливого, последовательного, поэтапного развития человеческого (в первую очередь детского!) интеллекта через глубинную реформу системы образования, создание и активное государственное лоббирование альтернативной системы средств массовой информации и коммуникации, создание хорошо продуманной, всесторонней, "сквозной" системы "мусического" воспитания личности.

 

Пора понять, что России XXI века нужны гармонично развитые, высокообразованные граждане.

Получить же гармонично развитую личность без музыкального, песенно-поэтического образования, которое должно начинаться с рождения ребёнка (а может даже и с периода его внутриутробного развития), которое должно быть ежедневным (!), должно пронизывать весь процесс обучения ребёнка и даже его быт на всём протяжении периода формирования его личности, попросту невозможно.

 

Поэтому уже на первом, (а ещё лучше — на нулевом!) этапе реформы образования

 

е ж е д н е в н ы е музыкальные, песенно-поэтические занятия

в детских садах и школах должны стать не просто нормой, но нормой о б я з а т е л ь н о й !

 

Музыка, песня, поэзия в самых лучших своих проявлениях должны окружать ребёнка с самых первых его шагов в детских воспитательных и образовательных учреждениях, должны сопровождать его постоянно и повсеместно, перманентно настраивая, гармонизируя его душу в соответствии с высоким звучанием их камертона.

 

Ребёнок должен "купаться" в чистейшей, родниковой воде лучших образцов песенно-поэтического мира.

 

Он должен всегда иметь перед глазами высокую планку шкалы культурных ценностей, чтобы учиться различать (поначалу, конечно, с помощью учителя), оценивать по "гамбургскому счёту" искусство подлинное и околокультурный фетиш.

 

Он должен покидать школу человеком искушённым, имеющим твёрдый внутренний культурный стержень, обладающим мощным культурным иммунитетом.

 

"Главнейшая пища не заключается ли в музыке, так как ритм и гармония особенно внедряются в душу, весьма сильно трогают её и делают благопристойною, если кто питается правильно, а когда нет, – выходит противное? Притом воспитанный этим по надлежащему живо чувствует, как скоро что упущено, или неловко отделано, или нехорошо произведено. Будучи расположен к справедливому исследованию, он хвалит прекрасное, с радостью принимает его в душу и, питаясь им, становится честным и добрым человеком, а постыдное дело порицает и ненавидит от самой юности, прежде чем может дать себе в этом отчёт. Когда же потом представляется причина, – с любовью объемлет её как знакомую, – особенно тот, кто получил подобное воспитание..." Платон "Государство"

 

В процессе музыкального воспитания детей необходимо обращать самое пристальное внимание на "обратную связь", на трансформацию музыкальных, песенно-поэтических образов в детском сознании. Развивая творческие способности детей, осуществляя глубокое приобщение их к музыке, необходимо бережно относится к тем творческим ассоциациям, которые она, музыка, с неизбежностью будет у них вызывать.

 

Выражение характера музыкального движения, поэтической композиции рисунками, цветовыми построениями, графическими изображениями интегрирует музыку, поэзию с миром изобразительного искусства, что с успехом можно (и нужно!) использовать на соответствующих занятиях.

 

Трансформация характера, настроения музыки, формы музыкального произведения в двигательные реакции, передача их телодвижением, напрямую связывает музыку с искусством танца. Танцы, ритмика должны активно потеснить в школьной программе "бегательно-прыгательную" физкультуру.

 

Детская склонность к сочинительству должна встретить не только понимание, но и самое пристальное внимание и поощрение. Более того, необходимо смело предлагать детям сочинять музыку на предложенные поэтические тексты или на их собственные стихи, на сказки, на различные бытовые повседневные, или наоборот — экзотические и сказочные ситуации.

 

Всё это окажет самое благоприятное влияние на музыкальное – м у с и ч е с к о е — развитие детей.

 

Справка:

 

Исследования известного канадского психолога, профессора университета в Торонто Гленна Шелленберга (Schellenberg, Glenn) показали, что шестилетние дети, которым на протяжении года преподавали игру на фортепьяно или давали уроки пения, в тестах на IQ получают оценки на 5-6 пунктов выше, чем их сверстники, не бравшие таких уроков.

 

Шестилетнее обучение музыке или пению повышает IQ у детей в возрасте 11-12 лет в среднем на 7,5 пункта и действует положительно на школьные оценки по математике, чтению и правописанию.

 

Даже у студентов колледжа, прошедших курс музыки в раннем детстве, IQ в среднем на 2 пункта выше, чем у их сокурсников, не обучавшихся музыке.

 

Более того, в результате многочисленных исследований, проведённых в последние годы, доказано, что восприятие музыки может происходить как на сознательном, так и на подсознательном уровне, и анализ мозгом частотно-временных соотношений акустических сигналов осуществляется при обеих формах восприятия. Установлено, что даже бессознательное восприятие музыки оказывает довольно положительный эффект на интеллектуальную деятельность детей. Даже пассивное, регулярное восприятие детьми специально подобранной музыки активизирует зрительное восприятие, улучшает внимание, кратковременную память, а также повышает показатели вербального и невербального интеллекта. При восприятии музыки в коре головного мозга возникает сложная функциональная система фокусов взаимосвязанной активности не только в сенсорных (слуховых), но и в ассоциативных лобных отделах коры. Музыка перестраивает характер внутриполушарных и межполушарных отношений. В результате проведенных экспериментов у всех детей в момент прослушивания музыки отмечались:

 

— более высокий уровень всех межцентральных связей по сравнению с фоном;

 

— более сильные межполушарные взаимодействия в передних отделах коры по сравнению с задними отделами, особенно в левом полушарии;

 

— большее число межполушарных асимметричных связей.

 

В результате музыкального воздействия повышается чувствительность не только слухового, но и зрительного анализаторов, в целом оптимизируются функции мозга, улучшается регуляция произвольных движений, ускоряется переработка информации, повышается умственная работоспособность[2].

 

Профессор Чеффилдского Университета Кэйти Овери (Overy, Catie) сформулировала аспекты так называемых "интеллектуальных выгод" от музыки[3]. Ею были определены побочные интеллектуальные эффекты, возникающие в результате музыкальных влияний, такие как:

 

— повышение уровня читательских навыков;

— повышение уровня речевых навыков

— улучшение навыков, необходимых для решения пространственных и временных задач

— улучшение вербальных и счетно-арифметических способностей

— улучшение концентрации внимания

— улучшение памяти

— улучшение моторной координации.

 

Венгерский педагог Золтан Кодай (Kodaly, Zoltan) в 1951 г. создал первую из знаменитой в дальнейшем сети школ с расширенным преподаванием музыки. В его школах резко возросла успеваемость по сравнению с другими школами, — и это несмотря на то, что объём преподавания других предметов пришлось сократить в пользу уроков музыки. Этот эксперимент был повторен в Швейцарии (1988-1991 гг.) и также выявил положительные результаты[4].

 

Тесные рамки школьной программы должны быть существенно раздвинуты за счёт факультативной и кружковой музыкальной работы, которая в настоящее время оказалась практически свёрнутой. Причём, как занятия в кружках для учеников, так и ведение кружковой работы — для учителей, должны не только приветствоваться, но и всячески поощряться.

 

Музыка, песня, поэзия должны смело вторгаться в ранее неприступные епархии других школьных предметов, интегрироваться с ними, обогащая тем самым и их методику. И если без особого напряжения можно представить себе соединение музыки, поэтики с физкультурой, с изобразительным искусством, с языками, то вообразить себе наглядно результат их симбиоза, к примеру, с химией, физикой или математикой на первый взгляд довольно трудно.

 

Тем не менее, каждый из нас без особых усилий может припомнить две-три школьные стихотворные или музыкальные "запоминалки", облегчавшие жизнь ученикам именно по этим предметам. На самом деле таких "запоминалок" — сотни, и это притом, что никто сознательно не задавался целью их создания и, тем более, внедрения в школьную программу.

 

Так что можно, слегка подстегнув фантазию, без особого труда представить себе школьников, весело цитирующих, к примеру, задорные куплеты на тему законов Ома, или старшеклассниц, томно вздыхающих над поэмой "Эндемики" из курса общей биологии...

 

Только пронизывая музыкой, поэзией весь процесс обучения, весь период формирования личности ребёнка можно добиться создания действительно гармоничной личности, — Homo musikusЧеловека мусического.

 

"...Культура воспитательного процесса... во многом определяется тем, насколько насыщена... жизнь духом музыки. Как гимнастика выпрямляет тело, так музыка выпрямляет душу человека" (Василий Сухомлинский — великий российский педагог, академик)

 

Естественно, изменение педагогической доктрины потребует радикального перестроения всей системы народного образования, обучения целого поколения педагогов новой формации, глубокой модернизации всей образовательной инфраструктуры и, следовательно, огромных капиталовложений. Но это — вложения в самый дорогой капитал, в капитал, способный приносить самые большие проценты инвестору — вложения в человека, в фонд грядущих поколений, в будущее нашей страны, в будущее всей человеческой цивилизации.

 

_____________________________________________________________________________________________

 

1. Подр. см. напр. Брагина Н., Доброхотова Т. Функциональные асимметрии человека. М.: Медицина, 1988 г. и Новицкая Л. Влияние различных музыкальных жанров на психическое состояние человека // Психологический журнал. — 1984 г. — № 6.

 

2. Подр. см. напр. Маляренко Ю., Хватова М. Развитие электрической активности мозга у детей... с помощью музыки // Физиология человека. — 1996. — Том 22. — №1., а также Хризман Т., Еремеева В., Лоскутова Т. Эмоции, речь и активность мозга ребенка. М.: Педагогика, 1991 г.

 

3. "Nordic journal of music therapy" — 2000 г. — № 1.

 

4.См. Вебер Э. Музыка делает школу М.: Эксмо, 1999 г. и Вюнш В. Формирование человека посредством музыки М.: Парсифаль, 1997 г.

 

Часть третья

 

Дополнительная (Рекламная)

 

"Авторская песня — это всегда чувство храма..."

 

Владимир Ланцберг

 

Что такое "авторская песня"?

 

Попробуем сначала разобраться в самом термине.

 

Призовём на помощь науку этимологию. Что же мы видим?

 

Автор: от auctor (лат.) – автор, писатель, основатель, создатель, творец, даритель, вдохновитель, судья, авторитет, опекун, руководитель.

Песня, петь — от "пети": (санскрит) — петь, наполняться, соединяться, иметь путь, иметь цель.

 

Какая богатая, ко многому обязывающая гамма смыслов!

 

Ну и, конечно, авторская песня — это песня, представляемая автором, несущая в себе авторскую позицию, оценку, мировоззрение.

 

Авторская песня в наши дни остаётся чуть ли не единственным полноценным противовесом развлекательной эстрадной песне, бездуховному искусству, имитации чувств. Она, по выражению Булата Шалвовича Окуджавы "...писалась думающими людьми для думающих людей".

 

Кто из фанатичных поклонников нынешних эстрадных кумиров вникает в смысл тех слов, что они поют? Произнесите большинство широко известных куплетов без музыки, — и откровенная пошлость, а зачастую и элементарная безграмотность резанёт слух. А ведь этот кич, этот суррогат песенной поэзии воспринимается некоторыми зрителями, а чаще всего это — наши дети, как откровение, вытесняя с эстрады, с телеэкрана подлинные мысли и чувства, которые несёт настоящее музыкальное, поэтическое слово.

 

Булат Окуджава: "...Для того чтобы противостоять массовой культуре, нужно нечто серьезное, л и ч н о с т н о е".

 

Концерт эстрадного артиста это — всегда показ. Показ своего голоса, показ своего тела, в лучшем случае — показ самой песни.

 

Творческий вечер автора — это, прежде всего, форма духовного общения. Это — приглашение к сопереживанию, к соразмышлению. Это — отстаивание своих принципов, своего мировоззрения, своего понимания мира.

 

Авторская песня — это, прежде всего, авторская позиция. Общечеловеческая, гражданская, философская, эстетическая.

 

Эстрадная песня самодостаточна. Ей не важен слушатель, по большому счёту, он ей и не нужен (нужен только его кошелёк!), поскольку она не подразумевает обратной эмоционально-интеллектуальной реакции. Авторская же песня всегда обращена к слушателю, ей кровно необходима обратная связь. Она обращена к человеку, как к носителю не кошелька, но разума, и это обращение создаёт принцип отношений, где нет места ни пошлому заигрыванию, ни менторству, а есть диалог единомышленников, друзей.

 

Как и всякая высокая культура, авторская песня — это поиски смыслов, ценностей, желание поделиться этим с друзьями, близкими. Отсюда такая открытость, искренность и жажда диалога. С друзьями и аудиторией стремятся поделиться, а публике стремятся понравиться. Вот принципиальное отличие авторской песни от эстрады.

 

Авторская песня — это серьёзные размышления об окружающей нас действительности, о жизни человека и общества, размышления, быть может, острые, может даже трагические, порой, наоборот, иронические, но всегда и обязательно — искренние. Ведь авторская песня и родилась из этих размышлений, из раздумий, из острых сюжетов, из волнений души.

 

Сегодняшний интерес к авторской песне не случаен. Он вызван тем, что, в нашем обществе потеряна духовность, нравственная опора, а авторская песня, серьёзная поэзия — первый признак духовности, источник нравственности. Она имеет огромный потенциал, она может противостоять "эстрадно-попсовой" развлекательности не в смысле спора — пусть существует и то, и другое, — а в качестве необходимого противовеса.

 

Авторская песня, в её лучших проявлениях, пробуждает и развивает в человеке такие жизненно необходимые для личности чувства, как:

 

— национальное самосознание, патриотизм, гордость за свою Родину, любовь к Отечеству;

 

— любовь к Женщине — матери, любимой, — трепетное отношение к ней;

 

— уважение человека, личности;

 

— преданность дружбе, искренность, бескорыстность, взаимопонимание, ответственность за своих друзей, за свои решения и поступки;

 

— понимание истинных ценностей в жизни – "...не покупается доброе имя, талант и любовь" и "...не всё то золото, хоть и сверкает и даже звенит";

 

— чувство прекрасного, глубокое понимание поэтического слова;

 

Авторской песне присуща особая, индивидуальная и н т о н а ц и я, связанная с личным мироощущением, мировосприятием автора-исполнителя, его манерой общения со слушателями, искренность и доверительность высказывания, открытость для сопереживания.

 

Уникальная же интонация авторской песни возникает из о б щ е й к у л ь т у р ы создателей этой песни, из дружеского обращения к своим близким, к друзьям, а не к публике. Это интонация тепла, доверия, открытости, диалога, понимания. А диалог и понимание — это основа развития человека, общности и цивилизации.

 

Авторская песня чаще исполняется в группе или группой, но всегда остается глубоко интимным, крайне частным, исключающим всех остальных, диалогом между автором и исполнителем, автором и слушателем. В этом диалоге, соприкасаясь с текстом и музыкой, человек начинает лучше понимать себя, свои переживания, становится осознаннее, обретает силы и оптимизм для действия, поскольку, в большинстве своём даже минорные бардовские песни глубоко оптимистичны по духу.

 

Многие великие мыслители, учёные и поэты древности оставили многочисленные свидетельства лечебных свойств музыки, песен. Музыкальная терапия находит всё большее количество сторонников в современной психиатрии и медицине. Не обойдена вниманием в этом смысле и песня авторская.

 

На кафедре психиатрии Крымского медицинского университета в 80-х — 90-х годах прошлого века более десяти лет велись исследования по вопросу психотерапевтического влияния авторской песни.

 

Толчком к исследованиям послужило предположение, что такие свойства авторской песни, как: чуждость поэтическим и музыкальным шаблонам, конъюнктурности, позволяющая авторской песне быть наиболее адекватным средством выражения переживаний и размышлений авторов; несомненная общечеловеческая, гуманистическая направленность пропагандируемых ею ценностей — дружбы, взаимовыручки, любви, примата духовного над материальным; отсутствие фальши; многосмысленность текстов, оставляющая слушателю возможность для приращения индивидуального, глубоко личного переосмысливания произведения и позволяющая на чувственном уровне ассимилировать опыт и переживание автора, — дадут положительные результаты при её психотерапевтическом использовании. Учитывалось и то, что многие тексты в психоаналитическом смысле являются проявлениями работы бессознательного в химически чистом виде, как в сновидениях, фантазиях и свободных ассоциациях.

 

Исследования показали, что при проведении как индивидуальных (пациент — психотерапевт), так и групповых сеансов песенной арт-терапии, в ходе занятий наблюдались: релаксация, замедление и синхронизация дыхания, возрастной регресс, утрата чувства времени. По окончании занятий участники отмечали отсутствие усталости, хорошее настроение, ощущение внутреннего комфорта, исчезновение головной боли. В последующем возникало устойчивое улучшение настроения, появлялось чувство облегчения, душевного комфорта.

 

Было отмечено, что в арт-терапии авторская песня, являясь катализатором самосознания, способствуя преодолению шаблонов, установленных обществом, и реализации своих, глубоко индивидуальных способностей, становится уникальным средством поднятия самооценки, снятия депрессивных состояний, преодоления ситуативной отчуждённости[1].

 

Наука к и б е р н е т и к а утверждает, что оптимальный режим функционирования и развития любой сколь-либо сложной системы, — отнесём сюда и человека, и общества, да и, пожалуй, весь мир, — возможен только через системы с налаженной обратной связью, то есть, через диалог. А для этого должна быть развита культура диалога. Авторская песня, как ничто другое, подходит на эту роль.

 

Булат Окуджава: "Мы должны думать о душе и о духовной жизни нашей... Мы должны общаться: общение очищает. Вот авторская песня — это одно из средств общения людей друг с другом".

 

Дмитрий Сухарев: "Ни к чему будет всё хвалёное совершенство поэзии, музыки и исполнения, если авторская песня перестанет смотреть в глаза".

 

Немалым достоинством авторской песни является её доступность для восприятия и исполнения любым человеком. Даже песни со сложной гармонией легко адаптируются под неискушённого исполнителя.

 

Где истоки авторской песни? Думается, что своё начало она берёт в музыкальной культуре Древней Руси от древних слагателей былин (баянов), певцов-дружинников. Автор стихов и музыки являлся её непременным исполнителем. Создатель авторской песни обычно не музыкант, а поэт.

 

Истоками современной авторской песни можно считать:

 

— городской романс;

— народный фольклор;

— студенческий фольклор;

— театральные песни;

— военные песни, особенно периода Великой Отечественной войны;

 

В советские времена авторскую песню запрещали, обвиняли в непрофессионализме, называли "самодельщиной". Но песни, сочинённые в стройотрядах, в походах, в кругу друзей, единомышленников, очень быстро распространялись по стране и становились народными.

 

Более полувека существует в нашей стране явление авторской песни, до сих пор не вполне объяснённое. Социологи и культурологи давно увидели в авторской песне не разновидность песенного самодеятельного творчества, не новый песенный жанр, а целостный, самостоятельный в и д и с к у с с т в а, с полным правом поставив его в ряд с классической музыкой, кино, балетом, театром.

 

Русская Авторская Песня явила собою "благую весть" о живой человеческой душе, заставила людей по-новому ощутить, воспринять себя и окружающие реалии.

 

Русская Авторская Песня — уникальное явление, появившееся и существующее преимущественно в русскоязычном пространстве и практически не имеющее аналогов в мире. Фестивали авторской песни хоть и проходят сейчас по всему миру, но затрагивают, в основном, только русскоязычную аудиторию.

 

В мировой песенной культуре, конечно, можно найти нечто похожее, — это и французский шансон (Жорж Брассенс, Жак Брель, Энрико Масиас), и американские "песни протеста" (Пит Сигер, Вуди Гатри), и немецкие барды (Герберт Грёнемайер, Райнхард Мей, Вольф Бирман), однако ни по достигнутому качественному уровню, ни по вкладу в национальную культуру, ни по своей массовости русское движение АП не имеет аналогов в мировой культуре.

 

Имена основоположников жанра авторской песни — Окуджавы, Визбора, Высоцкого, Галича, Городницкого, Кима — стали паролевыми, тестовыми, на принадлежность к общности нового самосознания. Эти авторы дали безгласному советскому человеку возможность пережить и почувствовать, что внутри у него — не "пламенный мотор", а живое человеческое сердце, что в каждом из нас — живая душа и мы несем за неё ответственность. Эти песни совершили наше внутреннее преображение. Они стали как бы нашей мирской, гражданской "литургией" атеистического общества, понимая, что дословный перевод слова "литургия" (др. греч.) – [λειτουργια] < [λεως] народ, община + [εργον] дело, служение — "общее дело, служение народу". Авторская песня и есть приглашение к совместному переживанию, сотрудничеству, к общему делу развития человеческого в человеке, к служению своему народу через служение его культуре. И она обратила нас в свою веру, в центре которой — человеческая личность, её живая, мыслящая душа, исповедующая ценности вполне христианского характера.

 

Авторская песня – самобытное, абсолютно неординарное музыкальное явление, которое целиком не укладывается ни в одно из существующих определений.

 

Это — удивительно тонкий, художественно полноценный инструмент общения. Авторская песня всегда была своего рода нишей, сберегающей духовное и интеллектуальное начало в человеке.

 

При всём обилии имён, тем и жанров, песни бардов создавали и создают свой особый мир — мир осязаемо реальный, в котором можно себя испытать, мир без ложной патетики, без аффектации романтизма, но пропитанный им — романтизмом — мир, — мир романтизма сокровенного.

 

В профессиональном же отношении, при всей несхожести творческих стилей, авторская песня объединена трепетным отношением к слову, к поэзии. Обогащенные энергией слова, музыка и исполнение приобретают особое качество духовности, особую и н т о н а ц и ю, чутко улавливаемую слушателями.

 

В своих стихах-песнях автор всегда пишет только о том, что его волнует, о с в о ё м видении мира. Размышляет о добре и зле, о смысле жизни, о человеческих чувствах. Поэтому концерт авторской песни — это не развлечение, а искренний разговор по душам со слушателем. Как бы наедине со всеми. Авторы-исполнители хотят, чтобы слушатели увидели мир их глазами, поняли его несовершенство, его суетность и непостоянство. А поняв и осознав себя частичкой этого мира, постарались изменить себя (в первую очередь) и мир.

 

Авторская песня через поэтическое слово, усиленное доверительной и н т о н а ц и е й, призвана будить в человеке мысль, а следовательно, и мораль, ибо только мыслящий человек морален.

 

"Только правильная философия, правильное мировоззрение способны сохранить человека — и телесно, и духовно. Зло возникает... от бездумья. Залог совестливости не просто чувство, а мысль..." (Дмитрий Лихачёв)

 

Авторская песня даёт сопричастному к ней развитие и сердечное, и интеллектуальное, и нравственное, а в целом — развитие духовное. Разве это не достаточная причина для того, чтобы погрузиться в этот прекрасный, пронизанный солнечным ветром высокой поэзии, мир

 

"...и ждать, чтоб высшее начало

тебя всё чаще побеждало,

чтобы расти ему в ответ..."

 

Райнер Рильке

 

В своих лучших образцах авторская песня выходит на уровень уже не песенного искусства, она превращается, скорее, в сакральное действо, она создаётся автором как молитва, гимн и воспринимается слушателями как откровение. Она взлетает к высшим духовным сферам и, наполненная их знанием, обогащённая их энергетикой, возвращается к нам. И недаром известный российский бард Андрей Ампилов говорил о творчестве Булата Окуджавы: "Он растворил небесное в земном..."

 

Авторская песня, обратившись к лучшим образцам русской поэтической классики, (и очень трудно себе представить, что этого бы не произошло!) смогла донести до широкого слушателя всю неповторимость и всю гениальность русской классической поэзии. В авторской песне чуть ли не впервые адекватно и органично зазвучали стихи Блока и Есенина, Ахматовой и Цветаевой, Пастернака и Бродского. И не потому, что самодеятельные авторы лучше владеют нотной грамотой или обладают более мощным вокалом. Чаще как раз наоборот. Всё дело в том, что бард обращается к стихам, скажем, Ахматовой или Мандельштама не потому, что хочет "выехать" на громком имени и не потому, что, приставив палец к высокому лбу, думает: "А не донести ли мне Ахматову до народа?..", а только потому, что в данный момент времени он открыл в этих стихах с е б я, потому, что в данный момент его душа оказалась созвучна именно этим мыслям, резонансна именно для этих и н т о н а ц и й.

 

Авторская песня, кроме всего прочего, как безусловный элемент народного творчества, является хранительницей и "возродительницей" исконных фольклорных традиций русского народа, которые в последние несколько веков российской истории под воздействием то церковного, то административного, то партийно-классового прессинга сохранялись, скорее, вопреки, нежели благодаря официальной политике государства.

 

Ещё в 1648 году царь Алексей Михайлович Тишайший издал указ, который в частности гласил: "Богомерзких скоморохов с домрами и гуслями, шутов, гаеров потешных... с площадей... в шею гнать, ...а кои, ослушавшись, свой богопротивный промысел продолжут, тех — бить батогами.... Опричь где объявятся домры и сурны, и гудки, и хари, и всякие гудебные сосуды, изломав те бесовские игры, пожечь немедля...". На льду Волги, Волхова, Оки, Москвы-реки были сожжены целые возы музыкальных инструментов. Скоморошество на Руси было практически уничтожено, и с древней русской авторской песней было покончено на многие и многие годы.

 

И только хрущёвская "оттепель" конца 50-х годов прошлого века "разморозила" и вновь пустила в рост могучий пласт народного песенного творчества.

 

И, кстати, именно в этом, — в стирании временных дистанций, в собирании воедино всего лучшего, что дала русская национальная словесность за всю свою многовековую историю — от народного фольклора, до произведений поэтических гениев — и заключён великий возрожденческий принцип, — принцип с о б о р н о с т и, то есть принцип собирания времён в одну точку, который — ах, как хочется в это верить! — поможет преодолеть "тёмные века" русской культуры.

 

"Кто хранит уста свои и язык свой, тот хранит от бед душу свою" (Притчи, 21:23)

 

Современная авторская песня, родившаяся в середине XX века, служившая духовной отдушиной нескольким поколениям советских людей, вырвавшаяся на свободу в годы перестройки, не затерялась в бешеных ритмах современной действительности. Конечно, как и вся российская культура, она в настоящий момент испытывает мощнейшее давление монетаризма и коммерциализации. Не все выдерживают этот прессинг. К сожалению, очень многие талантливые авторы променяли смех муз на звон злата. Продолжается вырождение фестивалей авторской песни. Из некогда слётов единомышленников, почти сакральных действ, высших судов, где авторы оценивались по "гамбургскому счёту", фестивали всё чаще превращаются в модные "тусовки", в способ зарабатывания денег, а задачей некогда неподкупных авторитетных жюри всё чаще становится лоббирование "нужных" конкурсантов.

 

"Сначала на эти песенные форумы собирались послушать исполнителей, тех, что несли новое слово, поэзию — личностное начало; людей, знающих, что сказать и знающих о мире. И люди приходили, чтобы услышать слово о мире, и чтобы познать себя...

 

Постепенно судьи, под давлением масс, стали отдавать предпочтение тем, кого охотнее принимала толпа: пошли у неё на поводу. Призы стали получать люди с более красивыми голосами, в более нарядных одеждах — те, что производили внешнее впечатление, а также те, кто приходил с высокими покровителями...".

 

Даже не верится, что эта цитата не из сегодняшних газет. А сказано это мудрецом Лукианом о событиях, отстоящих от нас более чем на две тысячи лет — о Пифийских играх. Всё в истории повторяется...

 

Однако хоронить авторскую песню ещё слишком рано. Она не сломалась, она только слегка прогнулась под бешеным напором новых времён. Слишком велик её потенциал, слишком много д у м а ю щ и х людей остаются её верными солдатами, бескорыстными, а значит, неподкупными.

 

Поднятая новой волной талантливых авторов, авторская песня продолжает своё шествие уже по веку XXI, оставаясь по-прежнему искусством "...думающих людей для думающих людей".

 

Древнегреческий учёный-пифагориец, философ, математик и музыковед Дамон, учениками которого считали себя Платон и Аристотель, говорил: "Песня может созидать, песня может разрушать, песня может исцелять, песня может ввергать в безумие... Ряд изменений в музыке может привести к изменению государственного строя. Музыка и песнопение управляют миром...". "Никогда не изменится стиль в музыке без последующего переворота в политике..." — дополняет своего учителя Платон.

 

Песня — наиболее органичная, исторически и генетически предопределенная форма и инструмент обретения языка. Разумеется, если это песня, в которой язык представлен во всём многообразии поэтических форм.

 

В этом смысле у авторской песни накоплен значительный потенциал и опыт приобщения к слову. Ведь основная функция песни и есть — сделать её язык языком каждого. Обретая язык, мы обретаем настоящее и будущее, культуру и науку, человека и нацию.

 

"Когда народ и интеллигенция заговорят на общем для всех языке русской литературы, — у нас потекут молочные реки". Фёдор Достоевский

 

"Благородные песни делают народ достойным процветания". Ригведа (3 тысячи лет до Ф. Достоевского)

 

Авторская песня, связующая всё пространство русской поэтической словесности это и есть путь к литературе, к поэзии, к уникальным возможностям нашего языка, ибо:

 

"Поэт слышит язык неба, но только рапсод делает этот язык всеобщим достоянием" — (Сократ в "Диалогах" Платона).

 

И именно поэтическая, авторская песня и есть то, если не единственное, то, во всяком случае, далеко не последнее средство, с помощью которого можно и должно спасти сбившуюся с пути человеческую цивилизацию.

 

И поскольку единственной страной, которая находится сейчас на должном уровне развития музыкальной поэзии является Россия, именно Русской Авторской Песне отводится столь значимая, судьбоносная роль, — сделать "великий и могучий" языком всенародного общения, языком новой цивилизации.

 

__________________________________________________________________________________

 

Подр. см.: Вербенко Н. "Психотерапия с гитарой в руках" Таврический журнал психиатрии 1997 г., № 1, т.1;

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2017