Текст выверен автором - Олегом Ващаевым
(Текст предоставил: Олег Ващаев)
Ващаев Олег Послушать (исп. Олег Ващаев)

Триптих памяти белых офицеров

                  Олег Ващаев
1.
Из пустого в порожнее – новогодние хлопоты,
Пожеланья, напутствия, серпантин, конфетти.
До упаду шампанское, пропади оно пропадом.
Опускается занавес. Вот и всё, уходи.
Сколько можно придумывать оправдания памяти?
Сколько можно печалиться и глядеть в потолок?
Перекроено наскоро по декабрьской замети,
Что доселе не слыхано, что еще невдомёк.
Героиня прекрасная, расточительный он.
И как в воду глядело окруженье сторон.
В чудной зале неубрано, вино-водочный смрад,
И благие намеренья синим светом искрят.
Из пустого  в порожнее – прошлогодние хлопоты,
Мимолётные новости, станционный трактир.
Всё похоже на вымысел, на базарные опыты,
Как во флагманском корпусе не поделят мундир.
А Россия на паперти по декабрьской замети,
И ничтоже сумняшеся сброд хоронит её.
До свиданья, хозяюшка. Мы с тобой не прощаемся,
Мы ещё поквитаемся, что есть сил, за своё.
Я вернусь, обязательно. Слышишь? Мы  доживём.
Голодранцев безбожников – головой в окоём.
За ничтожество тоже придётся платить.
А пока, дорогая, пора уходить.
2.
Вдоль по Питерской красные всадники,
И не знаешь, куда попадёшь.
Три сверкающих новеньких сабельки,
Пропадай, голубок, ни за грош.
На шинельке моей лишь отличия,
Нет ни грязи, ни крови на ней.
Но и я оказался в наличии
У геройских нетрезвых парней.
Что ж  не дремлется вам этой ноченькой?
Что вы ездите взад и вперёд?
Да неужто нужно воочию
Убеждаться, что  враг не пройдёт?
Ах, какие вы, право, наивные!
Ну и что же с того, что я мёртв?
Ваши рожи и тени козлиные
Приберёт в своё царствие чёрт.
Он-то знает, насколько вы прокляты,
знает, что будет потом.
Как распутные и подколодные
Не насытятся огоньком.
Отольются вам слёзоньки, сторицей,
Нашей веры, нашей любви.
А пока что носитесь конницей
По полям беззащитной земли.
Пыль да угар, лучше не тронь.
Лют комиссар, плачет гармонь.
Хлеба кусок будет, авось.
Синий платок, дорогая,
Под ноги брось.
"Без запиночки, без изъяна,
Нету других забот.
Была бы страна багряна
Как семнадцатый год.
Уж Антанта такая-сякая,
Растудыть её мать и отца..."  
Гыр-гыр-гыр-гыр – братва боевая.
Кто по что и на все голоса.
И всегда, как кровавые праздники,
Их присутствие ближе и злей.
Как по Питерской красные всадники
Они дюже желают людей.
Ах, какие вы, право, наивные.
Ну и что из того, что кругом
Ваши рожи и тени козлиные.
Мы-то знаем, что будет потом.
3.
Неужели, живой? Неужели на что-то надеюсь?
А кругом -  ни души и ни звука шагов на пятьсот.
Перестреляны все: православные, иудеи...
Перепуталось всё, затянулся поход.
Я не помню себя в наступлении и отступлении.
Только штык под ребро, да ухмылку державшего штык.
Кто-то рявкнул "Ура!", кто-то кинулся прочь в исступлении,
Кто-то сжался в комок и с молитвой к землице приник.
С пулемётным огнём за тачанкой тачанка летела,
Погружались бойцы в полевой наркотический сон.
И звезда их горела, тальянка им пела,
Провожая на подвиг чумовой легион.
Неужели живой, неужели на что-то надеюсь?
Будь что будет, но нет,  умирать никогда не хотел.
Затянулся поход. Увидимся. Честь имею.
...А над бледной землёй отрываются души от тел.

Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта