В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

03.06.2009
Материал относится к разделам:
  - История АП (исторические обзоры, воспоминания, мемуары)

Персоналии:
  - Васильев Георгий Леонардович
  - Дольский Александр Александрович
  - Иващенко Алексей Игоревич
  - Мирзаян Александр Завенович
  - Митяев Олег Григорьевич
  - Никитин Сергей Яковлевич
  - Щербаков Михаил Константинович
Авторы: 
авторы не указаны...

Источник:
"Московский комсомолец" в Украине, июнь 2000
 

Исторический портрет АП в лицах и судьбах

Часть 3.

 

70-ые годы

 

Оттепель закончилась, так и не растопив заскорузлости системы "массовой" культуры. Авторская песня в эти и последующие годы остаётся фактически единственной отдушиной и потому необычайно популярна. К тому же всё больше людей обзаводятся личными магнитофонами...

 

Все три представленных здесь автора начали писать гораздо раньше, в середине шестидесятых, но именно в этот период получили признание и стали известны широким кругам.

 

Александр Александрович Дольский

 

Одни называют его самым интеллектуальным бардом, другие — самым заумным, третьи — умствующим. Ясно одно: его творчество "не для средних умов" (хотя есть и исключения — "Мадам Анжу", например).

 

Дольский родился в Свердловске, после школы работал слесарем. В 1963 году окончил строительный факультет Уральского политехнического института, тогда же — аспирантуру на инженерно-экономическом факультете и музыкальное училище по классу гитары. С 1975 года живет в Ленинграде. Работал в НИИ градостроительства, был актером Ленинградского театра миниатюр, в восьмидесятом стал солистом эстрады и даже победителем 6-го Всесоюзного конкурса эстрадных артистов Поэт, заслуженный артист России, член Союза драматургов. Его перу принадлежат песни к кинофильмам "Старший сын", "Трактир на Пятницкой". Любит Киев, поэтому бывает здесь чаще многих других "бард-звезд". Потрясающий мелодист, великолепно владеет гитарой, большой любитель и мастер джазовых обработок.

 

Март. Сумерки...

 

Как в сумерки красив весенний синий снег,

Стальные облака краснеют по краям.

Ты, время, не спеши, останови свой бег:

Из дальнего окна доносится рояль.

 

Ты, время, не спеши, останови свой бег:

Из дальнего окна доносится рояль.

И пальцы, спотыкаясь в музыке своей,

Не вытянут никак логическую нить.

Прекрасней всех поет бездушный соловей,

А сколько нужно мук, чтоб руки с сердцем слить.

 

Все ближе, все точней мелодии канва,

Наверно, от повторов клавиши болят.

А мне все веселей, светлее голова,

И музыка цветет, как вешние поля.

 

Вот тремоло дрожит, как жаворонка трель,

Качаются леса аккордами ветров,

А вот капелью нот запричитал апрель,

И стелются дымы в низинах от костров.

 

У каждой жизни есть мелодия одна,

Ее берут у тех, кто музыкой богат,

И учат много лет без отдыха и сна,

Но сочинить свою труднее во сто крат.

 

Александр Завенович Мирзаян

 

Безусловно, один из самых лучших и интересных современных бардов. Гитаристы не верят, что человек, никогда не учившийся музыке, может так виртуозно играть, композиторы восхищаются его гармониями, а любители "чистой поэзии" преклоняются перед его композициями на стихи Иосифа Бродского.

 

Александр Мирзаян родился в Баку, вырос в Москве, где и проживает по сей день. По образованию инженер-физик, долгие годы работал в Институте теоретической и экспериментальной физики Песни пишет с 1966 года на свои стихи и стихи русских поэтов XX века. С 1987 года — художественный руководитель творческого объединений профессиональных авторов-исполнителей "Первый круг", куда также входят Юрий Лорес, Виктор Луферов, Михаил Кочетков, Владимир Капгер и другие. Президент ассоциации российских бардов (АРБ), постоянно участвует в работе жюри различных фестивалей и слетов.

 

Мирзаян — изощренный интеллектуал, скрывающий свои эмоции под маской довольно жесткой иронии. А уж подобрать на гитаре музыку его песен обычно затрудняются даже специалисты. К примеру, делится Александр осенившей его новой мелодией. Берет на гитаре десятка два аккордов, один необыкновеннее другого, так что у

окружающих коллег-бардов глаза по форме приближаются к квадрату, а потом небрежно бросает: "Ну, дальше там уже "навороты" пошли. ." "Дальше?!" — шарахаются все..

 

Посвящение Элле Фицджеральд

 

От шумных улиц до ночлега,

От сна до Страшного Суда

Толкает в спину человека

Его неловкая судьба.

Купец всему назначит цену,

Мудрец на все положит хвост...

Вращает музыка арену —

Певец выходит на помост.

Так только нищий славит Бога,

Так просит облака трава,

Так хриплым голосом пророка

В ушах взрывается труба.

И Слово с Музыкой сольется,

Когда ему велят молчать,

Когда под кривдой сердце гнется,

Труба ведет и голос рвется

Срывая первую печать.

 

Немую истину открою,

Но не пробью глухой стены,

Поскольку слабый голос мой

Не умещает тишины.

Слова, слова не пахнут хлебом,

Из них не выглянет рассвет...

И ты глядишь с надеждой в небо,

И снег летит тебе в ответ.

И все, и никуда не деться,

Никто не примет этих слез,

И нашу музыку и сердце

Перекрывает стук колес,

Когда в окне навстречу мчится,

Раскинув белые поля,

И, зная все, что здесь случится,

Кричит в пустые наши лица

Больная Родина моя...

 

Сергей Яковлевич Никитин

 

В середине шестидесятых годов в самодеятельную песню ворвалось новое веяние, под знаком которого прошло не менее полутора десятков лет. Сначала она выражалась одним именем — Сергей Никитин.

 

Именно он внес в песню, во-первых, музыкальность, во-вторых, исполнительский артистизм, принципиально отличающийся от авторского Другими словами, с ним в самодеятельную песню пришла эстрадность. Не та, конечно, которую можно видеть на современной эстраде — не "ширпотребовская". Никитин был первым автором, нашедшим способы сочетать традиции самодеятельной песни и законы "большой сцены" Вторым стал Вадим Егоров, привнесший в авторскую песню эстрадность поэтическую, Наконец, в 70-е годы почин был подхвачен "массами". Это течение в самодеятельной песне было настолько мощным, что примерно к 1972 году стало ведущим, всеподавляющим. Маломузыкальные песни, даже глубокосодержательные, не воспринимались большей частью аудитории. Публика внимательно следила за их мелодической чистотой, подчас забывая о стихотворной (Правда, самого Никитина тут упрекнуть не в чем — он очень тщательно выбирает стихи и его планка стоит неизменно высоко.) Зато это направление сильно популяризовало самодеятельную песню

 

Сергей Яковлевич — коренной москвич. Первую песню, "В дороге" на стихи И. Уткина, написал в 62-м году. В 1968-м окончил физфак МГУ, на котором организовал и возглавил квартет, переросший позже в секстет. Биофизик, кандидат физико-математических наук. Более десяти лет работал научным сотрудником в Институте органической химии АН СССР и параллельно писал музыку, в том числе к песням для кино-, теле-, мультфильмов и спектаклей. С начала девяностых работает заведующим музыкальной частью московского Театра под руководством Олега Табакова.

 

Дети Юга

 

Да разве могут дети юга, Hm Е F#7 Hm

Где розы блещут в декабре, H7 Em

Где не разыщешь слова "вьюга" Em Em/C# F#7

Ни в памяти, ни в словаре, Hm

Да разве там, где небо сине D D+5 D

И не слиняет хоть на час, Am H7 Em

Где испокон веков поныне Em Em+5 A7

Все то же лето тешит глаз. D F#7

 

Да разве им, хоть так, хоть вкратце, Hm Е F#7 Hm

Хоть на минуту, хоть во сне, H7 Em

Хоть ненароком догадаться, Em Em/C# F#7

Что значит думать о весне, Hm

Что значит в мартовские стужи, D D+5 D

Когда отчаянье берет, Am H7 Em F#7

Все ждать и ждать, как неуклюже Hm Em Em/C#

Зашевелится грузный лед. Hm Е F#7 Hm

Все ждать и ждать, как неуклюже D Е F# А G

Зашевелится грузный лед. Hm Е F#7 Hm

 

А мы такие зимы знали,

Вжились в такие холода,

Что даже не было печали,

Но только гордость и беда.

И в крепкой, ледяной обиде,

Сухой пургой ослеплены,

Мы видели, уже не видя,

Глаза зеленые весны.

Мы видели, уже не видя,

Глаза зеленые весны.

 

80-ые годы

 

Олег Митяев

 

Ну, кто же не знает Олега Митяева! Если не имя, то хоть строчку. Для туристов и всякой компанейской публики Митяев — это прежде всего "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались".

 

Для публики ресторанной он — "Соседка", "Француженка" и другие песни в исполнении Миши Шуфутинского, коему часто и приписывают авторство. Олег родом из Челябинска. В 1975 году окончил в родном городе монтажный техникум, а после службы в армии — Челябинский институт физической культуры В восьмидесятом году начал писать песни. Работал монтажником, тренером по плаванию, художником, завклубом, даже дворником .. Несколько лет был артистом Челябинской филармонии. Потом закончил Российскую академию театрального искусства, и, благодаря природному и приобретённому артистизму, стал одной из ярчайших звезд на небосклоне авторской песни.

 

Из тех, кто любит этот жанр, одни безоговорочно приписывают ему первое место в "новой волне", другие столь же безоговорочно заявляют, что Митяев — это вовсе не авторская песня. В общем, ситуация ясна: как автор Олег состоялся, а что новые песни и концерты в последнее время стали не такие душевные — так ведь за популярность чем-то расплачиваться надо...

 

В осеннем парке

 

В осеннем парке городском

Вальсирует листва берез,

А мы лежим перед броском,

Нас листопад почти занес.

 

Занес скамейки и столы,

Занес пруда бесшумный плес,

Занес холодные стволы

И бревна пулеметных гнезд.

 

А на затвор легла роса,

И грезится веселый май,

И хочется закрыть глаза,

Но ты глаза не закрывай.

 

"Не закрывай!" — кричат грачи, —

Там сквозь березовый конвой

Ползет лавина "саранчи"

На город за твоей спиной!

 

И ахнет роща, накренясь,

Сорвутся птицы в черный дым,

Сержант лицом уткнется в грязь —

А он таким был молодым...

 

И руки обжигает ствол.

Ну сколько можно лить свинец !!!

Взвод ни на пядь не отошел,

И вот он, вот уже конец...

 

Развозят пушки на тросах,

Все говорят: "Вставай, вставай!"

И хочется закрыть глаза,

Но ты глаза не закрывай.

 

"Не закрывай, — кричат грачи, —

Ты слышишь, потерпи, родной.

И над тобой стоят врачи,

И кто-то говорит: "Живой".

 

В осеннем парке городском

Вальсирует листва берез.

А мы лежим упав ничком,

Нас листопад почти занес...

 

Нас листопад почти занес...

В осеннем парке городском

Вальсирует листва берез.

А мы лежим упав ничком

В осеннем парке городском...

 

Михаил Щербаков

 

По праву считается одним из пионеров нового, постсоветского поколения. Мнения о творчестве Щербакова можно услышать самые разные: от восторженных до резко отрицательных.

 

Булат Окуджава, например, познакомившись с его песнями, отказался от своего более раннего высказывания о якобы смерти авторской песни; очень высокого мнения о Михаиле Щербакове придерживаются и Юлий Ким с Владимиром Ланцбергом. Недоброжелатели же обвиняют его в отступничестве от идеалов КСП и иных "священных реликвий" АП. Впрочем, положительные отзывы преобладают.

 

Родился в городе Обнинске Калужской области. В 1988-м окончил отделение русского языка и литературы филфака МГУ, живет в Москве. Пишет песни с 1978 года, всего написал более 300 песен и стихотворений, Широкую известность Щербаков снискал в конце восьмидесятых, когда были изданы его первые сборники и он начал активно выступать с концертами.

 

Песнями занимается профессионально — в том смысле, что ни в каких других местах не работает и живёт "от спетого" на деньги, вырученные от концертов, публикации книг, выпуска авторских кассет и дисков. Жанр, в котором работает, сам Щербаков называет просто песней, опуская определения "авторская" или "самодеятельная". На вопрос о наиболее уважаемых им авторах, работающих в том же жанре, неизменно отвечает: "Окуджава, Ким, Новелла Матвеева". Из любимых поэтов называет Бродского, Мандельштама, обэриутов. Часто подчеркивает, что события, упоминаемые в его песнях, никаким образом не соотносятся с его личной биографией, в которой, как он сказал, "особенных внешних событий не было, и надеюсь, что не будет".

 

Новый гений

 

Неведомых значений ища в промозглой мгле,

Какой-то новый гений проходит по Земле.

Он движется бесстрашно, не узнанный пока.

Из времени в пространство течет его река.

 

Неясен и невзрачен еще его порыв,

Но час уже назначен, уже готов мотив.

Меж идолов пременных шаги его легки.

Но здравый соплеменник не даст ему руки.

 

Проходит новый гений среди земных сует.

Над ним неон и гелий струят прощальный свет.

Прохладой веет камень, соцветья льнут к лицу,

Но каждый встречный — Каин, и каждый шаг — к концу.

 

Из будущих сокровищ покуда — ни строки.

И ты, его сородич, не дашь ему руки.

И, сгорбившись от боли, он вдаль уйдет, скорбя,

Чтоб где-то в ратном поле погибнуть за тебя.

 

И вот, когда он канет, исчезнет, пропадет,

Когда его не станет, настанет твой черед.

Но поздний гром победный не вылечит обид.

Дневной светильник бледный жилья не озарит.

 

Сыщи вниманье паствы, и кайся, и кричи.

Пусть речи будут страстны, и слезы горячи.

Ничто не шелохнется в тиши ночных орбит,

Слезам не отзовется, речей не повторит.

 

Иваси: Алексей Георгиевич Иващенко

 

Москвич, окончил географический факультет МГУ (1980) и Всесоюзный институт кинематографии (1985). Актёр. Песни пишет с 1974 год. на свои стихи, а также совместно с Георгием Леонардовичем Васильевым, с ним же выступает уже много лет с концертными программами (см ниже).

 

Георгий Леонардович Васильев

 

Родом из Запорожья. Окончил географический и экономический факультеты МГУ Экономист. Песни пишет с 1973 года на свои стихи, а также совместно с Георгием Леонардовичем Васильевым. (см. выше)

 

Несмотря на сложившийся образ "легковесных шутников", артист Иващенко и предприниматель Васильев — очень серьезные люди. А их вклад в популярнейший суперпроект "Песни нашего века", трудно переоценить.

 

Кончается четверг

 

Кончается четверг, и дождик мелок...

 

Алексей Иващенко

 

Кончается четверг, и дождик мелок,

И сквозь него едва-едва видны,

Два косяка летающих тарелок,

Над мокрой территорией страны,

 

И девушки, бегущие с работы,

По лужам торопливо семеня,

Промокший двор и в нем промокший кто-то,

Немножечко похожий на меня.

 

Ох, как легка и необыкновенна

Та женщина, что скромный свой уют

Несет в химчистку в сумке здоровенной.

Немножечко похожей на твою.

 

А из-за облаков, сквозь дождик мелкий

Глядит на двор в подзорную трубу

Бортинженер летающей тарелки.

Немножечко похожей на судьбу.

 

Кончается четверг, и дождик мелок

И трудно различить в промозглой мгле

Чего-то, что на небо улетело,

И то, чего осталось на земле.

 

И две фигуры посреди стихии,

Друг с друга не спускающие глаз.

Промокшие, слепые и глухие,

Такие непохожие на нас.

Счастливые, слепые и глухие,

Такие непохожие на нас.

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2019