В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

04.06.2003
Материал относится к разделам:
  - Фестивали. Фестиваль им. В. Грушина
Авторы: 
Владимиров Александр

Источник:
г. Самара. Газета "Волжская Коммуна", 31 мая 2003
 

Нашу "грушу" вам не скушать!

Еще месячишко — и территорию вокруг Мастрюковских озер заполонят минимум полторы сотни тысяч поклонников авторской песни. С почти стопроцентной вероятностью очередной Грушинский фестиваль в нынешнем году все-таки состоится. И большинство собравшихся здесь наверняка будут не в курсе, что интриги, разгоревшиеся вокруг всенародно любимого мероприятия, едва не привели его к летальному исходу.

О причинах этого мы неспешно беседуем с одним из отцов-основателей "Груши" И.Л. Фишгойтом. В Самаре Исай Львович — личность почти легендарная; в бардовской среде его авторитет непререкаем. Один из родоначальников ГМК-62, центра Высоцкого, многолетний член оргкомитета и руководитель творческой службы Грушинского фестиваля, автор первого устава Грушинского клуба, до сей поры член жюри фестиваля... Я намеренно опускаю тут заслуги И.Л. Фишгойта на посту замдиректора знаменитой 88-й школы это тема для отдельного разговора. Нас сегодня интересует исключительно правда о грядущем фестивале, основанная на мнении столь известного и опытного человека.

В самом конце 2001 года самарские барды немало дивились появлению на свет достаточно странного документа. Бумага называлась свидетельством о регистрации и депонировании авторских прав на сценарий Грушинского фестиваля и в реестре юридической фирмы "Городисский и Партнеры" значилась под номером А55. На ее основании, автором вышеуказанного произведения, по его собственному заявлению, является Кейльман Борис Рафаилович, нынешний президент Грушинского клуба.

— И какой такой сценарий? — гадали в особенности грушинские старожилы. — Положение о фестивале было, программы концертов были. Где-то на словах договаривались, где-то на импровизации выезжали — все было. А вот сценария не было никогда.

Дальше еще непонятнее. Зарегистрированное несуществующее нечто якобы было создано в 1968 году. Беда в том, что в указанном году самого фестиваля тоже еще не существовало. Тогда состоялся слет — необычный, можно считать, что поминальный. У туристов в походах погибли трое товарищей. Леонид Кауров и Галина Амосова — в результате несчастных случаев. А Валерий Грушин, спасая детей.

Место в Ширяево, в районе Каменной Чаши, ребята из турклуба политехников и авиационного института (однокашники погибших) подбирали тщательно. Наконец нашли удачную пещеру для резонанса (ни о какой аппаратуре в ту пору и речи не было). Собрались. Помянули. Как водится, попели. Самое активное участие в проведении слета приняли Борис Скиба, Лев Сандлер, Виктор Егоров. Бориса Кейльмана промеж себя они как-то не заметили.

Обсудив итоги слета, туристы решили это дело продолжить. В основном усилиями четырех сторон: турклуба политехников, комитета комсомола авиационного института, областного клуба туристов "Жигули" и ГМК-62. Последний к тому времени являл из себя как бы федерацию молодежных клубов различных направлений и имел опыт организации различного рода фестивалей. Слово "фестиваль" как-то само собой пришлось ко слуху; так и решили назвать новое мероприятие. Создали оргкомитет, куда, кстати, вошел и Борис Кейльман. Но председателем он станет лишь в 1971-м, а два самые трудные года становления "Груши" "рулить" здесь будет Юрий Сорокин.

Теперь, быть может, ясно, отчего свидетельство на авторские права "сценария" зарегистрировано в столичной юридической фирме. В Самаре этот номер попросту не выгорел бы — слишком много нестыковок да заведомо безответных вопросов. Которые москвичи наверняка не задавали: ну, заявил себя человек автором чего-то — ну и вперед, ну и сам себе режиссер.

Ладно, Бог с ним, со сценарием, хотя симптомчик-то того... тревожный. Куда круче смотрелась история с арендой земли под фестиваль. Недавно вроде бы состоялся тендер на аренду этой самой земли. Хотя, вопреки практике, широкой огласки не было; многие вообще ничего об эдаком не слыхали.

В условиях полуумолчания тендер выиграла совсем недавно созданная (уж не для того ли специально?) фирма "Гео-Самара" (извиняйте, коли пишется не так — беру со слуха). В Грушинский клуб арендаторы земли на ближайшие четверть века представили договор, согласно которому фирма берется за обеспечение фестиваля транспортными, бытовыми, торговыми и некоторыми иными видами услуг. А творческая сторона по-прежнему остается прерогативой клуба.

Ой, что тут началось!

— Нас имеют, нас обирают, нас грабят, — на специальном заседании заявило руководство клуба (читай: тот же Кейльман), — верните нашу землю, не то никакого фестиваля не будет вообще.

И как ни призывал старый мудрый Фишгойт от взаимных претензий и шантажа перейти к разумному сотрудничеству, его голос остался в одиночестве.

Меж тем есть сведения, будто несколько лет назад именно Борис Рафаилович отказался от предложенной ему аренды подфестивальной земли. Больно уж хлопотное дело, по времени разверстанное на целый год, а не на разовое мероприятие. Тут все равно без опытных людей и солидных вложений прогоришь. Или появились теперь в клубе специалисты и капиталисты?

Вряд ли. Много лет подряд Борис Кейльман и его штатные сотрудники потихоньку разрушали некогда закрепленную уставом структуру Грушинского клуба. Дело дошло до откровенной конфронтации, когда инициативная группа создала едва ли не альтернативную клубу организацию — "Партнерство "Ассоциация самарских бардов". В ответ на это Кейльман с приближенными быстренько сочинили новый устав и выбрали правление, куда вошли некоторые штатные работники (что, по крайности, неприлично само по себе). Возник список членов клуба, куда не попали многие ветераны грушинского движения. Да вообще само понятие членства в клубе фактически уничтожено. В почете работа за деньги, а не за интерес. Посредством многочисленных договоров и трудовых соглашений.

Все эти внутрицеховые разборки творческую атмосферу, понятно, только портят. Вот уже и некоторые именитые иногородние барды отказываются ехать на фестиваль: мол, негоже нам выступать в супермаркете на сто с лишком тысяч посетителей.

Былая камерность Груши исчезла напрочь. Исай Львович вроде весело, но с затаенной горечью передал мне нечаянно подслушанный монолог юной гостьи фестиваля:

— Клевая тусовка! Вот только бы бардов этих поменьше!..

И таких здесь с каждым годом все прибавляется. Многие едут не петь и не общаться — оттянуться и оторваться на природе. А до кучи можно малость и музычки послушать. Под пивко. Эдак, неровен час, фестиваль придется переименовывать либо в самом деле закрывать.

Кстати, и то и другое уже было. Фестиваль туристской песни, патриотической песни, памяти Грушина, имени Грушина... Областной, всероссийский, теперь вон по сути — международный.

Шесть лет кряду, начиная с 1979-го, "Грушу" запрещали. Могильщиком фестиваля стал инструктор отдела пропаганды обкома КПСС Коля с доброй русской фамилией Косяков. Именно с ним только оккупировавший место "первого" Е.Ф. Муравьев консультировался по поводу целесообразности Грушинского. И именно товарищ Косяков подготовил вердикт: дескать, поют черт те что, дебоширят, костры жгут; прикрыть — и все дела. Официальная формулировка была диво как хороша: "Организаторы фестиваля исчерпали возможности проведения фестиваля в условиях природы, поэтому фестиваль будет проводиться в условиях города".

"Груша" выжила. В подпольных условиях, за Волгой. Благодаря энтузиазму людей, отдававших порою последние рубли ради ее проведения. Вопреки усилиям ребят из ЦК ВЛКСМ, не раз пытавшихся прибрать ее к своим идеологически чистым рукам.

Грушинский фестиваль и теперь должен выжить. Вопреки гражданам с не больно чистыми руками. Только для этого здесь многое надобно менять.

Во-первых, от диктатуры переходить к демократии. А от методов управления, когда один хозяин пытается поспеть за всем сразу, — к разумному сотрудничеству творческого, административного и коммерческого начал.

Во-вторых, 62-летнему Борису Кейльману пора бы всерьез озаботиться подготовкой сменных кадров. Как это было в эпоху Фишгойта и Скибы, коих легко и безболезненно для фестиваля сменили Исаев и Есипов.

Наконец, нужно искать способы сделать "Грушу" не кормушкой для узкого круга лиц, но целиком экономическим выгодным предприятием. Не растаскивая его по отдельности на брэнды, землицу et cetera. Напротив, предоставляя грушинскому люду максимум услуг во всяком направлении.

Вот тогда и попоем. И не раз. Да еще как!

 

Александр ВЛАДИМИРОВ

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2021