В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

19.09.2011
Материал относится к разделам:
  - Фестивали, конкурсы, слёты, концерты, проекты АП
  - Персоналии (интервью, статьи об авторах, исполнителях, адептах АП)

Персоналии:
  - Насыбуллин Юрий Камильевич ("Коктейль")
  - Сарсенбеков Максат Талгатович
  - Сошников Сергей
Авторы: 
Ножкина Вета

Источник:
Ножкина, В. Кладовая бардовских песен / В. Ножкина // Ветер странствий. - 2011. - № 3, май.
http://www.nozhkina.ru/-mainmenu-31/mainmenu-56/412-2011-12-14-14-58-59
 

Кладовая бардовских песен

Итоги сезона "Остров песни 2010-2011"

 

Речь пойдёт, как всегда, о песне, в которой важно рассказать о самом главном в жизни – о непреходящих ценностях, о поступках человека, которые бы его делали человечнее, о неподражательстве, о жизни вне политики, вне пошлости и вне преступлений. И так уж само собой получилось, что отпали при этой классификации эстрадные песни – потому что в них акценты на демонстрации – голоса, пафоса, аранжировки; отпали и рокерские (пусть даже шедевры) – потому что в них тоже демонстрация – давления звуком, ритмом; отпали и романсы и русский шансон – с демонстрацией чувственной любви, лелейности и манерности... Что же осталось? Осталась жизнь в пересказе будней, проблем, мирного разрешения конфликтов и поиске смысла.

Наполнение кувшина произошло. Необожжённая глина стала символом нейлоновых струн гитары, и теперь самое время подумать – как будет переливаться песенная жизнь из одного кувшина в другой, и не даст трещин, и как сможет настояться жидкость его и превратиться в благородный напиток.

Только заботливые руки смогут, не расплескав, не смешав несовместимого, объединить схожее и разрешить противоречивое. Значит, нужна единая кладовая, где и год создания напитка на учёте и вкусовые качества каждый год дегустируются, и пары/ рядом находящихся сосудов обогащают. Но одному хранителю кладовой не справиться, нужна команда единомышленников, поддерживающих единые температурные условия...

Такой командой стал "Остров песни" — одноименный с рубрикой нашего журнала проект. Он же является виртуальным отражением на сайте "Авторская песня в Казахстане" — www.akbard.kz, целью которого стало "собрать по крупицам всё, что касается бардовской песни в Казахстане — для роста молодых, здоровых, талантливых авторов и исполнителей".

За годы жизни на "Острове песни" прозвучали тысячи песен авторов не только Казахстана, но и России, Узбекистана, Кыргызстана, Израиля, Германии, США, Канады и других государств, откуда слетались на Остров "певчие птицы".

Первый сезон "Острова песни" был открыт в 2003 году. Как правило, сезоны начинаются по осени и заканчиваются весной, а лето остаётся для посещений фестивалей, продумывания программ и новых встреч.

Сезон 2010 – 2011 годов завершился в апреле. Его итогом стал выпуск девятнадцати альбомов с авторскими программами.

Девятнадцать дисков – девятнадцать авторов. У каждого – своё лицо, своё имя, свои песни. Кого-то хочется переслушивать, а какой-то диск я просто положу на полку. Почему? Потому что слушать хочется песенную поэзию, именно песенную, и именно поэзию. Но сколько "поэзии" должно присутствовать в песенной поэзии? Разговоров на эту тему с годами не убывает, но и разночтения и противоречия всё более усугубляют отношение к самой поэзии. В одной из своих литературных работ на тему размышлений и исследований поэзии поэт и литературовед Игорь Шкляревский пишет: — Вот уж чего у нас не хватает, так это стихов. Количество пишущих растёт на глазах...

Им приведенный стихотворный пример всего одним словом даёт ощутить тело поэзии:

 

Приходит с работы он поздно.

И долго смывает с лица

Грохочущий дым паровозный...

 

(Анатолий Кобзев)

 

"Только поэт может смыть с лица грохочущий дым. И не имеет значения, в рифму это или без рифмы, как у Габриэля Маркеса..." — делает заключение Шкляревский.

И у меня напрашиваются выводы: поэзия призвана не просто волновать, а изменять нас, показывая силу слова, сталкивая лоб в лоб мысли, гуляя сквозняком по спинам и нащупывая ощущения вкуса, но не давая сам вкус. Поэзия не терпит заимствований: если что-то уже ранее было, оно уже не может родиться второй раз. Поэзия не любит быть изреченной, искусственность обезличивает её и превращает в обыкновенную рифмовку. Для поэзии не обязательны точные рифмы, и уж тем более строгость в их отношении – поиск точных рифм уводит естество в сторону. Поэзия – это характер, упругость мысли, эстетическое наслаждение, бабочки, щекочащие душу, осознание невозвратности уходящего мгновения... Поэту следует избегать нежности, слащавости, душещипательности, позирования и изрекания. Поэт – тот, кто способен увидеть в шаркающих друг о друга куртках – зажжённую спичку взаимоотношений, кто в спичечном коробке разглядит сотню не зажженных костров, в капле воды – Вселенную, в травинке – её непримятость опавшей бедой...

"Остров песни" жаждет встречи с песнями-поэзами, с песнями, в которых виден богатый мир автора, озвучившего своё мироощущение, наградившего слушателя метаморфозой "прийти одним человеком, а уйти другим".

Авторы сезона готовились к своим программам в течение полугода и у каждого была возможность показать лучшее, рассказать себя, раскрыть, удивить слушателя и озадачить. Несмотря на то, что ты можешь знать человека давно, и по невнимательности своей не ожидать уже от него открытий, как вдруг, приоткрывается завеса, и ты видишь оголённость души, натянутость мысли.

Попробую рассказать о своих удивлениях, пока затронув только двух авторов, стараясь задеть и твоё удивление, дорогой читатель, чтобы ты искал встречи с тронувшими тебя — словом, чувством, человеком, поэтом, бардом.

 

СОШНИКОВ Сергей – Туристский романс.

 

Лирический герой песен Сергея Сошникова не утомляет своими заботами, ведь заботы его – не надуманные, они – его жизнь с удачами и промахами, болью и счастьем:

 

...Запах дороги – я на пороге больших перемен...

 

Он делится своим жизненным опытом, не назидая:

 

Кто не прощал, тот вряд ли нас поймёт...

 

Светлая печаль пронизывает его песни, ностальгируя по прошлому, рисуя в мечтах картины будущего:

Я в предчувствии новой разлуки,

Всё равно возвращаюсь к тебе...

 

В повороте судьбы угадаю желание встречи...

 

Преобладание в песнях картин туристских троп, природных сравнений говорит о том, что Сергей описывает знакомое ему – это и вид из окна сторожки, турбазы, это дорога на турбазу и лыжные тропы, это взгляд на горы бывалого человека. И всё это преподнесено с любовью и заботой – в романсовой, размеренной манере. Если и присутствует надрыв, то исключительно из-за переживаний за близкого человека.

Любимая в его песнях преподнесена, как "прелесть живая", как олицетворение не конкретного человека, а любимые сердцу места, в которых Сергею довелось оставить частицу себя.

Дорогу, оставшуюся за спиной он сравнивает с беззаботной юностью, с босоногой девчонкой из далёкой памяти, олицетворяющей танцем петляющие тропы на перевале. И вот уже песенная дорога превращается у Сергея в жизнь:

 

Подхватила меня, закружила,

Наше лето вернулось, ожило...

 

Поворот – вмиг закончилось лето,

На подъёме не держатся лужи,

Как мне бег беззаботный твой нужен,

Полный детской надежды и света.

 

Всё пересеклось в песнях Сергея Сошникова – детские мечты и реалии, жизнь, полная романтики и быт, сладость воспоминаний, и тёплое ожидание будущего.

 

САРСЕНБЕКОВ Максат – Когда вернусь – поговорим...

 

Максат Сарсенбеков более известен бардовскому сообществу, как организатор международного фестиваля "Астана". В третьи выходные июля 2011 года ожидается очередной 13-ый фестиваль. И уже есть предположение, что в гостевой состав войдёт известный автор, поэт – Юлий Ким.

Неугомонность Максата начала проявляться ещё в школе – комсомолец-активист, один из инициаторов создания школьного ансамбля. Уже одно то, что в 70-е было "стыдно" быть левшой (я по себе знаю), — а он, как будто противореча всем, всё делал наоборот, и даже гитару взял наоборот – уже выдало в нём незаурядность, которая и по сей день бурлит, свербит и вершит. Клуб авторской песни "Фламинго" был создан им и его друзьями в тот самый период, когда ещё не давали покоя целинные отголоски – а они, ищущие жизненной правды ребята, хотели петь другие песни, не те, что наполняли цензурный эфир, а тоже цензурный, но по отношению к нравственным поискам. Это был период удивления песнями Окуджавы, Визбора, и думалось, что они тоже так смогут, сумеют...

Максат Сарсенбеков – автор. За годы его творчества у Максата состоялось всего три авторских программы, и это несмотря на то, что десяткам именитых российских авторов он организовал концертные выступления. "Остров песни" горд тем, что третья программа организована нами.

Поскольку правым быть — преотвратно...

 

Мы рвёмся в дали – а всё по кругу...

 

Мы режем души о грани слова,

Пытаясь правду сказать друг другу...

 

Он поступательно входит в осознание своей мудрости:

Я сомнений не знал,

Значит, был я другим до сих пор...

 

"Три тысячи лет" он уже ищет свою Атлантиду, где есть частичка его любви к жизни и её достаточно, чтобы спасти этот мир от чёрствости. Он не идёт чужими путями, а торит свою дорогу. Вроде бы обыкновенная бытовая история рассказана в песне "Я не хотел", но недоумения и нелепости жизненных передряг вводят его в непонимание этой самой жизни и автор готов уступить дорогу рвущимся, терзающимся, взирая на это мудро и спокойно.

 

Только случай нас может свести,

Так давайте молиться на случай...

 

Пропащую судьбу Максат показывает в песне "Только случай...", но не ропщет на внешнюю "обделённость", принимая происходящее, как должное. Вином он пробует залить виноватость перед "грузной неряхой судьбой", извиняясь, что был слаб и "нужных слов не нашёл", а она "кружила его и вела за собой, и за этот вот бросила стол", где душа героя поёт, но молчит "громче всех за столом". И его обращение к друзьям с просьбой простить в разочаровании, и его боль за то, что даже "листва облетала с дерев", как будто по его вине, выдаёт в авторе тонкую ранимую душу человека, желающего предостеречь всех идущих следом в возможных разочарованиях.

И хотя автор в междусловии говорит о том, что его переживания – ничто иное, как желание "пробить на слезу гуманную часть человечества", он лукавит, наверняка осознавая, что ему есть что сказать. И как подтверждение этому песня "На мушке у судьбы", где автор признаётся, что "нам нечего делить", встречаясь в жизни "на полчаса", расставаясь "не простясь". "Алхимия стиха", "гитара поперёк" — пересекают судьбу пишущего человека, и если он к этому готов, он выйдет из этого состязания, но метаморфозно всё равно останется на мушке, на прицеле, в эпицентре, потому что его назначение – сгореть в огне своих же слов.

За каждый свой поступок и за то, что он живёт на этой земле, он просит прощения, потому что боится навредить ненароком, обидеть невзначай. Противоречия его слов – это те же метаморфозы, это та же истина, имеющая свою обратную связь с ложью, благородной ложью:

 

Простите мне, мы не синхронны – в этом дело,

Простите мне – я не умею быть другим,

Простите мне – вчера всю ночь не пелось.

Я не вернусь...Когда вернусь – поговорим.

 

Следующий сезон "Острова песни" предполагает открыться осенью 2011 года. В уже запланированных программах встречи с гостями из Павлодара – Михаилом и Зулейхой Сербиными, с автором из Астаны – Юрием Насыбуллиным, с юбиляром – Леонидом Терновым.

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2019