В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

14.01.2010
Материал относится к разделам:
  - АП как искусcтво
Авторы: 
Мирзаян Александр

Источник:
http://alexkrm.narod.ru/Temp/mirz_lect.htm
http://alexkrm.narod.ru/Temp/mirz_lect.htm
 

Русская поэзия как русская цивилизация

"Русская поэзия, как русская цивилизация" [1]

 

Лекция, Новосибирск, 9 марта 2008.

 

Стенограмма

***

(запись велась не с самого начала)

 

...Мартин Хайдеггер, величайший философ. Он занимался языком, пожалуй, столько, сколько не занимался ни один философ мира, он занимался 60 лет. Он прожил очень долгую жизнь, и вот его знаменитая работа "Язык как дом бытия"[2]... она фундаментальная для всех филологов и философов языка. Хайдеггер пишет такую фразу: "Когда Логос себя исчерпывает, он призывает мелос". Логос — имеется в виду Логос не божественный логос, а логион, словесность, когда язык себя исчерпывает словесный, он призывает мелос.

 

Так вот, если положить рядом слова и музыку, то в принципе ничего не произойдет, потому что нужна еще третья составляющая, которая могла бы их свести вместе; это, естественно, исполнение. И когда этот ряд существует, слова, музыка, исполнение, получается то, что мы называем песней. Слова плюс музыка плюс исполнение равняется песня. Хайдеггер в действительности говорил о некоей полноте, в то же время один из математиков-астрофизиков Джордж Фарроу сказал, что любое непоэтическое раскрытие реальности не может считаться полным и достоверным. Любое непоэтическое. То есть существуют структуры, которые описывают нечто, что прямой речи не поддается. Давайте я сейчас сразу скажу. Дело в том, что логический анализ, на котором построена вся европейская цивилизация, он весь умещается фактически в двух точках, зонах головы: зона Брока, вот здесь... и вот дальше идет Вернике[3]. Здесь прямая речь идет. Поэтический язык, как выяснилось лет тридцать назад, всего-навсего, работает язык, нейробилология мозга, нейролингвистика и все эти науки это новейшее время, лет 30 назад, не больше. И одна из самых серьезных работ, на которую ссылается большинство современных исследователей в нейробиологии, и люди которые занимаются сейчас, очень много физиков, математиков, логиков занимаются языком... вот они все в основном ссылаются на эту работу, Тёрнер и Попель. Один — директор Техасского технологического университета, другой директор медико-биологического центра мюнхенского... И вот они написали такую совместную работу, называется "Поэзия, мозг, время"[4]. Они показывают, каким образом поэзия функционирует в режиме... собственно говоря, поэзия и есть продукт режимов мозга. Определенных. И более того, сама поэзия задает эти режимы мозга. То есть там тактовые структуры, связи правого, левого полушария, режимы функционирования определенных циклов, мозговых, нейронных, синапсных связей, это сложнейшая структура. Но то что Хайдеггер в свое время говорил: "сущность человека вырастает из языка, мышление есть поэзия" — оказалось просто нейробиологическим фактом. И когда уже нейробиологи говорят, что чем больше сюда закачано "поэтического вещества", скажем так, тем более оно построило структуры восприятия и мышления мозга, тем более человек является продвинутым во всех областях деятельности. Потому что он мыслит принципиально другими структурами, это нелинейный мозг получается. Это вот нелинейный мир, о котором сейчас столько пишут, и которым занимается сейчас вся продвинутая наука, вот этот нелинейный мир, поэзия и является как бы сущностью этого нелинейного мира.

 

Но мы пойдем потихонечку. Значит, я приду к тому, почему русский мозг устроен особым способом, почему русский язык — это тоже вот особый лабораторный язык, поскольку так исторически сложилось, я сошлюсь на людей, которых можно будет записать и посмотреть в интернете, их работы по этому поводу... И мы придем к тому, что вот... чем является язык, поэзия, музыка, песня в действительности — что это базовые структуры вообще, и в воспитании, и в образовании, и чем больше поэзии, как я сказал (вернее не я говорю, это нейробиологи), тем более продвинуты и человек, и цивилизация, общность на базе вот этих наработок. И я начну, покажу, как вот это происходит.

 

Значит, мы выяснили, что эта структура — стих, музыка и интонация — образуют некую полноту. Самое интересное, я не нашел нигде, и у своих друзей математиков и физиков спрашивал, нету такого значка взаимодействия. Потому что сложение не отражает суть этого процесса. Вы понимаете, да? И вот для химии тоже хорошо было бы иметь значок не плюсов там, H+O, а именно моменты взаимодействия должны быть отражены. Такого значка на сегодняшний день нет, я как то сел полчаса посидел подумал, потом заскучал и придумать значка взаимодействия не сумел. Поэтому я пишу тупо — функция. Функция (стих, музыка и все что не входит в стихотворение, музыку: тембры, голос, паузы там — все это интонирование). Значит, интонация, между прочим, лингвисты выносят интонацию как внетекстовую категорию, и все ссылаются на Бахтина, что у него интонация это либо надтекстовая категория, либо внетекстовая, в общем, текстом ее не принято называть. И тем не менее Андрей Белый пишет Марине Цветаевой письмо, в 1924-м году, есть известная такая переписка Белый – Цветаева[5], и Андрей Белый говорит, что русскую поэзию ждет вообще большое песенное начало. Андрей Белый вообще провидец был, он предсказал и 41-й год, и 37-й год... После Ленина следующий мозг, который изучали в институте мозга, как он назывался я не помню, лаборатория которая кремлевская, следующий мозг, который изучали в поисках гениальности, был мозг Андрея Белого[6]. И Андрей Белый в 1924 году пишет, что русскую поэзию ожидает великое, большое песенное начало... "а ты у нас, Марина — первая певица! И все твои тире, все твои знаковые системы — это фольклорные интонации". Я, честно говоря, прочел и обалдел. Тут же взял Цветаеву с полки, и совершенно ее в другом ключе начал читать. То есть действительно, это фольклорное начало в ней присутствует поразительным образом. Ну кто бы знал, что через 50 лет после того как Андрей Белый в ее адрес скажет такие слова, на стихи Марины Цветаевой начнется просто паломничество песенное. Кто на нее только не писал, и есть очень интересные, хорошие — ну что говорить, в "Иронии судьбы" есть прекрасная песня. И... а она ему отвечает: Андрей, — Борис Бугаев, естественно, она ему пишет: "Боря, интонации — это самые большие слова"... Бернард Шоу пишет: "Слово да и нет пишется одним способом, единственным на листе, но можно произнести да как нет и нет как да" и между ними есть 500 способов как это произнести. Бернард Шоу... Иосиф Бродский пишет: "Анна Ахматова одной своей интонацией делала нас христианами быстрее, нежели бы мы читали соответствующие тексты"[7]... Значит, на одной стороне интонация Ахматовой, на другой всевозможные религиозные тексты. Одной интонацией она сделала быстрей.

 

Извините! Если интонация перевешивает тексты, мы должны понимать, что это очень глубокая семантическая система. Смысловая. И когда Цветаева говорит: "голос это не столько горло, сколько смыслы" ...и Пешковский — наш филолог, в 28 году написал статью "Интонационная грамматика"[8]. Я ее не читал, у кого не спрашивал, статью, нет, невозможно... нет, в интернете нет. Академик Щерба, будущий академик, он тогда не был академиком, он не только поддержал Пешковского, что этим надо заниматься, он сказал, что интонационная грамматика — это будет не просто как бы фрагмент филологии, это будет отдельный раздел филологии. Я к чему это все говорю? Мы понимаем, что это не просто текст, а это может быть самый мощный несущий текст. Во всяком случае, это текст межвидовой: животные же не понимают слов, verbum'а, но когда ему скажешь "ой дурачок мой, негодяй, иди сюда" он же считывает не негодяя и не дурачка, считывает ту нежность, с которой ты к нему обращаешься. Животные интонацию считывают. Мне говорили, что есть опыты с растениями, но... понимаете, я такой кондовый физик, и я привык оперировать вещами, которые можно в действительности потрогать, хоть каким-то образом. Если никаким образом не трогаются они, я стараюсь этого как бы не делать. Я грубый экспериментатор, мне важно знать, что это полетело туда, это полетело сюда... чтобы я мог потрогать, чтобы я увидел шлейф от частицы, чтобы я мог хоть как-то посчитать, чтоб был какой-то фиксированный момент, да. Такая вот работа была.

 

И с интонацией — замечательный пример. Слова Высоцкого, музыка Высоцкого, исполняет Джигурда[9]. То, что песня — понять практически невозможно, орет громче и шибче. Но про что это? Непонятно. Космонавты брали с собой Высоцкого, чтобы он накачивал их этой стойкостью и энергетикой. У товарища Джигурды доминирует истерика. Если бы Высоцкий был истеричен, туда бы его никто не взял. И альпинисты, и геологи тогда бы его не пели, потому что там истерика не нужна. То есть это принципиально другой подход к тексту и другое решение, то есть это текст решения, это очень важная вещь. У меня как-то на передаче была юрист, полковник-криминалист, и когда мы что-то с ней зацепились, она говорит: я вот когда-то в юности была на вашем концерте где можно послушать, я говорю, вы на концерт не ходите, там делать нечего, сейчас занимаюсь тем-то, она: а! Как интересно, а вы знаете, у нас появился аппарат, новый разработали наши ребята, сейчас голос, записанный на пленку, входит в доказательную базу, раньше этого не было. Этот аппарат позволяет на сегодняшний день распознавать 550 параметров голоса[10]. Если ты хочешь его изменить, через подушку, бумажку, телефон... оказывается, искусственно человек может изменить не больше 12 параметров своего голоса. Остальные 538 просто не в состоянии. Поэтому это доказательная база. Но если в этой интонации 500 с лишним параметров, мы понимаем, что этот текст в действительности — это метафизика, в аристотелевском смысле, то, что мы не можем потрогать. Метафизика — она за физикой, мы потрогать ее не можем, мы не знаем. Что человек сообщает нам своим голосом. Вот он зашел на заднюю площадку автобуса, мы не слышим, про что он говорит, но по одной интонации мы знаем: с ним можно иметь дело или нельзя. Это свой-чужой, тембральные эти дела, интонирование — очень важный параметр. Информационный, скажем так, информационный, личностный...

 

Так вот смотрите, что получается. С этим параметром я не знаю что делать. Не знаю. Но два других вот — стих и музыка... В свое время все величайшие религии и философии мира говорили, что мир устроен как стихотворение. Эта фраза принадлежит Хлебникову. Все боги мира — главные, санскрит, иврит — что дальше? Греки, латиняне, египтяне... У всех этих богов — все они певцы. И мир был сотворен пением. Индийский эпос "Ригведа" говорит — богиня Вач, богиня слова — рождает Кая-Пурушу[11], певец, поэт, человек-поэт, и он творит этот мир поэтическим образом. И он говорит: весь этот мир создан мною, духом поэзии. Духом поэзии создан этот мир. В Каббале написано: Господь создавал мир следующим образом — он был создан божественным глаголом в соединении с ангельским пением. И если мы вспомним средневековую живопись сотворения мира, то там всегда — ангелы поющие, трубящие и там наверху Господь... Вот этот момент создания мира песней отражен и в европейской живописи достаточно широко.

 

И когда я наткнулся на работу Николаева о некоторых ошибках академика Колмогорова[12], академик Колмогоров — это выдающийся наш математик, создатель всемирной в общем-то математической школы, и я нашел у него порядка 12 работ — математика и поэзия, математика в поэзии. Он работал там вместе с Прохоровым, академиком, еще с рядом людей, он был инициатором математического подхода к поэзии. Самые интересные работы я не видел. Оказалось, эта работа его посвящена тому, что он ищет в поэтическом тексте, в конструкции поэтической, космологические константы порядка. Космологические параметры порядка. То есть вы понимаете: это организация порядка из хаоса. Та фраза замечательного русского поэта Льва Лосева: "поэты часто сходят за богов, поскольку в нечто обращают хаос"... Колмогоров, фактически, занимался поиском параметров порядка, с помощью которых поэты превращают хаос в порядок. Собственно говоря, слово космос на греческом означает порядок, и в первую очередь слово космос означало песню. У Гомера, Пиндара, Вакхилида космос означает песню. Космос эпио — это "порядок песни". Эпеон, эпос. Космос эпеон — порядок песни. И слово песня, сама по себе, греческое вот это "пойэо" — называлось и песня и поэзия, потому что греки, они не различали... собственно говоря, все что мы знаем из античной поэзии — это была песня. И Архелох и... Пушкин какой строкой писал? — алкеева... Алкей, Сапфо, вся греческая античная поэзия (античная, это я говорю, исключая Рим, более поздние образования) — именно греческая поэзия, это была песня. Это все пелось. Включая, между прочим, и Софокла, и Эсхила, и Эврипида — они писали оперы. Более того, и Эсхил, и Софокл наезжали все время на товарища Еврипида и говорили: что там товарищ Еврипид пишет? Ходит по улице и собирает мотивчики уличные! И вставляет их в свои произведения. И за счет этого выигрывает... на него ходят... Еврипид — попса того времени. Скажем так. Попсовый такой был драматург. А Эсхил и Софокл сами писали музыку, они не собирали так... по улицам не ходили, они очень возмущались этим, что он нечестную игру ведет, Еврипид. Но вот тем не менее.

 

Значит, на русском языке, это из санскрита, "пети", "спивати" (на украинском) это соединяться, наполняться. Слово "п'ити" и "п'ита", иврит, питание, это однокоренные, это деривации одного слова. "П'ути" на санскрите означает соединяться, наполняться молоком небесных коров. А небесные коровы — это Исида, у египтян, у индусов я забыл как она, вот коровы небесные, почему в Индии коровы священные животные, потому что она хранительница молока, хранительница знания. Это именно гимны, и млечный путь — молоко знания — оно символизировалось в корове. И корова — это хранительница знания и молока, вот, Исиды. А певец добывает это молоко в гимнах. И поэтому он несет мудрость.— вот он, несущий мудрость, прозрения и откровения миру, у индусов.

 

Так каким образом... Декарт говорит: "поэт — учитель математиков". Когда Капица, Малинецкий, Курдюмов (после смерти Курдюмова Малинецкий стал директором института прикладной математики) — выдающиеся математики современности — так вот они втроем написали книгу "Синергетика будущего"[13]. И там они тоже пишут, что куда бы ни пришел ученый, там уже был поэт. Яншин, вице-президент АН, еще СССР, в интервью с Львом Николаевым, замечательный такой журналист, единственный, кто делает приличные передачи о науке, — и там когда Николаев говорит: вы занимаетесь наверно на сегодня самым интересным, что есть (он физик, он занимался теорией Вернадского, ноосферой) на что ему геофизик академик Яншин Александр... кто отчество помнит? Леонидович. Он говорит: это конечно, интересно, но "самое интересное на свете это поэзия, потому что она говорит обо всем". И вот это "говорит обо всем" (мир как поэтическое устройство) мир как песня, у греков, у латинян все это было отражено в самом языке. Мифология отражается. Пан, сын Гермеса, "пан" это все, да, "панславизм", слово "пан" вошло во все языки мира и означает "все". Весь мир пан плюс эхо равняется "Ямбе" — многомудрая. Эпитет ее постоянный. Ямбы — это песни. Ямбический размер потом стал песенным, такой главный песенный размер.

 

То есть вот отзвук мира — это и есть песня. Таким образом отражено. У латинян — мы все знаем, слово вселенная на латинском — юниверс по-английски, но на латыни уно версус: единый стих. Верзус стих, университет — стих, направление и связь. Вот этот верс — латинский — корневой, который к верзусу относится — стихотворение как связь, как всесвязность. Как целое, как вселенная. Верс — даже русское веревка происходит из этого. И русские вирши тоже происходят отсюда. И — смотрите — когда я говорю что верс — истина (ин вино веритас) веритас, верос, вера, веро, это все как бы весь комплекс. Деривации смыслов одного в действительности корня. На старославянском в действительности осталось в сербском только верство — правда, истина. То есть в славянских языках это тоже было, а сербский — самый корневой в действительности из славянских языков. Так вот, мы к этому "вершить" вернемся в другом контексте.

 

И вот я снова возвращаюсь вот к этой функции стиха, музыки и интонации. Собственно говоря, почему так? Почему Колмогоров искал эти параметры[14], что вдруг? Вот смотрите, если мы разберем... стихотворение напишем, эти ямбы, то есть нет, хорей я написал: "буря мглою..." что там дальше? "Вихри снежные крутя"... тут последнего слога нету, я его зануляю. Вы понимаете: в матрицах отсутствующие элементы — зануляются просто. Мы нарисовали тактовую матрицу. И вот если мы прописываем... филологи делают так вот... я вот так... То есть если мы посмотрим как устроено вот это, мы же видим, что это матрица? Тактовая матрица. В действительности в математике высшей такие матрицы описываются вот так... Эта матрица похожа на тензор электромагнитного поля, кто знает... в действительности это тот же тензор. Если мы возьмем порядок, по которому мы его описали, тут единственный фрагмент мы описали, из чего состоит поэзия — это время. Тензор по времени, поэтическая модель.

 

Что такое матрица, вообще-то? Принцип связи. Ничего страшного в нем нет, все же связано, да? Что ищет физик — взаимодействия... Силы тяготения данной массы... Это законы Ньютона. Электромагнитное поле — это взаимодействие между частицами, магнитными полями... Все матрицы описывают принципы взаимодействия. Определенные силы, ядерные, электромагнитные, гравитационные; матрица описывает способ их взаимодействия. И в поэзии вот это принцип взаимодействия, главный — выражен ритмически, вот такой структурой.

 

Когда я прочитал впервые.. у кого, сейчас вспомню у кого... Василий Кириллович Тредиаковский... пишет что у нас у русских, Библия всегда переводилась, к сожалению, линейным текстом. 600 лет мы не знали высокой поэзии. Псалмы Давида переводились прозою, и только отец Симеон Полоцкий впервые перевел Библию стихами. И Василь Кирилыч пишет, что это большая трагедия была, что мы не знали ритмического устройства высоких стихов. И он пишет: "а меж тем, слово, организованное словом, мерой и числом есть наивысшее изобретение, наивысшее открытие человека". Я когда увидел слово мера и число — определение матрицы! Поэтому определение поэтической матрицы принадлежит не мне, а Тредиаковскому. Я ее только записал, как могу, что называется.

 

Так вот, когда мы понимаем, что это фигура, несущая в себе принцип организации порядка, когда Пушкин пишет: "поэзия — магический кристалл"... Это тоже он говорит о структурности... не знал он про матрицы тогда. И когда Пушкин говорит о магическом кристалле поэзии, речь идет о некоей оптике. О некоторой оптике, через которую действительно что-то видно. Оптика каким-то образом организована, так что мы может через нее что-то видеть.

 

Про музыку говорить... Музыка и математика это вообще... Есть отдельный раздел, которым занимаются очень в Венгрии, кстати. Там очень много книг "музыка и математика" — но достаточно сказать, что Пифагор всю арифметику выводил из музыки. Из монохорда. То есть первые соотношения, которые появились, математические, он вывел из музыки. И математикой называлась сначала арифметика, потому что число у Пифагора арифмос, и в русском варианте аритметика... не помню, у Магницкого она была аритметика или уже арифметика. Неважно: первые издания были аритметики. Число как аритмос. И музыка, гармонический анализ мы все знаем в математике, это все музыкальные построения. Более того я вам скажу, сейчас очень модно стало: в математических лабораториях делают всякого рода изыски; я в первый раз столкнулся с музыкальными решениями серьезных математических уравнений у профессора Филиппова, помните, такая "библиотечка Квант" выходила? Она уже не выходит, журнал есть... Так вот мы соседние для себя области науки изучали в основном по этой "библиотечке Квант". Вот я не занимался, например, солитонами, когда вышла книга Филиппова мне сказали, старик, почитай. И профессор Филиппов как раз пишет о солитонах... солитоны — это стоячая волна, короче говоря. Вот пульс — солитон. На море бывает, цунами — это тоже стоячая волна... и весь мир во многом устроен из этих самых солитонов. И это уравнение Кортевега — де Фриза, которое описывает стоячий солитон Рассела, это ... там Филиппов приводит музыкальное его решение. Какая-то мистика, я думал, хотя это был 85-й год где-то... тогда еще таких глупостей не публиковали, и это было вполне интересно. Мне говорят: открыл Америку, ты посмотри в МГУ на ВМК (вычислительные машины и кибернетика), как там дифференциальные уравнения атмосферные решают, какую музыку сфер играют. Я через 10 лет только попал на ВМК, на один семинар и действительно, послушал вот эту музыку сфер...

 

Музыка и математика вообще до 18 века считались одной наукой. Логично, музыка относилась к математическим наукам, и это ни у кого сомнений просто не вызывало. Чем она и должна быть по большому счету. Если мы вспомним Пушкина, "алгеброй гармонию проверить"... Хотя в действительности наоборот, гармонией проверяется алгебра. Я вам расскажу смешной случай, замечательный... Иссаак Абрамович[15], сидит на каком-то семинаре теоретическом. А я пришел, я не теоретик, но там интересная тема, приглашали на предмет как бы философских всяких изысков. Постскриптумов как бы, что за этим стоит. И я сидел, слушал и вдруг Зельдович обращается, говорит: посмотрите, пожалуйста на доску, — а он сидит, в уголочке курит. Сидел писал, писал...— "посмотрите на доску" — посмотрел — полная ахинея, и опять назад вернулся. Почему? Ну, там одни мужчины сидели... литературная цитата: но некрасиво же! Вот этот момент эстетики... Когда я уже у Шредингера, у Айзенберга, у Нильса Бора наткнулся на эстетические аспекты математических и физических наук, эта фраза для меня стала уже такой паролевой. Потому что Шредингер понял, что и Паули, и Дирак, и все создатели квантовой динамики, термодинамики... они исходили из эстетических во многом параметров. Ряд вещей, которые они себе представляли, формулы приходили через определенную эстетику представлений. Сложно на пальцах эти вещи объяснять, ну скажем, волновое уравнение Шредингера ниоткуда не выводится. Его вывести невозможно. Он его увидел эстетическим образом, Шредингер сам о себе это пишет. Эрвин Шредингер считал себя в первую очередь философом, а потом уже физиком, хотя он-то создатель квантовой физики. Эти моменты: музыка, гармония, красота — в современной высокой науке они не просто присутствуют, а как бы начинают задавать определенные философские концепции. И когда такая фигура как Грин, лауреат Нобелевской премии по физике, у него потрясающая книжка вышла, называется "Элегантная Вселенная"[16], уже само название, да? Исключительно эстетическое. Он занимается суперструнами. И говорит, что принципы работы музыканта и физика-теоретика примерно одинаковы. А Роджер Тарроуз, выдающийся физик и математик, лауреат всех мыслимых премий по физике, он написал замечательную книжку не так давно на русский переведена, "Новый (...)[17] короля". И он там пишет, что работа мозга музыканта и математика практически схожи до тождества. Я слабо представляю, как это он может интерпретировать, но тем не менее хотя бы представляю немножко о чем идет речь. Не сам процесс, а о чем идет речь.

 

Так вот, музыка — это гармонические матрицы, гармонический анализ, естественно, так смотрите, что происходит. Принцип взаимодействия нескольких разно организованных текстов. И все матрицированные. Математизированные тексты. И плюс: они скреплены вот этим полевым метафизическим текстом, неизвестно как определимым. То есть получается, фигура, если мы ее разбираем, очень сложно математизированная, и параметры порядка, участвующие в ней, очень плавающие в том смысле, что они определяются во многом третьим текстом, интонационным. Как они будут с собой взаимодействовать. То есть это фигура, над которой ближайшая наука будет ближайшие тысячелетия сильно задумываться. Если уж академик Колмогоров и все кого я перечислил, об этом уже так или иначе упоминают...

 

Почему я на этой фундаменталистике так останавливаюсь? Чтоб мы поняли, с чем мы имеем дело в последующем моем изложении. Чтобы было понятно, к чему это все ведет.

 

Так вот, когда философы древности и новые философы говорят, что песня правит миром, или вот "властью песни быть людьми могут даже змеи" [18] — это прямая цитат из Вергилия — я совершенно случайно на это наткнулся, и до сих пор не удосужился у Новеллы Николаевны Матвеевой спросить, оттуда эту фразу взяла или нет. Новелла Николаевна — образованная дама, так что я думаю, что с Вергилием она была знакома. Но весь фокус в том, что слово власть и песня — это одно и то же слово. На старославянском владыка, власть — на сербском, на старославянском — уладать, то есть приводить в лад, на украинском влада — власть, на сербском, болгарском, хорватском — улада, властвовать — уладать. То что земля дана человеку во владение, в писании сказано, земля дана человеку для приведения в лад. А не в пользование. Так вот во всех языках мира этот факт отражен. Ном у греков — гимн Аполлону — номе — область в Греции, Египте, еще в ряде мест, и правитель области — номарх. Вот власть песни. Чем он владеет? Мир так устроен, потому что певец что-то изобретает. Мир таким образом организован. Вот мы еще будем про это говорить, когда лиру мира будем рассматривать... лучше я сейчас скажу. Помните, октавный принцип в звуке, октавный принцип: "каждый охотник желает знать где сидит фазан". Цветовая палитра — октавный принцип. Более того, этот аккорд — плавные цвета, красный, оранжевый... нет, красный, желтый синий... это из ряда цветов фундаментальных. Из них все цвета образуются. Это аккорд ля минор.

 

Так вот, звуковой принцип. Октавный. Световой октавный принцип. Вспомните таблицу Менделеева. Восьмеричная система, с рифмующимися свойствами в каждом столбике. Это матрица. Так вот, генетический квадрат — мы состоим из 64 кодонов или триплетов, которые образуют геном. Вот эти 4 нуклеиновые кислоты, рекомбинация вот этих триплетов (которые из трех аминокислот состоят) они, кодон или триплет, их 64 штуки. И вот 64 штуки это квадрат 8 на 8. Об этом очень давно догадывались. Кстати, новосибирский профессор, великий математик Ромер, еще в 60-е годы писал, что стихотворный текст и генетический должны быть как-то между собой идентифицированы. Это были у него заметки. И вообще язык и генетика должны быть устроены идентично каким-то образом. До него еще кто-то об этом говорил. Потом об этом написал Франсуа Жакоб, лауреат Нобелевской премии по молекулярной генетике. Что генетический текст и поэтический, они должны как-то коррелироваться между собой. Наконец Валентин Вонуфатьевич Корона, он свердловский, года четыре назад умер, замечательный биофизик, он написал статью о... сейчас вспомню... Валентин Корона, "Идентичность стихотворного и генетического текста". Она в интернете есть, эта статья.

 

И уже Петухов, один из его сотоварищей, в 2000 году написал вот это: периодическая система генетического кода, в которой показывает как ячеистый квадрат вот этот из 64 триплетов кодонов, как он выстроен. То есть, поскольку он физик, Петухов, доктор физмат и доктор биологии... и лауреат госпремии 1988 года... Вот он этот квадрат прописал по взаимодействию протонных структур. Очень интересная работа, сейчас прямо настольная книга, его ксерокопируют... И вот я принес, я покажу фрагмент из этой книжки просто, где это прописано. Я почему на этом останавливаюсь, потому что иногда студентам молодым читаю, подходят, говорят, как его озарило все-таки? Так чтобы его озарило, 100 человек должно было об этом сказать. Так же как таблица Менделеева, что, во сне приснилась? Легенда, да? До Менделеева с этой таблицей возился Освальд Вилье и его чуть не изгнали из английской Академии, в 19-м веке, он очень рациональный такой, 19 век... И когда он сказал что там музыкальные принципы какие-то заложены, во взаимодействии элементов ему сказали "пошел вон", потому что нам мистики никакой не надо. Хотя в десятьсот каком-то году в начале века он получил Нобелевскую премию, по химии. А следующий, который открыл таблицу Менделеева, был Майер, но Майер открыл ее и испугался, потому что действительном мистикой попахивает, квадраты эти соотношения... Нет, этого не может быть. А Дмитрий Иванович не испугался и сказал: нет ребята, так оно и есть. То есть это все равно продукт как бы коллективного разума. Любое открытие серьезное — продукт коллективного разума. Потому что часто возникает ощущение, особенно у молодых людей, что вот приснилось, открыл... нет, это колоссальный труд, накопление, накопление, пока ты к чему-то в действительности не приходишь.

 

Так вот, ном, да? Власть у песни — это власть принципа организации мира. Вот если человек этим владеет, как Орфей, да? Он может приводить мир в какое-то новое состояние. В какой-то порядок. И смотрите, в свое время какие люди писали помните, "песня может созидать, песня может разрушать", порядок, безумие все... Так вот, Рита у индусов — это космический порядок и храмовое песнопение. Шир, вот это самое интересное слово, на иврите шир означает песня. Причем буква ша на иврите оно шар и сир одно и то же обозначение, помните мы читаем Суламифь, а в действительности Шуламифь, мы говорим Соломон, а он Шломон... И слово шир это песня, шар — поющий, и он же как и ном, как и рита, как в китае вэй это "песня", ван — "правитель", так вот шар это и поющий и владыка. И царь. И князь. Сир и шир — это одно слово. Как французы обращаются к королю? Как мы говорим про короля — тсар, царь. Певец. И слово лидермахер, которое переводится... это не английское слово, немецкое, лидер в английском не имеет этимологических корней... а в немецком лидер, лидермахер — делатель песен. Лид — песня. Во всех языках, обратите внимание, и когда ты понимаешь, что царь это тоже певец... И власть вот она — уладать, приводить в лад... То есть весь комплекс смыслов говорит совершенно об одном и том же.

 

Это поразительно, конечно. Это я к тому, чтоб мы, чтоб общество начинало понимать, с чем оно имеет дело. Песня может вести либо тудым либо сюдым. Да. И смотрите, как вот Платон в свое время писал, что самая высшая философия — это слышать, что нам говорит язык. Самая высокая философия — слушать язык. Об этом потом Хайдеггер писал. Многие философы языка об этом писали. Так вот, когда я наткнулся на такое замечательное слово, как верос... еирмос... на древнегреческом. В греческом языке это базовое слово, означает связь. Вы догадались, что это слово означает? Кто у нас все связывает? В греческой мифологии? Гермес. Вот он. Меня это все время поражало, почему с какой стати Гермес изобрел лиру, в то время как ее должен был изобрести Аполлон. По всем нашим пониманиям. Нет, там читаю, сям читаю — нет! Гермес изобретатель лиры, и он дает ее Аполлону за коров. Помните, мы про коров говорили? Мы еще поймем, что это за коровы. Он за гимны ему отдает лиру.

 

Дело в том что первым музыкантом, певцом и связующим мир был Гермес. Аполлон — это вообще не бог эллинского мира. Он фригийский бог. И по мере проникновения его в Грецию часть функций Гермеса начинает передаваться Аполлону. И поэтому он передает эту лиру Аполлону, хотя все функции сначала принадлежали Гермесу. И об этом говорит язык. А язык, это самое как мне одна дама сказала, лингвист, очень красивое определение... язык — это самый мощный исторический справочник. И то, что мы называем этимология, на греческом этимон — истина. Мы понимаем значения слов, а в действительности этимон означает истина. И сейчас мы поймем что Лира и Гермес это одно и то же слово просто. Так вот Гермес, гермос... что у нас в церкви поют? Ирмосы И иросы.. Слово иерей и иерос тоже оттуда, "священное"... И где поют иросы? Иросы поют на клиросе. Вот откуда это слово появляется. Вот она где лира-то. На клиросе поют иросы. То есть принцип образования греческих слов — это прибавление одной или там двух букв к корневым словам. Ир — это вообще общегреческий: огонь и связь. Пир помните что такое? Пиротехника. Пир — огонь, свет, так же как на иврите ор также как на египетском ра, ар... этот комплекс, мне его негде писать... Стену завешивать и писать этот квадрат. Ар — ра, Ор — ро. Так же как скажем, в русском языке мы говорим ракита, а в на всем славянском говорят аркота. То есть вот эта инверсия слов она постоянно присутствует во многих языках.

 

Так вот клир на клиросе поет иросы. Мир, это космос, порядок... красота, порядок. Но само имя миру, как живому существу... ирэна... русское Ирина это мир. Ирэна, мир у греков. И ирэна — это живое существо мира и... смотрите. Ирида, кто такая помните? Радуга, тоже, свет... и связующая землю и небо. Ирида, Ирина, это все деривации одного слова. Так вот если здесь получается из ироса лирос, то здесь из ирэны лирэна. Мир и лира это одно слово. То есть лира мира — речь идет об одном слове, и устройство миры, мира, лиры и Гермесе — это все... всесвязность. Еще раз напомню по поводу октавы... Как красиво из этимологии все сопрягается с тем что мы говорили совершенно по другим поводам. То есть мир число музыка во весь этот комплекс входит. Причем просто из самого языка выходит.

 

Слово ликос (лихос) — что у нас вместо хоров было? Вот сейчас мы говорим в церкви хор... почему мы говорим, ведь у нас греческое богослужение... Хор в церкви. До хора это слово называлось лик. Лик это цифра, число, соотношение — буквально на греческом. Ликоваться это соединяться, у монахов вот эти поцелуи — это ликоваться называется. Ликовник — принадлежащий сообществу. Лик — это собор. Ликоваться, это соединяться с божественным, ангельским... Приобретать образ. И даже в русском языке и старославянском обшивка — парус делают когда, его обшивают плотной такой материей, образ задают. Так вот обшивка этого паруса называется ликование. Ликовать — придавать облик, образ.

 

Икосы — это другой синоним песни. Икос и ликос, вы понимаете, что это одно слово. Так вот опять же, петь — обретать облик, лик, и... воспитываться. Аристотель говорил: певец — воспитатель образователь общества. А где это происходит? В каком месте? Ликей. Лицей, да. Лик, лицо, песня. И слово гимназия во всех словарях сегодняшних почему-то переводят как (и Черных, и Ферсман) почему-то "обнажённый" от гимнео. Но простите, гимнасиями назывались и философские школы. Он что там, тоже обнаженные были? Смешно, конечно. И весь фокус в том, что первые школы на земле — они все были храмовые. Жреческие школы, как в русском пространстве какие у нас школы были? ЦПШ, церковно-приходская... чего там учили в первую очередь? Псалмы Давида. Псалтырь была настольная книга. Гимназия происходит, естественно, не от какого-то там гимнео, а от гимна. То есть весь язык, вся история человечества говорит, что в основании цивилизаций, в основании человека лежит песня, сложно организованное существо, структура, мир устроен песней.

 

Смотрите: сегодняшняя нейробиология говорит следующее: песенный текст — линейный текст, это у нас зоны Вернике — Брока, а песенно-поэтический накрывает всю голову. Причем все невербальные зоны, что есть — вообще не понятно, как они работают. Никто этого не знает еще. И получается такая вещь, что мозг в поэтическом песенном режиме работает в функциях эвристических, он открывает какие-то вещи которые линейный текст не берет. Открывает, потому что это со-мирно. Мир так устроен, вот эта включенность через "поэзии магический кристалл"... Через эти каналы, через матрицированный текст... мы подключаемся к неким структурам, к континууму смысловому, мировому, через который происходят все эти открытия, которые по-другому не даются принципиально. И поэтому когда в Каббале написано... все пророки писали и пели, во время пения им открывались великие истины. И псалмы Давида.

 

И когда сама песня — само слово песня оно означает открытие, знание, понимание. Слово эйдо на греческом... вот когда я прочел петь и видеть на иврите одно слово.. Сейчас ребятам в Иерусалим попросил, чтобы они мне составили как это происходит... И отправил то что я накопал. А накопалось следующее. Вот это греческое эйдо — это очень фундаментальное слово в греческой философии. Это и "идея", да? Это и "видеть". Эйдо означает следующее: видеть, обозревать как целое, понимать и знать. Ойде это "знаю", эйде — это "идея", и это все вытекает из этого комплекса. Ну, я подробно не могу это все развернуть, это займет огромное количество места. Посмотрите в словарях, Черныха в первую очередь. Историко-этимологический словарь Черныха в двух томах.

 

Вот это ойде. Это — знания, вид, обозревать, задавать первоначала, первопринципы. Аэйдо — это петь, воспевать. И из этого слова вытекает какое слово у нас знаменитое? Аэд. Из этого аэйдо — аэд, это тот кто видит, провидит, знает, понимает. И передает, естественно, это знание, понимание. Абсолютно то же самое слово, вернее, те же понятия, передает индийское слово кави. А-вис, аовис, на санскрите, корневое слово которое превратилось в кави. Помните я говорил Кавья-Пуруша? Человек-поэт, который создал мир... Так это кави обозначается... тут есть русское слово явь. Яви, къяви, на санскрите. Проявлять реальность, проявлять ее смыслы, знания, весь комплекс. И самое ценное, что во всех этих словах есть — там такое понятие есть — приведение информационного массива (это я сегодняшним языком говорю, там другое — мира приведение) к единому обозримому целому. Понятие целого. То есть поэтический текст, это происходит, как сейчас в науке говорят, сжатие. Все информационное пространство сжимается вот в это "поэзия -магический кристалл" — и ты через него начинаешь видеть. И понимать. Видеть, понимать, знать. Вот весь этот комплект эйдо — аэйдо. Интересно, что кроме как поэзии и песней это сделать никаким образом невозможно. Потому что иначе этой структуры со-мирной как мы видели, таблицу Менделеева, генокод — это все поэтические тексты. И по-другому знать, понимать, видеть невозможно. Это то, что Фарроу говорил, великий математик — всякое непоэтическое раскрытие реальности является неполным и недостоверным. И когда Новалис говорит, что поэзия есть самая большая реальность — помните как Яншин, академик, говорил — поэзия самая интересная потому что она говорит обо всем — мы должны это воспринимать не как метафоры, но как данность. Просто данность.

 

Но путь к тому... как говорят человеку: читайте, читайте... Да пошли вы, читать. Не хочу. Не буду. И что ты ему скажешь. И не будет. Значит, есть инструмент, который в принудительном порядке заставляет поэзию проникать сюда. Хочешь ты, не хочешь ты — она в тебя проникает. Это песня. О чем говорят сегодняшние нейробиологи? Тернер и Поппель пишут: песня есть инструмент принудительного запуска формирования механизмов поэтических структур мозга. И взаимодействия нейросинаптических, выращивания нейросинаптических связей. Это принудительный запуск. Но мы принудительно также запускаем и "пуси-муси". А не только Окуджаву, Высоцкого, понимаете, Галича, Городницкого, Кима. "Пуси-муси" тоже принудительный запуск! И еще какой! И получаются после этого всего вырастают... либо ты вырастаешь человеком, либо ты вырастаешь пусей-мусей. А человек на русском языке, братцы, звучит потрясающе. Мне в школе в свое время объясняли: человек — это чело и век. Высокая такая благоглупость. Кстати, я не закончил насчет принудительного запуска. Мы все знаем слово Ватикан, да? А что такое Ватикан? Я наткнулся на это года три назад. Я был потрясен. Оказалось что слово Ватикан — государство названо в честь холма на котором оно стоит. А холм назван в честь главного бога римлян — после Вотана, создателя мира, потом к германцам уйдет, Вотан — бог-певец. А его главный, правая рука, его сын — Ватикан. Бог, поющий песнопения. Дословно ват, вати — певец. Кан — кантри это вот... канон... Кантор... Песня. То есть поющий песнопения, дословно. Вати — это на одном языке, песня, кан — на другом. А дословно в действительности, еще более дословно — вати кинор — кинор это инструмент, на котором играл царь Давид, который у нас в русском языке переводится как гусли. Библия переводится: Давид играл на гуслях. Но он играл на киноре. И кинор означает, помните ирмосы... вот этот ир... кинор это путь к свету. Ор на иврите это свет, нор — свеча, кинор — это путь к свету или к свече, понимаете, это такой образ уже. Путь к свету. Что самое интересное? Что лира, как мы знаем, имеет и другое название. Но лира — это из языка, а ее название как бы это сказать, метафорическое — арфа. Так вот арфа называется свет целого. На греческом. Ар — целое, фоэр — потом будет у немцев, да? Огонь. Пир, это один огонь, ор, это другой огонь. Так вот арфа — это свет целого, свет миру и то же самое что и кинор. Путь к свету. Так вот, Ватикан, это бог, поющий песнопения, ответственный за построение правильной речи у ребенка. И сегодняшняя нейробиология (принудительный запуск — римляне знали это вот в таком виде). И греки это знали в другом виде. Первые три музы у греков были не эти эллинские музы там Афина, Зевс там... Первые музы были всего три штуки. Это Аойда, муза песнопения, Мнемо, которая станет потом Мнемозиной, память, и Мелета — муза обучения. И вот греческий принцип, в мифологии отраженный: песня, память, обучение.

 

То есть это то что Аристотель потом начинает говорить, что певец есть воспитатель общества, он фактически транслирует этот ряд, Аойда — Мнемо — Мелета.

 

Я запутался немножко, это хорошо, будем быстрее завершать... Смотрите, что получается. Когда нейробиологи говорят, что чем больше поэтического текста, тем более легко решаются и математические задачи, помните, Декарт... Режим мысли принципиально в другом, мозг мысли принципиально в другом режиме. И вдруг я нахожу статью Топорова и Иванова, наших двух академиков. Которые говорят, что вначале в России Иван-дурак — это был не трикстируемый товарищ, который галушки в рот там... на печке катается... Это все было, но это был низовой фольклор. Совсем низовой. А в действительности Иван-дурак — это сакральная фигура русского народа, который певец-поэт, он связан со словом, и решает, казалось бы, принципиально не решаемые с точки зрения линейной логики задачи, поэтическим, нетривиальным путем. И поэтому он связан с Софией. Василиса Премудрая — это царица премудрости, народная София, как бы. Так же как есть Афродита небесная, Афродита земная, так вот есть царица небесная там, и царица премудрости. Земная. И когда Иван-Дурак хочет сам что-то сделать, у него что-то не то получается. Но когда он действует так, как ему велит Премудрость, София то бишь, Василиса Премудрая, у него получается то что надо, и как получается никто не знает. Как пишется поэзия — тоже никто не знает, что это такое — тоже ничего не известно.

 

Так вот. Интересно, что в 48 псалме Давида сказано буквально следующее: "Приложу ухо к притче, на гуслях задачи свои разрешу"[19]. То же самое в Ригведе говорится о том что поэт решает космологические загадки. Какая соотносимость, да? Одними и теми же почти словами. В руссом переводе, конечно, я же на санскрите и иврите не читаю. Но говорится практически об одном и том же. И как это вообще понимать?

 

Так вот в Писании сказано, это притчи Соломона, глава 18, стих 20-21 и 22. "Жизнь и смерть во власти языка. И любящие его вкушают от плодов его". Следующий стих: " И наполнишь чрево свое тем что будет исходить из уст твоих, произведением уст своих насыщается человек"[20]. Это поразительные слова! Потому что человек этих слов произнести не мог. Притчи Соломона писаны как бы оттуда, вот вы можете представить, чтобы человек взял и сел там... задумался и написал: "Жизнь и смерть во власти языка". Это вообще человеческий язык? Можете себе представить, что человек взял и вот это написал? Естественно, что человек не мог взять и написать такие слова. Это сказанные слова, продиктованные, естественно, слова.

 

И вдруг я нахожу... знаете, многие вещи находятся вдруг. Когда сидишь месяц, другой над каждым словом, лазаешь по этому словарю... Другую книгу... И вдруг ты нападаешь на что-то. Вдруг я натыкаюсь на это слово, против которого написано на русском — жива, жизнь. Слово выглядит вот таким вот образом. Видите? Вот это слово, как курица лапой написал... жихва. Приезжает ко мне моя подруга, из Израиля, она дочка моего товарища, она культуролог, 4 языка у нее... и очень интересуется тем, что я делаю. Смотрит на это: Невероятно, говорит, я так и думала! Даже представить не могла! Я ей: "жива", смотри, и жизнь и язык на санскрите. Она: а почему вы это читаете "жива"? Вообще-то это Яхве. Когда она мне это сказала, я чуть не подпрыгнул. Я сразу в другие справочники, словари... я-ха-ве-ха. И расшифровка: бог живой, Бог говорящий. Яхва на санскрите и жизнь и язык. Это феноменально просто, понимаете? Тут слова кончаются, тут надо смотреть и медитировать.

 

И самое интересное, что русская азбука говорит практически одно и то же. Аз-буки-веди[21]. Я-буквы-знаю, да? Глаголь-добро-есть... глагол и колокол одно и то же, колоколеть на сербском петь. На старочешском даже галгол — песня. Глагол, глаголом жги сердца людей... высокий стиль: песня, поэзия. И помните, Хайдеггер: мышление есть поэзия, да? Гдаголь-добро-есть и следующая строчка: живет-земля-иже-каки-люди-мыслят-наше. Он-покой... покой — в богословии это порядок, космо, божественный порядок — покой-рцы. Речет. Слово твердь. Так вот мы как человеки — помните, я начал и не закончил эту благоглупость? — человек — чело и век... Так вот на старославянском слово человек пишется вот так. Вот это с с гачиком читается на старославянском как ч и ц и с. Поляки, братья наши они цтокают, не что а цто... Сербы говорят сто. Вот это: словек. И отсюда словаки, словене, Чехословакия... Чем больше... Помните Хайдеггера: сущность человека вырастает из языка, мышление из поэзии... Так вот чем больше в нас языка, тем более мы словеки. И когда наши славянофилы пишут что мы русские народ многокровный даже многорасовый, но как нация мы вырастаем из слова и место нашей сборки это русская литература... Мы должны понимать, кто мы и что мы. И что в действительности нам русский язык показывает кто мы, и что мы. И вообще пути мира: жизнь и смерть во власти языка. И Яхве и Жихва, и кави, и аэ... все нам говорит о тех основаниях, на которых стоит и жизнь, и мир, и человек, и космос, и все. Все стоит естественно на слове, и устроено так слово, мы должны понимать, извините за физикализмы, но оно устроено вот так вот, полнота слова выглядит таким образом... В сегодняшнем прочтении, через 10 лет может кто-то фигуру эту напишет несколько иначе, и она будет более подробна.

 

Мы же пишем не для того чтобы сказать "это так". А чтобы представлять просто с чем мы имеем дело. Чтобы понимать как к этому миру относиться и к себе. Так вот словек если учитывать что... да! И самое интересное, когда Розанов в свое время написал, что поэзия вообще многих народов излагает христианские ценности, я потрясен, говорит, что — а Василий Васильевич был очень серьезным исследователем, к нему по-разному относятсмя, но я его считаю выдающимся русским философом, я его обожаю просто... — и когда он говорит, что все поэзии мира говорят о христианстве. Мандельштам говорит: поэзия изначально христианка. Иосиф Бродский: Ахматова одной своей интонацией... помните? В этом и состоит задача поэзии. Дальше пишет Иосиф Бродский. Христианизация мира. И Михаил Красиков, замечательный поэт харьковский такой есть, говорит: "Что такое поэзия? У поэзии всегда одна новость — Христос воскрес". Гениальная формула, конечно.

 

Я это говорю, вот мы сейчас увидим... Во всех древних церквах — а древняя церковь это катакомбная, первые церкви появились, по-моему в Армении, 31 год, официальное государство, и первые церкви стали строиться... как государственные, а до этого церковь была как бы в катакомбах... Так вот все фрески в катакомбах... в большинстве фресок... это я у отца Александра Меня прочитал, в его "Истории религии" — во всех этих фресках в катакомбных церквях символом Христа был Орфей. Вот посмотрите почему. Гор, помните — египетский бог солнца, сын солнца либо сам солнце, либо его воплощение, Гор — он же Ра, он же Хор. Хор — это место бога Хора — небо. Го — Хор — радиус — луч света. Ра — свет, так вот хорда, помните — прямая в окружности... орда латинское немецкое орднунг — прямой порядок. Мы кто, православные-то? Ортодоксальные. Прямые, правильные, то есть ортос — это правильный прямой. А в письме — орфография, орфо — это тоже правило, отсюда Орфей — это излагатель, транслятор правил, законов. Так вот, музы — они, собственно говоря, они не развлекают богов, а музы поют богам о законах мира. Их главная функция — петь о законах мира. Музы, дословно — знающие. Они-то знают эти законы мира... И как это соотносится: аэд, знающий и понимающий... Все законники — это певцы, сир, царь, владыка... Вот она властью песни над людьми могут даже змеи.. Вот все это откуда.

 

Так вот, русский ум, русский язык образован как язык переводчиков, в действительности. Язык переводчиков в том смысле, что его начали делать монахи, потом продолжили дворянство, и потом разночинцы уже... Так вот, жреческий язык — изначально он был сделан для перевода Библии. Язык богослужения, как пишет Городницкий Александр Моисеевич, "духовность российская — от духовенства". "Мы все из поповичей вышли когда-то, из полоцкой кельи отца Симеона"[22]. Мы говорили — Симеона Полоцкого. Так вот, язык переводчиков — он лабораторный язык, когда Мандельштам говорит, что "на русском языке звучит весь мир, но с русского перевести практически невозможно", он имеет в виду именно это. Русский язык в любую дырку влезет, оттуда вытащит смыслы, образы... Это язык такой текучий и подвижный, что на нем мыслить не поэтически практически невозможно. Даже наш сленговый язык — он очень образный, очень, я бы сказал, поэтический. Наезды все, эти слова — "торчу"... Это же образы в действительности. Это очень сильная образная система. Я не говорю, что это хорошо, я говорю, что это вполне поэтические образы.

 

Но весь ужас в том, что русская грамматика... Эта амебная вещь, эта текучесть русского языка, языка переводчиков, потому что он и должен быть текучим, потому что любой язык схватить и перевести на русский лучше чем у него. Потому что Шекспир на русском лучше, чем Шекспир на английском. И Гете на русском интереснее чем Гете на немецком. На русском все лучше! Когда Жуковский перевел "Ундину", "Лесного царя", Вольф рыдал на плече у Жуковского и кричал: "Вася, что ты сделал! Я теперь к немецкому отношусь как к подстрочнику, читать невозможно! " И вы понимаете, это катастрофа для всего мира, когда я читал Доктороу "Регтайм", знаменитую вещь, и фильм был поставлен... приехал друг-физик оттуда, по-русски он прилично говорил... Что вы Доктороу читаете, полное фуфло! На, почитай; он почитал на русском, и говорит: это ж не Доктороу!.. это Аксенов! Переводил-то Аксенов! А Винни-Пух? А Алиса? Она кое-что потеряла, Алиса, в некоторых моментах, но там феноменальные есть вещи. Потому что школа переводчика есть, потому что литературная социализация, как Панченко Александр Михайлович говорил, замечательный наш историк и академик. И когда мы говорим русское, русское, русское, мы имеем в виду высокий русский язык, который создан было поколениями переводчиков. Александр Сергеевич с 12 языков переводил, Бальмонт — с 15, Толстой с 9, в 70 лет начал учить иврит и Софья Андреевна ему говорит: Лева, ты что, с ума сошел? На что Лева отвечает: я хочу знать язык, на котором Господь говорил с человеком. Это отношение наших отцов, отцов-основателей словека, славянства, и мы должны понимать формулу Хомякова, Кириенского, основателей славянофильства: народ многокровный, многорасовый, но как нация — растем из слова. Если из слова не растем — скотины нерусские растут.

 

Вот в чем ужас-то. Выходишь на улицу — и думаешь — ты кто? Количество языка на лице написано в килограммах просто! Нету языка — лицо тоже это показывает немедленно! Вот он — лик. Лик на чем вырезается? И вот это русское начало, конечно, сумасшедшее, которое было сделано многими пассионарями, то есть славяне — пришлые на всех этих территориях. Это не славянские территории... и Москва — это угоро-финнская полоса... все пришлые, я не буду говорить о происхождении — скифско-иранское там, даже традиционных не буду говорить, не говоря уже о новейших, всех этих вещах, которые я слабо понимаю. Честно говоря, и меня это не очень даже волнует. Меня интересует настоящее и будущее. Там наука, а меня интересует как бы вот вектор. Его параметры.

 

Так вот, мы, имея эту сумасшедшую переводную литературу, мы можем отследить хотя бы кто пришел. Славяне пришлые, обосновались, потом что-то не заладилось... Врязи, давайте к нам ребята, порядку нету, пришли врязи — тоже стали русскими, потом пришли татаре, потом раздрай между ними, пришли татаре, всех построили. Потом больше трети русского дворянства — это татарские, что говорит. Вся русская литература — я был в шоке!" — это все татары. Все славянофилы из татар. У Хомякова мать татарка, Аксаков — это Аксаки, древний род Киреевских — это Киреевы, древнейший татарский род. И Розанов про Тургенева писал: "наш великий монгол". Достоевский, Рахманиновы, оба Булгаковы, булги... Достоевские — это Достоевы, они там княжили... у него уже обедневший род этого Достоева... Кого не копни — кто-нибудь из татарских родов был.

 

Потом — немецко-французская фаза развития великорусского государства, Пушкинское окружение — читал книжечку — Вольфы, Керны, Дали, Кюхельбекеры, Бенкендорфы, Дантесы... И сам Пушкин — у него 9 кровей, но очень выраженный на посмертной маске семитский такой... Прадед у него эфиопский иудей был. Петр его крестил и стал он Абрамом Петровичем... Кстати, он всех своих детей называл древнееврейскими именами. Абрам Петрович Ганнибал, он был вывезен 9 лет, хорошо помнил свои корни... Но из этих корней выросло русское воинство, и лик русской нации вырос из этого Абрахама, понимаете! Мы единственная нация, которая себя персонифицирует чисто с конкретным человеком. Александр Сергеевич — лик русской нации. Опять же не случайно: он задал новый язык, он создал новый язык, а мы как нация... На старославянском языке как нация? — языцы! Спрашивали: каких языцей будешь? Каких кровей будешь... — в корнеслове старославянском это все заложено. Мы ближе к миру, чем остальные народы мира. Когда Иван Петрович Павлов сказал...у него появилась статья в 1934 году, о патологии русского ума. И он пишет: мы, русские, в скобках пишет, русскоязычные, но он тогда не знал что это почти одно и то же, — это не одно и то же, потому что как правильно сказал академик Лотман и Михаил Александрович Панченко — "мы русская литературно-поэтическая цивилизация", а поэзия, у них примерно одно и то же написано — там и ритмика, и звукопись и неназываемое. Вот что очень важно. Что в поэзии есть вещи неназываемые. Это дух нации, который словами не может быть выражен, но поэтически выражается. Поэзия — это система умолчаний. И вот эта полнота, она есть только в поэзии. Поэтому русские — это не русскоязычные. Это поэтически, песенно образованные... И когда Пушкин говорит, что самым достоверным документом эпохи и нации является не театр, не литература, не поэзия, а песня — а Чаадаев ему отвечает "одна русская песня стоит стопок русских летописей". Наши гении, они это тоже понимали! Просто не анализировали, но на уровне понимания все присутствовало. И Александр Сергеевич, создав этот новый сумасшедший язык, просклоняв, проспрягав, влив это французские, немецкие, итальянские корни... А очень интересно он пишет о Батюшкове, который хотел объитальянить русский язык, и что делали другие... Работа кипела! Целая лаборатория была! Над русским языком трудились так, как ни над одним языком мира не трудились! И когда я говорю что русский ум — это самое продвинутое существо на свете, потому что он пользуется самым лабораторным и продвинутым языком, в который вложен огромное количество труда, это не пяткой в грудь... не знаешь ты высот этого языка — гуляй, Мойша! К русскому ты не имеешь отношения. Но если ты в этом во всем — все в порядке. И вот русские мозги они везде — и в Америке, и в Израиле, и тут и сям, все делают... Даже при Клинтоне были статьи, американские, что весь бум клинтоновского взрыва экономики был основан на русских эмигрантах. Русские мозги сыграли колоссальную роль в подъеме Америки того времени.

 

Поэтический ум — помните — "задачи свои на гуслях разрешу" — поэтически разрешу задачи. И известно что более 80% прироста национального валового дохода развитые страны получают именно от ноу-хау. От новых разработок. А мы 0,5 получаем сейчас.

 

Так вот, Павлов пишет о патологии русского ума, что мы не видим реальности, мы видим только слова. Извините, Павлов — лауреат Нобелевской премии, в школьных учебниках об этом не пишут, скотины нерусские... Следующий лауреат Нобелевской премии по физиологии — из русских через 2 года[23], Мечников. Тоже нету в школьных учебниках, что он лауреат Нобелевской премии. Тишина! Как будто так и должно быть. Я к чему? Павлов — очень дотошный исследователь. Он знал очень много языков, и исследовал восприятие разных народов мира, и написал в 34 году эту статью, что другое видят реальность, а мы видим только слова. И в качестве примера он приводил, что скажем визуальный пожар, тактильный ожог, и слово пожар на все реагируется по-разному у разных народов мира. Он колоссальную работу провел. У русского даже на тактильный, это разные функции в действительности, тактильность и визуальность... работала другая энцефалограмма. На слово пожар там был выброс такой вот... Реакция на слово у нас гораздо больше, чем у кого бы то ни было. Для нас слова — это большая реальность. А он говорит: это патология русского ума. А я утверждаю, что это не патология русского ума, а что это онтология! То есть наш ум восходит к онтологическим началам мира. Не к вещности, не к тактильному, почему говорят, вы такие умные, почему так плохо живете, так потому что русский человек к этому, то что можно потрогать руками — относится с большим скепсисом, нежели кто бы то ни было. Даже если нувориш наш нахапал... все равно может взять газетку, селедочку порубить: а поговорить? Если между он и она что-то произошло, но не поговорили, то ничего и не было... Главное в действительности вот что!

 

То есть вот это существование в онтологическом мире вот в этом, настоящем мире, мире слова, которое и творит мир, то есть творительная способность русского языка невероятная. Собственно говоря, слово вирши и вершить — оно и говорит, что без поэзии вершить, совершать, и совершенствовать невозможно. Вирши — это коренное понятие! Вернее, корневое слово — это понятие, смысл — именно поэтический. Вершить, совершать, это может только поэзия. Кстати, у греков то же самое. Поэо — делать, творить, совершать.

 

Поэт — творец. И принцип самоорганизации мира в науке современной называется автопоэзис. Над этим надо чуть-чуть медитировать... а вот последовательно прописать, тут трудность для меня, потому что надо скакать, все присутствует во всем, любой фрагмент присутствует во всем. И что с этим делать я пока сложно представляю. Последнее открытие у меня было вот это — Яхве. Это меня потрясло так, что я до сих пор не могу в себя прийти.

 

Так вот, речь о чем идет. Что — какая песня, такая нация, такая хора, лик, хора, это одно и то же слово. И что поем — туда идем во что превращаясь, то над нами и властвует. И если мы хотим вернуть миру его изначальное состояние в том смысле что в начале поставить слово, кроме русских это сделать некому, ребята. У остального мира поэзии уже нет. Поэтическая песня есть вообще только у нас. И мы понимаем, что такое словесность, и человек это словек. Я вот сказал "скотины нерусские" — это не ругательство, это констатация факта. Скотос — это темный, на греческом, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но привести к слову мы не можем, мы же не немчура какая-нибудь сказать "скотины нерусские, пошли вон". Наша задача-то приводить к слову! Это русская задача и никто с нас ее не снимал! И если мы этого не поймем, мы превратимся в не-словеков... Но у нас есть в действительности все, у нас есть высочайшая поэзия, у нас есть высочайшей пробы авторская песня, которая эту поэзию несет, и мы в принципе — пример миру. И если Достоевский в свое время сказал, это путь к языку, "когда у нас народ и интеллигенция заговорит на общем для них языке русской литературы, у нас потекут молочные реки". Он в действительности перефразировал Ригведу, там сказано "благородные песни делают народ достойным процветания". И Лукиан сказал во 2 веке новой эры, "Рим движется к катастрофе, певцы перестали воспитывать, а только развлекают".

 

Все уже сказано. Я ничего не придумал.

 

(время записи — 1:33:02)

________________________________________

Примечания

[1] Ср. практически аналогичный доклад-лекцию: А.Мирзаян, В начале была песня // Дикое поле №8, 2006

 

[2] Эта цитата из \"Письма о гуманизме\": "Мыслью осуществляется отношение бытия к человеческому существу. Мысль не создает и не разрабатывает это отношение. Она просто относит к бытию то, что дано ей самим бытием. Отношение это состоит в том, что мысль дает бытию слово. Язык есть дом бытия. В жилище языка обитает человек. Мыслители и поэты — хранители этого жилища" — Перевод В. В. Бибихина Источник: Мартин Хайдеггер "Бытие и время". Москва, издательство "Республика", 1993.

 

[3] О Зонах Брока, Вернике и др, также http://www.memorys.ru/page/57/1.html.

 

[4] F.Turner, E.Poppel: Metered poetry, the brain, and time. In: I. Rentschler, B. Herzberger, D. Epstein (Eds.): Beauty and the Brain. Biological Aspects of Aesthetics. Birkhauser Verlag, Basel (1988) взято отсюда. См. еще одну работу этих же авторов: The Neural Lyre: Poetic meter, the brain, and time.

 

[5] Серьезный портал "Мир Миарины Цветаевой" не приводит таких писем (письма по с/с в 7 тт, М, "Эллис Лак", 1995 г.).

 

[6] Неправда. По крайней мере, перед Белым был Маяковский.

 

[7] "...всякая встреча с Ахматовой была для меня довольно-таки замечательным переживанием. Когда физически ощущаешь, что имеешь дело с человеком лучшим, нежели ты. Гораздо лучшим. С человеком, который одной интонацией своей тебя преображает. И Ахматова уже одним только тоном голоса или поворотом головы превращала вас в хомо сапиенс. Ничего подобного со мной ни раньше, ни, думаю, впоследствии не происходило. Может быть, еще и потому, что я тогда молодой был. Стадии развития не повторяются. В разговорах с ней, просто в питье с ней чая или, скажем, водки, ты быстрее становился христианином — человеком в христианском смысле этого слова, — нежели читая соответствующие тексты или ходя в церковь". (С.Волков, Диалоги с Иосифом Бродским. М. 2006, с 414-415, или эл.версия)

 

[8] Об А.М.Пешковском.

 

[9] Например, вот.

 

[10] Речь идет о судебно-фоноскопической экспертизе. Не про сам аппарат, но про метод, или еще.

 

[11] Серия неточностей... См: Ригведа, X, 85. Там же словарь санскрита.

 

[12] А.Николаев. Замечательная \"ошибка\" академика А. Н. Колмогорова и перспективы точного стиховедения: музыкальная вероятность стиха.

 

[13] Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г.Синергетика и прогнозы будущего. Серия "Синергетика: от прошлого к будущему". Изд.3 2003. 288 с.

 

[14] См: Модель ритмического строения русской речи, приспособленная к изучению метрики русского классического стиха. Колмогоров А. Н., Прохоров А. В. — В кн.: Русское стихосложение. Традиции и проблемы развития. — М., 1985., О.Н.Гринбаум — Строка, строфа и стих как ритмическая система.

 

[15] Фамилия неразборчива

 

[16] http://www.koob.ru/greene/elegant_universe

 

[17] Неразборчиво

 

[18] Н.Матвеева, \"Песни Киплинга\"

 

[19] Пс. 48:5 "Приклоню ухо мое к притче; На гуслях открою загадку мою".

 

[20] Притч., 18:20-21 "От плода уст человека наполняется чрево его; произведением уст своих он насыщается. Смерть и жизнь — во власти языка и любящие его вкусят от плодов его".

 

[21] Похоже, речь идет о глаголице. См полный алфавит или сравнительную таблицу.

 

[22] А.Городницкий, \"Духовенство\"

 

[23] Через четыре. Павлов в 1904, Мечников в 1908.

 

elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2022