В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

21.01.2013
Материал относится к разделам:
  - Персоналии (интервью, статьи об авторах, исполнителях, адептах АП)

Персоналии:
  - Визбор Юрий Иосифович
  - Тихонова (Визбор) Нина Филимоновна
  - Якушева (Кусургашева) Ада Адамовна
Авторы: 
Окин Евгений

Источник:
Периодическое информационное издание FederalPost
http://fedpost.ru/lydi/15670-yetix-lyudej-ya-ne-proshhayu-neizvestnye-yepizody-iz-zhizni.html
 

Этих людей я не прощаю: неизвестные эпизоды из жизни барда Юрия Визбора


Его песню "Милая моя, солнышко лесное" и еще десяток других знают в этой стране все. Так же, как и его Бормана из "Семнадцати мгновений весны". О многих неизвестных эпизодах жизни Юрия Визбора впервые рассказала его вдова — Нина Тихонова-Визбор.

"Когда я только-только с ним познакомилась, мне говорили: ты с ума сошла, — вспоминает Нина Визбор. — Это такой... э-э-э... не могу это слово на букву "б" повторить... ловелас, мягко говоря. А потом оказалось, что он не то что не "ходок", а просто прямая противоположность. В нем жила вечная тоска по домашнему очагу

 

"Мне было 36 лет, а Визбору — 40. У каждого за плечами — серьезная жизнь. Я была замужем дважды, а Визбор — женат два с половиной раза. Последний его брак длился меньше года и сильного следа не оставил.Первый мой муж был народный артист балета, солист Большого театра Владимир Тихонов, — вспоминает она. — Помню, когда порог моего дома переступил Визбор. Я только что разошлась со вторым мужем. Визбор пришел на день рождения моей подруги, которая жила в соседнем доме, но по каким-то причинам она не могла праздновать у себя. Я, как хозяйка, встречала гостей. В том числе открыла Визбору. И сразу увидела, что это человек поразительного обаяния. Второго столь обаятельного человека я больше не встречала".

 

"Когда он зашел, внутри екнуло: какой интересный мужчина! Я жила на 9-м этаже на Кутузовском проспекте, и вид из окна был потрясающий — Москва как на ладони: Арбат, высотки. Все, кто ни приходил, говорили: "Нин, какой у тебя вид из окна". Вечером, когда зажглись огни, Визбор подошел к окну и тоже говорит: "Какой вид! Пожалуй, я из этого дома никуда не уйду". — "Время покажет", — отвечаю. Он был в тот момент в стадии развода. Чего я тоже не знала, обручальных колец он никогда не носил", говорит Нина Тихонова-Визбор.

 

"И вот он запел. Я никогда в жизни не слышала такого адресного исполнения. Обычно же выпьют и заряжают: "Что стоишь, качаясь, тонкая ряби-и-ина". А когда тебе шепотом, глядя в глаза, с таким чувством поет человек, и все при этом замирают, и песни такие, что с ума сойти... Я понимала, что понравилась ему: женщину не обманешь. А он — мне. Потом уже я заметила, что во всех компаниях он был лидером. И не потому, что шумный и громкий, а за счет своего ума и юмора".

 

"Уму непостижимо, как мы не пересеклись раньше. Мы потом сопоставили, и оказалось, что ходили в одни и те же дома. Был такой модный художник Виктор Щапов. Он один в Москве ездил на "Мерседесе", еще до Высоцкого. Небольшого росточка, но с потрясающей энергетикой. У него все жены были как минимум на четыре головы выше. Я к Вите ходила как к себе домой. А он был другом Визбора. Когда Юра разошелся с Адой Якушевой, он ночевал у Вити в ванне. То есть я уходила от Вити, а вечером приходил Юра со своих гулянок, спать в его ванне", — рассказывает вдова.

 

"Если мерить диванами, коврами, бриллиантами, Визбор был совершенно нищий человек. Он принес в мою однокомнатную квартиру печатную машинку, у которой западало несколько букв, рюкзак, летную куртку из кирзовой кожи и кейс. Это был весь его багаж. Мир вещей его не интересовал"

 

"У Юры была мечта жить в деревне. Я была городским человеком, а он не мог без природы. Не любил город, не любил Москву. Хотя и столько песен ей посвятил. Если взять город и любую деревню — с одним колодцем и туалетом в овраге, — он выберет эту деревню.

Летом мы не могли снять дачу — дорого. Зато в сентябре, когда все уезжали, мы искали дом обязательно в красивом месте. И чтобы недалеко от Москвы. И инфаркт у Юры случился здесь, на даче. И лежал он в троицкой больнице им. Семашко. Оттуда уже его отвезли в бакулевскую больницу", — рассказывает Нина Тихонова-Визбор.

 

"Я понимала, какие женщины по жизни у него были. Ада Якушева — пишет потрясающие песни. Женя Уралова — актриса. А кто такая Нина Тихонова? Песен не пишет, на сцене не играет, творчеством не занимается. Я вот к этому ревновала. Его интерес к женщинам лежит в определенном русле", — вспоминает Тихонова-Визбор.

 

"Я думала, что за ним нужен будет глаз да глаз. А получилось все наоборот. Он дико ревновал! Я должна была отчитываться".

 

"После смерти Юры мы стали очень близки с его мамой. В молодости это была статная, красивая женщина, с массой поклонников, украинка по фамилии Шевченко. За ней ухаживал Косыгин, даже делал ей предложение. Когда Юра ушел, Мария Григорьевна сильно растерялась: от нее скрывали болезнь", — вспоминает она.

 

"Cамые последние слова Юры были: "Этих людей я не прощаю". Меня это поразило ужасно, потому что было не свойственно ему совсем. Какая же обида сидела у него в глубине! Он не вспомнил о маме, детях, жене, а сказал эти слова. Я, как верующий человек, должна уметь прощать, но так и не научилась этому за всю свою жизнь", — рассказывает Нина Тихонова-Визбор в интервью МК.

 

"Он не читал молитв, не ходил в храм. Но когда за ним приехала реанимация и ребята подняли его на стуле и стали выносить, он на пороге попросил развернуть его к окну и вдруг положил та-а-акой широкий крест. Никогда раньше этого не видела. У каждого ведь приходит свой час, когда он обращается к Богу. Я поняла, что в ту секунду он попросил Бога о спасении".

 

"В апреле 84-го он уехал с Рюминым и другими космонавтами кататься в горы. И вернулся оттуда с каким-то желтым загаром. И все время говорил, что плохо себя чувствует. Повезли Юру на Пироговку 17 или 18 июня. Нам там ничего не сказали, поэтому мы уехали в радостном настроении: раз молчат, значит, все нормально, — вспоминает Тихонова-Визбор. — 20 июня в 10 утра за мной заехал Хаммер: надо было забрать из больницы заключение врачей. И вдруг завотделом томографии говорит: "Вашему мужу жить три месяца. И не мучайте его. Рак 4-й степени". А это же день рождения".

 

Главный редактор, генеральный директор: Евгений Окин

 

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2021