В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

05.05.2009
Материал относится к разделам:
  - Персоналии (интервью, статьи об авторах, исполнителях, адептах АП)

Персоналии:
  - Кукин Юрий Алексеевич
Авторы: 
Васковский Вадим

Источник:
http://bards.al.ru
http://bards.al.ru
 

Юрий Кукин: "Не худшее место для авторской песни"...

Наверное, нет такого человека, который не слышал хотя бы один раз песню: "За туманом (А я еду, а я еду за туманом, за туманом и за запахом тайги....) но не все знают автора этой песни – ленинградца — петербуржца Юрия Кукина. Я встретился с Юрием Алексеевичем и задал ему несколько вопросов.

 

— С чего началось Ваше творчество, когда Вы начали писать песни?

 

— Песни я начал писать лет в 14, тогда я играл на барабане в джазе.

 

— Это были не авторские песни?

 

— Это были так называемые подтекстовки на музыку великих композиторов — на Элингтона,например...

 

Это было после войны, и "железный занавес" ещё не упал, тогда только американская музыка и звучала. Мы играли джаз, и надо было что-то петь. Поскольку с английским у нас было плохо, то я писал русские тексты к "их" песням и музыке. Например, к "Каравану" я написал: "Зной, пески лежат как океан, по пескам из дальних стран идёт усталый караван...." Эту песню тогда играли многие оркестры в Ленинграде, но никто не знал, что текст написал я.

 

Потом когда я работал на заводе инструктором по физкультуре я написал первую целиком свою

песню на свою музыку и на свои слова.

 

А в 1963 году я услышал песни бардов, геологи пели...ну и я захотел сделать что-то в этом ключе и написал "За туманом". Попытка оказалась удачной.

 

— Песни каких авторов тогда пели?

 

— Геологи тогда увлекались "изящной литературой" они пели песни Булата Окуджавы, Новеллы Матвеевой, Александра Городницкого, который сам, кстати, геолог, Юрия Визбора, Ады Якушевой. Вот под влиянием этих-то песен я и начал писать свои песни. Первые песни были так называемой "туристической" тематики, а потом стал писать и философские, смешные, лирические.

 

— Когда Вы начали писать песни, Вы ещё не работали профессиональным музыкантом?

 

— Наоборот, я считаю, что я с 14 лет работал профессиональным музыкантом Я получал за игру деньги. Мы играли на танцах и в ресторанах. Я считаю, что мы играли вполне профессионально. И не разу я не выступал бесплатно. В джазе я играл до 30 лет. Хотя основная моя работа была другая — я был тренером по фигурному катанию.

 

— А почему Вы учились в спортивном институте, а не в музыкальном?

 

— Это очень просто — я не знал элементарной музыкальной грамоты. Всё на слух. И до сих пор не знаю нот. У меня бабушка была пианистка. Она пыталась меня научить, но у неё ничего не получалось, поскольку я всё играл по памяти.

 

— Какими видами спорта Вы занимались?

 

— Многими: волейбол, баскетбол, футбол, бильярд, теннис. Я окончил Институт им П.Ф. Лестгафта в 1954 году. Тогда не было факультетов. Нам преподавали все виды спорта. Я окончил институт с отличием, для этого надо было иметь пятерки, а точнее три четверти пятёрок на всём процессе обучения. Пятёрка — это разряд, так что я разрядник почти по всем видам спорта за исключением паруса и гребли: их у нас не преподавали.

 

— А как Вы пришли к фигурному катанию?

 

— Когда я учился на втором курсе, появился известный тренер Игорь Москвин. Он решил создать специализацию по фигурному катанию. Фигурное катание тогда только зарождалось, поэтому я его и выбрал.

 

А параллельно я выступал как музыкант – сначала в джазе, а потом и сольно со своими песнями. Мой музыкальный стаж 56 лет и я до сих пор выступаю, собирая полные залы.

 

— Вашу песню "За туманом" многие знают. Её передают по радио и телевидению.

 

— Да, этой песне уже 36 лет. В этом году я был на открытии Петербургского фестиваля авторской песни. Когда мэр нашего города Владимир Анатольевич Яковлев узнал, что это моя песня, он прямо на сцене выразил удивление (но забыл сказать, что даёт звание Заслуженного

артиста).

 

А ушёл я в официальные артисты в 1968 году и выступаю по сию пору.

 

— Известность как автор Вы приобрели в 1965 году, выступив на конкурсе туристической песни. Там была какая-то история, Вы не могли бы вспомнить тот фестиваль?

 

— Я не участвовал в самом конкурсе. Дело было так: был такой ансамбль с названием "Шаги" и они исполняли мою песню и заняли первое место. А на заключительный концерт ансамбль не смог придти и попросили выступить меня. Я спел две песни. Меня попросили ещё, и я спел. А потом выступил Булат Окуджава и сказал, что ему очень понравились мои песни. И вот с этого момента я стал знаменитым. Незадолго до смерти Булат Окуджава подарил мне сборник своих песен с такой надписью:

 

"Назло житейской буре –

Подборочку баллад

Пенсионеру Юре

Пенсионер Булат".

 

— Вы частый гость различных фестивалей авторской песни. Не могли бы Вы о них рассказать?

 

— На фестивали я с удовольствием езжу. И в Юргу, и Катунь. Вот недавно в Карелии был хороший

фестиваль, в Костомукше.

 

— Про "Петербургский аккорд 2000" расскажите?

 

— Не хочется рассказывать, но наверное надо.... Там была, участвовала одна бардесса из Германии, Синицына Таня. Она приехала со скрипачкой. Они не хотели каких-то там мест, им нужно было показаться на публике. И вот её с первого тура сняли, хотя жюри первого тура сказало, что всё хорошо, и она проходит во второй тур. А я член главного жюри. Я пошёл в оргкомитет и мне там сказали, что это меня не касается — Вы жюрите второй тур.

 

— Получается, что жюри ничего не решает?

 

— Да, именно так. Я спросил: зачем тогда вообще жюри? Вы волевым решением первые места назначайте? Зачем нам-то тогда зазря сидеть, оценки ставить, когда они не учитываются совершенно?

 

— Я слышал, что после "Аккорда" Вы были на фестивале в Германии?

 

— Да, я и в прошлом году был. Там авторская песня очень сильно развивается. Ещё пару лет назад там было два клуба в двух городах. А теперь, в этом году, уже 10 городов проводили фестивали!

 

— С чем, как Вы думаете, связан подъём авторской песни там?

 

— Просто русских там стало много. Они, наконец-то, нашли как самореализоваться.

 

В Берлине фестиваль был на территории, похожей на Кремль. В середине поляна большая. Там они построили навесы, палатки поставили, пиво, конечно, было... Аппаратуру настроили и фестиваль начался. Слушатели съехались со всей Германии, а также французы, англичане. Наших много из Москвы. Туриянский с дочкой был. Андрей Козловский из Вологды. Программа плотная, без лишней публики. То есть не как на "Грушинском", когда 70 процентов к фестивалю отношения не имеют, а просто "оттягиваются" и пьют.

 

— То есть Вы хотите сказать, что там всё было более профессионально?

 

— Там всё было настроено на песню. Никаких туристских конкурсов с перетягиванием каната. Только песни. Там так же выступали немцы, которые русского не знают. Мест там не распределялось. Там было десять лауреатов. Те, кто прошли на второй тур, получили дипломы. Но десять первых мест — все лауреаты!. В результате все остались довольны, никого не обидели.

 

— Вы были дружны со многими авторами, которых уже, к сожалению, нет — с Ариком Круппом, Евгением Клячкиным, например. Расскажите о них?

 

— Это были хорошие ребята. Арик Круп был добрый, тёплый, не заносчивый, сильный человек, прекрасный турист, альпинист, настоящий парень. И погиб он по настоящему... Женя Клячкин был удивительно талантлив. Он был хорошим другом. С ним прекрасно было вместе выступать. Он очень самобытен, у него и музыка не такая, как у всех, и манера выступать.

 

— Как Вы думаете, почему он уехал в Израиль?

 

Он сказал, что для него это трамплин в мир. А получилось наоборот. Он там встал в оппозицию и его там запретили. Съездил в Америку, но неуспешно.

 

— Вы с ним виделись незадолго до смерти?

 

— За неделю до смерти.

 

— О чем Вы с ним говорили, в каком он был настроении?

 

— В прекрасном. До этого он был без работы. А тут нашлась неплохая работа, семья уехала отдыхать на родину. Он был весёлый, пел песни, шутил... Он собирался вернуться сюда, но там было много проблем – дети, деньги...Кстати, дети собирались возвращаться, если не вернулись уже.

 

— Ваша песня "За туманом" раньше часто исполнялась в ресторанах. Как Вы думаете, почему?

 

— Лёгкая, полётная музычка, ресторанный темп, короткая, любой певец может спеть, любой оркестр может сыграть. Вот и песня Булата Окуджавы "Ваше благородие..." тоже часто исполнялась, в каждом кабаке заказать можно было.

 

— Последнее время авторская песня перемещается в сторону кабака. В Москве есть несколько бард-кафе, Вы там выступали?

 

— Да, конечно, в "Гнезде Глухаря", например. Там не только барды выступают. Вот, например, известный актёр Валентин Никулин стихи читает. Так что это не худшее место для авторской песни.

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2021