Текст выверен автором - Николаем Алексеевым Алексеев Николай

Биография (возможная)

                  Николай Алексеев

Я родился в станице кубанской,
Состоялся в цветущем краю,
И на горных дорогах кавказских
я имею седую родню.
С голодухи народец бесился,
поднимал ДнепроГЭС, целину,
И папаша мой попросту смылся,
где-то строил, оставив семью.

 Я рос, играя гильзами,
 с армянскими детишками.
 Дружил с евреем Ильзоном,
 за что был бит мальчишками.
 Чижей гонял с поляками.
 Любил соседку Олечку.
 Жмых воровал с казаками.
 А драл нас дед Антонович!
 Он немцем был по имени
 и розги давал знатные,
 да, жаль, не помню имени -
 мал был, дела понятные...

Письмецо в шестидесятом дождались,
Батя вспомнил про бедных сироток.
И в Сибирь очень быстро собрались,
Без отца мало нажито шмоток.
По железной, по долгой, кандальной,
десять суток в вагоне тряслись.
Мать моя была бабой скандальной,
ничего, в Красноярск добрались!
И сажей встретил ветреный,
фартовый город, северный,
Вокзал, ворами меченый,
на лавках блохи сеяны...
Мы с батей только свиделись,
а чемодан ушёл в толпе.
Я плакал, губы синелись,
да мать кричала о добре.
Отметили свинчаткою
мои резцы молочные.

 Я вспоминал украткою,
 про деда про Антоныча...
 Через сутки добрались до места,
 разместились в барак коммунальный.
 Здесь сестра моя, в общем, невеста,
 быстро снюхалась с северным хахалем.
 А меня синяками клеймила
 не признавшая сразу шпана.
 А в сарае " малина " кутила
 Шла на водку, на деньги игра...
 И началось: "пристеночки",
 да грабежи ларьковые,
 а "чика" не на семечки,
 играли, мы бедовые!
 Стянул из магазина я,
 бутылку " белой лодочки ".
 Рвало меня, сопливого
 шести годов, от водочки.
 Курить учился у "Паши",
 почти десятиклассника.
 Он первым сел, а мы пошли
 по тем же точно классикам!
 Поднималась страна. Появлялись
 телевизоры, магнитофоны.
 Рос полынью я, и намечались
 воровские мои перегоны.
 Зэки чай покупали за финки.
 Им две пачки под проволку нёс...
 А сменял я её на картинки,
 голых женщин, мечту своих грез.
 А батя, с мамой делали
 уют свой понемножечку,
 а я травой не сеяной,
 поигрываю ножичком.
 Дружил с соседкой Светкою,
 за теми же сараями,
 с картинками конкретно мы
 осваивали правила...

И тело отыскал мой нож.
Такая вот ирония.
Храни, маманя макинтош,
встречай меня, колония!
От сопливого до загрубевшего,
протоколы допросов - наследство!
От безусого, до поседевшего,
к тридцати, я всего насмотрелся.
И давали, как будто немного,
от отсидки, к отсидке - кути!
На повале застужены ноги,
После БАМА на правой - культи...
Все отметины - это Родина!
Держит Родина за юродивого,
на роду моём, а не вроде бы,
и кастетом бьёт, вроде допинга...
Срока мотал для дела я,
глянь - стройки поднимаются!
Не досчитался тела я,
а жизнь - опять дает пинка!
Хвачу чифирю - закучу
я с Маней, сколько стопчется.
Пока опять не залечу,
с конвоем строить общество.

1986

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта